В субботу Саакашвили окончательно расставил точки над i, сообщив, что не собирается возглавлять список партии УДАР в ответ на предложение мэра Киева Виталия Кличко.

«Настоящим, классным украинским гражданам я хочу сказать — вы призываете нас принять участие в выборах, — говорит Саакашвили на видео, размещенном 8 июня в Facebook, позируя на фоне флага возглавляемого им «Руха новых сил» (сам пост назван «РНС идет на выборы!»). — Мы не раз говорили, что у нас есть организационные проблемы в регионах, с тем, чтобы собрать деньги на залог. Но одновременно, посмотрев на всех этих старых политиков, на все эти старые партии, посмотрев опять на эти договорняки, посмотрев опять на то, что многие из них независимо от моего личного отношения еще больше подмочили свою репутацию, чем у них было полтора года тому назад, когда меня захватывал и высылали, — мы пришли к выводу, что надо идти на выборы самостоятельно».

В принципе, нельзя сказать, чтобы Саакашвили так уж сильно проиграл, отказавшись от предложения Кличко. Самая свежая социология, в данном случае проведенный 29 мая — 3 июня Социологической группой «Рейтинг» опрос, дает УДАРу 0,1% от числа всех опрошенных, 0,2% от числа намеренных идти на выборы и 0,3% от числа тех, кто собирается голосовать и определился со своим выбором. Никаких шансов преодолеть 5% барьер у этой партии нет, отсюда и ее попытки объединиться то с «Батькивщиной», то с Саакашвили.

Михаил Саакашвили. Справка
Михаил Саакашвили. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Рух новых сил» в опросы «Рейтинга» не включается, последний раз партия Саакашвили попадала в проведенный 9 — 14 апреля опрос Киевского международного института социологии (КМИС), где фигурируют вообще все существующие партии, включая самые маргинальные. Этот опрос давал «Руху новых сил» 0,0% от числа всех опрошенных и 0,1% от числа тех, кто собирается голосовать и определился со своим выбором. Отмечу, что на момент, когда Саакашвили — единственный фронтмен и ньюсмейкер партии — еще находился в вынужденной эмиграции, а после его прибытия рейтинг партии неизбежно подрос.

Лучше уж реализовывать свой проект и получить небольшой результат, чем стараться ради интересов Кличко и его команды, несколько лет осваивавшей бюджеты Киева. К тому же, Саакашвили действительно не удовлетворился бы ни одним из существующих на Украине политических проектов — он слишком «тянет на себя одеяло», слишком амбициозен и неуживчив. Это недостатки, но в условиях политического противостояния они же оборачиваются и достоинствами, превращаясь в бескомпромиссность, в готовность идти на таран, увлекая за собой других, а именно наличия этих качеств и ждут у своих вождей рядовые участники протеста. Только бывшему президенту Грузии удалось после 2014 года более-менее повторить в 2017-ом году Майдан (так называемый МихоМайдан), создав единственную реальную уличную угрозу Петру Порошенко за все годы его правления. Но и МихоМайдан, который провалился не в последнюю очередь по вине самого Саакашвили и его партия «Рух новых сил» способны лишь поднять волну, но не могут создать реального мейнстрима, потому что и сам Саакашвили и его окружение слишком импульсивны и слишком сами инкорпорированы в украинский политический истеблишмент.

Такая же судьба ждет и другого непримиримого героя украинского политикума последних лет, рассорившейся со всеми — Надежды Савченко. Она также представляла реальную угрозу для Порошенко, обсуждая военный переворот (собственно, этого она и не отрицала на суде, лишь, в отличие от следователей, утверждая, что это были лишь разговоры, не дошедшие до реализации, а так-то идея была абсолютно акцентированной, ее поддержали бы многие украинцы), и также была выведена из игры — Саакашвили лишили гражданства и выслали из страны, Надежду отправили за решетку.

Саакашвили вернулся, Зеленский нарядился, Савченко дала волю руке. Украинская неделя в фотографиях
Саакашвили вернулся, Зеленский нарядился, Савченко дала волю руке. Украинская неделя в фотографиях
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Вернулись в политику они с поражением Порошенко (Савченко вышла на свободу 16 апреля, Саакашвили вернулся на Украину 29 мая) и рейтинги «Общественно-политической платформы Надежды Савченко» на момент выхода из СИЗО были аналогичны «Руху новых сил»: по тому же опросу КМИС, соответственно, 0,0% и 0,1%.

