За последние примерно полтора года в странах ЕС были убиты три журналиста. Во всех случаях они специализировались на расследовании налоговых преступлений, дел об отмывании денег и выводе их в офшоры.

Болгарка Виктория Маринова занималась расследованием хищений денег, направляемых некоторым странам ЕС из бюджета сообщества. «Ее убийство — предупреждение журналистам Болгарии, занимающей в списке безопасности «Репортеров без границ» 111 место из 180», — говорит ее коллега Асен Йорданов.

Соболезнования сквозь зубы

Дело, будь оно раскрыто, обещало стать бомбой, которая повышибала бы из властных структур изрядное количество фигур, казавшихся непотопляемыми. Причина их неуязвимости была проста — деньги. Причем такие, которые несложно зарабатывались и по ведомостям не проводились. Их получение не предусматривало такую глупость, как внесение в декларацию о доходах.

Теперь это ответственность Зеленского. В Черкассах скончался украинский журналист Вадим Комаров
Теперь это ответственность Зеленского. В Черкассах скончался украинский журналист Вадим Комаров
© Facebook, Вадим Комаров

Реакция Брюсселя и других столиц ЕС была моментальной и единодушной: осуждение, соболезнования, просьба провести тщательное расследование третьего убийства журналиста. случившегося менее чем за год на территории Союза. «Ужасное преступление, опять журналист становится жертвой в борьбе за правду и против коррупции», — сказал первый вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс.

Эта реакция оказалась настолько быстрой, что у некоторых экспертов, благоразумно пожелавших остаться неназванными, сложилось впечатление, что соболезнующие тексты написаны заранее. Но… Не пойман — не вор. Презумпция невиновности-с.

Репортеры некоторых европейских СМИ заметили, что «со стороны правительства Болгарии реакция была менее сочувственной, чем ожидалось: оборонительная позиция властей, предположение, что причина убийства лежит не в  профессиональной деятельности Мариновой, а в какой угодно другой сфере: бытовой, например, или личной жизни. Или вообще это случайность, плод чудовищного стечения обстоятельств. Слова, прозвучавшие из уст премьера Бойко Борисова, демонстрируют его недовольство: преступление привлекает слишком много внимания к денежным вопросам».

Испанский портал El Confidencial считает, что Брюсселю следует заняться вопросом установления фактического равенства между регионами ЕС: «Трагедия Мариновой еще раз подчеркнула не только проблемы свободы выражения мнений и местной прессы, но и ужасную разницу систем между центром и периферией ЕС. В случае Болгарии, которая, как Румыния, присоединилась к ЕС в 2007 году, ощущается недостаток реформ в ключевых секторах, таких как правосудие в первую очередь. Брюссель занят тушением слишком большого количества экономических и политических пожаров. И ему просто не до проявления внимания к явному нежеланию Бухареста и Софии подогнать свое законодательство под нормы остальной части Евросоюза по таким ключевым стандартам, как борьба с коррупцией. По этой причине недавние случаи убийств журналистов, связанные с расследованиями, которые могли бы запятнать членов правительства или бизнесменов в периферийных странах, придают дополнительный импульс дискуссиям о тревожном ухудшении некоторых демократических стандартов в ЕС».

Адвокат Гожый о Зеленском и его команде: Ребята заигрались и случайно стали президентами
Адвокат Гожый о Зеленском и его команде: Ребята заигрались и случайно стали президентами
© Facebook/Андрей Гожый

Поспешишь — журналистов не напугаешь

В уголовном деле по факту убийства словацкого журналиста Яна Куцияка прыти госорганы не проявили. Корреспондента, расследовавшего «связи организованной преступности с правительством страны», застрелили в его собственном доме в феврале 2018 года. Причем не одного, а с невестой. Только в сентябре власти объявили о задержании подозреваемых в совершении этого преступления. И то лишь после того, как прокатилась волна демонстраций с требованием огласить какие-то данные по процессу.

В результате в правительстве страны произошли некоторые перемены, но это, по мнению прессы, было сделано «с целью вывести кое-кого из-под удара и запутать ситуацию».

Неторопливость расследования весьма показательна — действующие журналисты уверены, что так им посылают совет не совать нос в подобные дела.

Бомба для «мадам-Викиликс»

Мальтийская журналистка Дафна Каруана Гализия стала известной в Европе после того, как занялась изучением пресловутых «панамских бумаг». Она была убита 16 октября 2017-го «традиционным способом мафии» — бомбой в автомобиле. На пластите организаторы экзекуции экономить не собирались: машину разнесло в клочья. Хозяйку транспортного средства тоже.

Главное издание Евросоюза Politico называло Каруану не иначе, как «мадам-Викиликс». Её тексты притягивали аудиторию бо́льшую, чем тираж всех мальтийских газет вместе взятых (за сентябрь 2017 года, утверждает Similarweb, на её сайте зафиксировано 346 тысяч посещений). Темы ее статей корректировали деятельность местных политиков и персон из бизнес-элиты.

Вышинский: Я ни минуты не сомневаюсь в политической мотивированности этого абсурдного обвинения
Вышинский: Я ни минуты не сомневаюсь в политической мотивированности этого абсурдного обвинения
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В одном из своих последних материалов расследований Дафна рассказала о «ближнем круге» знакомств Жозефа Муската, премьера Мальты. По словам журналистки, «Мускат и два его ближайших помощника участвуют в офшорных схемах отмывания денег, перекачиваемых правительством Азербайджана».

Вскоре после этого Каруана взбудоражила общество статьей о посещении дома терпимости вторым лицом лейбористской партии Мальты и его помощником. После этого неожиданно оказались заморожены ее банковские счета, но журналистку это не остановило. Незадолго до убийства она сообщила, что ей стали поступать угрозы.

