Кроме того, потребовали пересмотреть приговоры по 228-й статье УК РФ в отношении журналистов, гражданских активистов и общественных деятелей.

В резолюции участники митинга также предложили Генпрокуратуре выработать регламент взаимоотношений силовых структур с журналистским сообществом, включая освещение массовых мероприятий, особенно несанкционированных акций.

Напомним, журналиста издания «Медуза» Ивана Голунова задержали 6 июня, известно об этом стало на следующий день. ГУВД Москвы сообщало, что при досмотре у журналиста нашли пакеты с наркотиком мефедроном. Правоохранители заявили, что в квартире Голунова также нашли наркотики. Было возбуждено уголовное дело, 8 июня суд избрал меру пресечения — домашний арест.

По словам самого журналиста, наркотики ему подбросили. Медиасообщество, усмотрев в этой истории явное давление на свободу слова и, забыв на время распри, единым фронтом выступило с протестами. Были организованы пикеты, ведущие деловые издания вышли с одинаковыми первыми полосами — «Я/Мы Голунов». Экспертиза следов наркотиков у Голунова не обнаружила. Ситуацию взяла под контроль московский омбудсмен Татьяна Потяева, Совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) попросил прокуратуру и ГУ МВД по Москве проверить законность и обоснованность действий полиции при задержании Голунова.

Украинские медиа перешли на военное положение
Украинские медиа перешли на военное положение
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Глава МВД России Владимир Колокольцев 11 июня сообщил, что дело против Голунова прекращено в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления, все обвинения сняты. Вечером во вторник журналист был освобожден из-под домашнего ареста. В четверг президент России Владимир Путин подписал указ об освобождении от должностей двух генералов МВД Андрея Пучкова и Юрия Девяткина, о чем ходатайствовал Колокольцев.

Голунов вёл себя достойно. Поблагодарил всех за поддержку и пообещал продолжить ту работу, которую делал — чтобы оправдать доверие. «Надеюсь, никто не окажется в такой ситуации, как я», — сказал журналист.

Благополучное завершение дела воодушевило журналистов и общественность. Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова назвала это хорошим знаком. Эта история, по её словам, показала, что «власть слушает и слышит гражданское общество». Несмотря на освобождение журналиста, прошли несанкционированный и санкционированный митинги, ведь дело не сводится только к этому конкретному случаю. Вполне вероятно, что в местах лишения свободы находится немало людей, попавших туда таким же образом, каким мог попасть и Голунов — если бы не вмешалось медиасообщество.

Впрочем, избирательность подобных вмешательств вызывает вопросы. За одних бьются, о других молчат — почему? Мало кто из тех, кто выразил резкий протест относительно задержания Голунова, вспоминали о главреде портала РИА Новости Украина Кирилле Вышинском, уже более года находящемся в украинском СИЗО. Да и во многих других случаях разделение на «наших» и «не наших» вполне очевидно. И всё же российское общество показало, что сплочёнными действиями можно добиться результата в безнадёжных, казалось бы, ситуациях.

Дело российского журналиста Голунова. Какие выводы сделают на Украине

На Украине такая сплочённость — в далёком прошлом. «Подобная журналистская солидарность в Украине почти не проявляется», — констатирует в видеоблоге  журналист издания «Страна» Олеся Медведева. Поддерживать друг друга, по её словам, могут лишь журналисты одного «политического поля».

Какая уж там солидарность? Теперь аресты и преследование коллег, если они из другого — «пророссийского» — лагеря, в «патриотических» медиа встречают с восторгом.

Вышинский: Я содержусь под стражей незаконно, все судебные решения абсурдны
Вышинский: Я содержусь под стражей незаконно, все судебные решения абсурдны
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Да и разборчивостью в средствах украинские акулы пера давно не отличаются. О чём говорить, если известный журналист Вахтанг Кипиани, в прошлом — борец за свободу слова и за всяческие другие свободы, теперь жалуется в своём блоге по поводу того, что «в Украине сотни тысяч людей в погонах, а патроны или пакетик с белым синтетическим веществом подбросить некому». Такой пакетик, по мнению журналиста, следовало бы подбросить политику Виктору Медведчуку, с воззрениями которого «борец за свободу» категорически не согласен. Хотя пожелание высказано как бы в шутку, смеяться что-то не хочется.

Дело российского журналиста Голунова. Какие выводы сделают на Украине

Главред одесского издания «Таймер» Юрий Ткачев в связи с этим написал у себя в Telegram, что в России самые разные люди вступились за журналиста «Медузы», когда возникло подозрение, что правоохранители могли подкинуть ему наркотики, а на Украине — «другая атмосфера, и вот очередной человек с хорошим лицом недоумевает: да ладно, ужель нельзя вот недругу подкинуть наркоту и решить таким образом вопрос?»

«Собственно, в этом разница между политическим украинством и нашей ватной идеологией. Просто мы действительно лучше, честнее и порядочнее их», — сделал вывод Ткачев.

Хотя точку в «деле Голунова» ставить рано. Журналиста «Медузы» отбили, но что с другими — практически безымянными — жертвами подброшенных пакетиков? Что с Вышинским и другими журналистами, преследуемыми на Украине за неправильную с точки зрения власти позицию? Не охладеет ли тут немедленно пыл либерального медиасообщества?