Вообще, социология КМИС удивительно точна даже тогда, когда речь идет о долях процента. Для партии Савченко она показала преобладание симпатий в Центре страны — соответственно, 0,1% и 0,3% (по всем прочим регионам круглые нули по всем категориям опрошенных). Это подтвердили и более поздние опросы других социологов.

В совместном опросе «Рейтинга», Центра «Социальный мониторинг» и Украинского института социальных исследований им. А. Яременко, проведенного 30 апреля — 10 мая, за «Общественно-политическую платформу Надежды Савченко» были готовы проголосовать 0,4% от числа всех опрошенных, при этом 0,0% в Донбассе, 0,1% на Западе страны, по 0,5% на Юге и Востоке, 0,6% в Центре и отдельно 0,9% в Киеве.

У партии Саакашвили тот же опрос КМИС показывает преобладание симпатий на Западе страны — соответственно, 0,2% и 0,4% (по всем прочим регионам круглые нули по всем категориям опрошенных). Сейчас эти цифры уже подросли, но пропорции остались те же.

«Не Саакашвили» — Золотарев о том, кто на самом деле создал «грузинское чудо»
«Не Саакашвили» — Золотарев о том, кто на самом деле создал «грузинское чудо»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Действительно, за Савченко не будут голосовать ни в Донбассе (для жителей которого она по-прежнему «проклятая майдановка и АТОшница»), ни на Западе (где она уже стала «той, которая сговорилась с сепарами»), при этом у нее максимум, относительно Запала и Востока, поддержки в Центре, так как она прежде всего медийная фигура и популярна среди протестного электората, не зажатого в рамки жесткого выбора «Запад — Восток», «майдановцы — антимайдановцы».

А вот партия Саакашвили — прозападная либеральная реформистская, действующая в одном электоральном поле с «Самопомощью» 2014 года и «Голосом» Вакарчука 2019 года.

При этом, поскольку партия Савченко чаще попадает в опросы, заметно, что ее рейтинги растут. По данным «Социального мониторинга» и Украинского института социальных исследований им. А. Яременко, опрос 30 апреля — 10 мая давал «Общественно-политическую платформу Надежды Савченко» 0,4% от числа всех опрошенных и 0,5% от числа тех, кто собирается голосовать и определился со своим выбором; 15 — 19 мая — соответственно, 0,7% и 0,9%; 20 — 23 мая — 0,9% и 1,2%; 15 — 31 мая — 1,0% и 1,2%.

Да, рост есть, но это возвратный откат — накануне заключения Савченко имела поддержку примерно 2% избирателей. На этой отметке ее рост, скорее всего, и остановится. Вряд ли поднимется выше аналогичной отметки и «Рух новых сил».

И тут возникает интересный вопрос, почему основные и, если так можно выразиться, видные противники режима Порошенко имеют столь незначительную поддержку у электората.

Думается, основных причин три.

1. Являясь противниками Порошенко, эти политики по своим собственным причинам зарекомендовали себя среди избирателей, как «шуты гороховые», то есть люди, которые своими действиями не создавали реальной оппозиции Порошенко, а скорее забавляли публику. Саакашвили бегал по крышам от пытавшихся его арестовать СБУшников, а Савченко шокировала народ своими нарядами, хождением в Раде босиком и громкими неприязненными заявлениями в адрес народных депутатов.

2. И Саакашвили и Савченко ничего не предлагали и не предлагают избирателям, кроме трэша в адрес Порошенко. У них нет или, во всяком случае, они не представили позитивную программу действий. Они — критики, а не созидатели. Более того грузинская команда Саакашвили в основном зарекомендовала себя крайне негативно. Естественно, что этим недостатком партий и политиков в лице Саакашвили и Савченко воспользовались порохоботы и в своих публикациях еще более усилили этот недостаток.

3. Главное же в том, что антипорошенковская ниша в сознании электората пока прочно занята Зеленским и его виртуальной партией «Слуга народа», именно они собрали наиболее впечатляющий результат от негатива, накопившегося в общественном сознании Украины в отношении предыдущего режима.

Такова ниша независимых радикальных проектов, от Саакашвили до Савченко. Но они никуда не исчезают, пока активны их лидеры.