Жозеф Мускат в заявлении после гибели репортера сказал, что «мисс Каруана Галиция выступала постоянно с жесткой критикой» в его адрес, но «никто и ничто не может оправдать этот варварский акт».

Прозвучало двусмысленно, но мальтийский лидер решил ничего не объяснять, дабы не привлекать внимание к неприятному событию.

Руководитель Национальной партии Мальты Адриан Делия, тоже неоднократно становившийся объектом расследований журналистки, сказал: «Сегодня случилось политическое убийство». Подчеркнув, что убийство связано именно с её профессиональной деятельностью.

Несмотря на «мафиозный стиль исполнения заказа», ни одна из террористических или криминальных группировок на себя ответственность за взрыв автомобиля Дафны Каруана Галиции не взяла. Это подводило общество к мысли, что кому-то именно в политических, а не криминальных кругах Дафна стояла поперек горла. Этот кто-то решил просто имитировать манеру мафии.

Мальта — государство маленькое, в ЕС служащее по большому счету для двух целей: а) хранения денег, с которых налоги платить не хочется; и б) показательной порки, «чтобы себя обелить и других напугать». Под давлением больших членов «Содружества 27» островная страна провела кой-какое расследование убийства Дафны, но доклад о проделанной работе выглядел настолько неубедительным, что Европейский центр свободы печати (ECPMF) вместе с 24 другими ассоциациями прессы потребовал продолжить расследование. Теперь уже ясно, что оно затянется до бесконечности.

Как использовать закон для незаконного давления

«Убийство — это, конечно, крайняя мера, «фол последней надежды» лиц, пытающихся остановить разглашение неприятных для высокопоставленных фигур тайн, — говорит испанский журналист Оскар Валеро. — До угроз жизни доходит не сразу. Иногда пытаются заткнуть рот репортеру деньгами, но это редко. То журналисты попадаются принципиальные, то молчание, исходя из суммы, которую придется заплатить, действительно оказывается золотом. Чаще власть имущие прибегают к такой форме, как «оказание давления на грани закона» или, проще говоря, туманным намекам на конкретные последствия. Иногда бывает достаточно человеку, близкому к правительству или даже работающему в нем, сделать один правильный звонок высокопоставленному полицейскому. Результаты этого могут запугать многих».

Руководители изданий — люди воспитанные, привыкшие носить отутюженные костюмы и галстуки без кофейных пятен. Попасть в таком виде в камеру временного содержания, где они томятся в ожидании решения судьи о мере пресечения, — дело неприятное. А провести там пару дней среди хулиганов и сбытчиков «дури»… Найти повод для задержания — не самая большая проблема, известно же, что «был бы человек хороший, а статья для него найдется».

Чтобы подобная мера была эффективной, задержание лучше провести в пятницу вечером, когда утомленные судьи уже отправились отгуливать выходные, а значит, вопрос о мере пресечения будет решаться не раньше утра понедельника. Понятно, что задержанного выпустят. Но… Задерживать на 48 часов (в некоторых странах — на 72) без предъявления обвинения и «для выяснения» разрешено законом. Какие претензии?

Вышинский: Я содержусь под стражей незаконно, все судебные решения абсурдны
Вышинский: Я содержусь под стражей незаконно, все судебные решения абсурдны
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

21 сентября греческая правоцентристская газета Fileleftheros («Либерал») опубликовала статью о том, как правительство страны «присвоило (возможно) часть средств, направленных Евросоюзом Греции для строительства лагерей для беженцев». Контракты на выгодные работы получили компании, «состоящие в друзьях» у министра национальной обороны, лидера партии «Независимые греки», входящей в правящую коалицию, Паноса Камменоса.

Главный «независимый грек» счел публикацию «нарушением закона о диффамации», после чего три видные фигуры газеты — главный редактор Танассис Мавридис, шеф-редактор Панайотис Лампсиас и корреспондент Катерина Галану — поздним вечером пятницы были доставлены в кутузку и провели выходные в обществе насильников, маньяков и карманников.

«Все правительства после падения диктатуры в Греции, будь то правые или левые, пытались оказать давление на прессу, но нынешнее, возглавляемое СИРИЗА, пошло дальше, чем остальные, потому что злоупотреблять  полномочиями всех властей — законодательной, судебной и исполнительной — стало теперь повседневной практикой», — констатировал Лампсиас.

После всего пережитого Лампсиас заявил, что «цель этого маневра состояла в запугивании прессы, используя букву закона», но пообещал, что его газета «будет продолжать публиковать правду».

Скандал с временным «закрытием» журналистов принес обратный результат, проявившись так называемым «эффектом Стрейзанд»: официальные органы уже взялись за расследование предполагаемой утечки средств. Хотя каким именно будет конец этого расследования, предугадать никто не возьмется: не исключено, что кто-то уже изучает повседневные маршруты греческих газетчиков и считает, сколько пластита потребуется «на самый надежный вид цензуры».

Справка. Эффект Стрейзанд (Streisand effect — англ.) — попытка изъять какую-то информацию из общего доступа, приводящая к еще большему ее распространению. Назван по имени известной певицы Барбары Стрейзанд, попытавшейся в 2003 году заставить фотографа Кеннета Адельмана удалить с сайта Pictopia.com снимок ее дома. До момента, когда стало известно о подаче Барбарой иска против Кеннета на $50 млн за «нарушение норм неприкосновенности личной жизни», фото ее дома было скачано с сайта лишь 6 раз, причем два из них сделали адвокаты певицы. Через месяц после подачи иска в суд просмотров этого изображения было зафиксировано 420 000.