Разумеется, полная оценка деятельности Петра Порошенко на посту президента — дело истории. Однако некоторые основные выводы можно сделать и сейчас. И они не только отрицательные.

Европа

Петр Порошенко обещал народу дорогу в Европу. И он действительно сделал на этом пути решающий шаг — подписал соглашение об ассоциации с ЕС. Более того, позже последовало и получение, пусть и ограниченного, но безвиза.

Это был, безусловно, успех Петра Порошенко, тем более на фоне сомнений в том, что соглашение об ассоциации заработает, а безвиз в принципе может быть получен.

На этом, правда, успехи закончились.

Сама по себе стратегия давать Западу всё в расчёте на выигрыш оказалась провальной — Запад предпочитает выигрывать сам. Попытка торговаться за более выгодные для Украины условия сотрудничества с ЕС задним числом вызвало вежливое, но твёрдое недоумение в Европе.

Вариант вхождения в ЕС и НАТО «тихой сапой», путём подписания всех частных соглашений, выглядит как несмешная шутка — суть членства в ЕС и НАТО состоит в наличии взаимных обязательств. Принятие же на себя обязательств предполагает сделку — что мы получим, взяв на себя те или иные обязательства? Если Украина даёт все сама, то никаких взаимных обязательств быть не может.

Александр Рар: В ЕС от Украины устали, а от заявлений Коломойского в шоке
Александр Рар: В ЕС от Украины устали, а от заявлений Коломойского в шоке
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк

Убедившись, что избранный Майданом путь безоглядной евроинтеграции ведёт в тупик, Порошенко переключился с программы подключения к Европе на программу отключения от России. Причём, поскольку Россия является безальтернативным источником критического импорта (энергоносителей прежде всего), «отключаться» в реальном пространстве не получится.

В результате пришлось заниматься «отключением» в пространстве информационном и культурном.

Кстати, получение томоса (пусть даже и «неправильного») — тоже огромный успех Порошенко, во многом неожиданный для его оппонентов. Другое дело, что успех этот совершенно бесплоден.

Более того, вся стратегия «окончательного прощай» России вызвала отторжение у украинского общества и способствовала поражению Порошенко на выборах.

Экономика

Порошенко выдвигается множество претензий относительно ухудшения экономической ситуации в стране. Однако претензии эти не слишком обоснованные.

Во-первых, падение производства в значительной степени было связано с началом боевых действий на Донбассе и сокращения торгово-экономического сотрудничества с Россией. И то, и другое Порошенко получил в наследство от «хунты».

Мог ли он выправить эту ситуацию? Мог, наверное. И даже пытался противодействовать, выступая, например, против блокады Донбасса (сейчас он её поддерживает, как бы намекая, что его заявления о недопустимости блокады были обыкновенным враньём).

Во-вторых, Порошенко начал сразу множество реформ, которые требуют бюджетного финансирования и вызывают ухудшение на определённом этапе своей реализации.

Соответственно ситуация в стране действительно ухудшилась, и ещё странно, что ухудшилась в столь незначительной степени. Эффект Чернобыля — прежде чем заглушить реактор, стержни защиты вызывают его разгон…

Представитель Зеленского рассказал, какие законы требует принять МВФ
Представитель Зеленского рассказал, какие законы требует принять МВФ
© Facebook, Андрей Герус

В-третьих, Порошенко проводил реформы, рекомендованные МВФ.

Никаких других сейчас в мире просто не существует — когда кризисные явления начинаются в США, там тоже сокращаются социальные и прочие государственные расходы. В точности, как это рекомендует МВФ. Более того, в плане проведения «эффективных реформ» Украина в кои-то веки опередила Россию — если раньше Украина копировала российские решения с лагом в несколько лет, то сейчас пенсионная реформа на Украине состоялась раньше, чем в России.

Война

Мог ли Порошенко закончить войну? Мог. И постарался закончить как можно скорее.

Когда он стал президентом, война уже шла. Как закончить уже идущую войну? Самая очевидная мысль человека, воспитанного на советской традиции, — война оканчивается тогда, когда одна сторона побеждает, а другая подписывает акт о безоговорочной капитуляции. Так закончилась Гражданская война, так закончилась и Великая Отечественная.

Тем более что Порошенко — человек образованный и в общем догадывается, что никакое ополчение не победит даже слабую регулярную армию.

Потом был Минск.

Относительно Минских соглашений есть разные точки зрения. Одни эксперты считают, что соглашения выгодны России и Донбассу, другие — что Украине, третьи — всем сторонам. Но если эксперты не могут договориться, то в обществе ситуация ещё сложнее.

По последним данным группы «Рейтинг», например, 38% опрошенных выступают за замораживание конфликта; 22% — за предоставление автономии; 18% — за войну до победного конца; 5% — за отделение Донбасса. Как видно, считаться с мнением Донбасса предполагают менее трети избирателей.

В общем, буквальное выполнение Минских соглашений (предполагающих прямые переговоры с представителями Донбасса, которыми де-факто являются руководители ЛДНР) не имеет общественной поддержки.

Следует так же отметить, что есть минимум два фактора, которые очень существенно влияют на позицию украинской власти в этом вопросе.

План Бойко «Минск-3». Неизбежность нереализуемого
План Бойко «Минск-3». Неизбежность нереализуемого
© Facebook, Юрий Бойко

Во-первых, это националистическое меньшинство. Те самые 18%. Их, конечно, немного, но они агрессивны, организованы и часто вооружены.

Порошенко сделал очень многое для того, чтобы ослабить националистов и поставить их под контроль силовиков. Но, поскольку националисты выгодны (в том числе самому Порошенко), попытка прекратить войну по-прежнему может встретить организованный вооружённый отпор.

Во-вторых, мира не хотел Вашингтон. Он отрыто и цинично использовал Украину для давления на Россию. Задача США — добиться полной капитуляции России, и передача Украине Донбасса и Крыма — тут только частная задача.

Сейчас, впрочем, ситуация меняется. Принудить Россию к капитуляции не удалось, а Трамп надеется с ней договориться. Именно потому встреча Трампа с Зеленским запланирована на время после встречи Трампа с Путиным. Украинского президента просто поставят в известность относительно принятых решений…

Децентрализация

Эта реформа — самая интересная.

Вообще децентрализация и введение нового уровня самоуправления — общин — предполагалась ещё в рамках конституционной реформы. Попытка прощупать ситуацию закончилась тем, что профильный вице-премьер Роман Бессмертный был со скандалом изгнан из родного райцентра на Киевщине.

На уровне интеллектуальных спекуляций оставался и федерализация — ее не пользовают ни региональные элиты, ни население. Причём по причинам примерно одинаковым — разные группы на уровне регионов желали сохранить за собой возможность апеллировать к Киеву в борьбе против других групп (в 2014 году это привело к подавлению Русской весны всюду, где в регионе было более одной элитной группы). Точно так же и население регионов хотело сохранить за собой право обращаться в Киев за защитой от произвола местных и региональных властей.

Во второй половине 2014 года инициатором фактической федерализации неожиданно оказался Игорь Коломойский, возжелавший получить контроль над наиболее экономически интересными регионами Украины. Из этого ничего не получилось.

Анатомия «партии мэров». Состав, идеология, перспективы
Анатомия «партии мэров». Состав, идеология, перспективы
© Facebook, Марат Королев | Перейти в фотобанк

Но потом удивительным образом реформированием этой сферы занялся сам противник федерализации Порошенко, встречая сопротивление региональных элит и непонимание населения.

Сейчас мы видим плоды его деятельности, которые стали во многом понятны по итогам съезда «партии мэров». Общий итог такой: региональные элиты поняли, что децентрализация — это не больно, и что договориться на региональном уровне дешевле, чем получить помощь от Киева. Примерно так же начало рассуждать и население.

К каким последствиям это приведёт, пока непонятно. Но совершенно очевидно, что вопрос федерализации вышел за пределы чисто спекулятивные и становится на повестку дня.

А всё почему? Потому что Пётр Порошенко боролся при помощи децентрализации с призраком федерализации…

Резюме

Петра Порошенко в современной Украине не любят, и совершенно заслуженно. Уж очень много за ним всяких разных грехов.

Тем не менее, следует признать, что многое ему было навязано Западом, многое — общественным мнением. А результат многих реформ (той же самой децентрализации) неожиданно оказался едва ли не обратным от намеченного.

Те изменения, которые сейчас собирается проводить Владимир Зеленский, во много обусловлены предыдущей политикой Порошенко. Да и сам приход к власти нового президента стал возможен только потому, что Порошенко фактически отказался от борьбы неправовыми методами за свой пост (правда, его заслуга тут минимальна — мирной передачи власти потребовали США).