Подозреваемыми в стрельбе назвали полицейских, которые во внеслужебное время стреляли по банкам, — работника группы реагирования патрульной полиции Владимира Петровца и инспектора водной полиции сектора превенции Ивана Приходько. Их арестовали на два месяца без права внесения залога.

Следователи заявляют, что мужчины были пьяными, развлекались в нетрезвом состоянии и случайно попали в ребенка. Однако экспертиза на алкоголь не была проведена в срок, а через три дня уже сами подозреваемые отказались сдавать алкотест.

Орудие убийства исчезло, нашли только гильзы с пороховым зарядом. Вроде бы мужчины пристреливали ружье, в прессе ходили и неподтвержденные слухи о выстреле из мелкокалиберной винтовки. Также проверяется версия о том, что непоправимое мог совершить 14-летний сын Петровца.

Нарочно тянули время

Начальник полиции Сергей Князев, министр МВД Арсен Аваков и президент страны Владимир Зеленский принесли семье убитого соболезнования. Глава полиции Переяслава уволен. Однако этот случай еще раз доказывает нежелание государства проводить реальную реформу силовых ведомств. Так утверждает заслуженный юрист Украины, замначальника ГСУ МВД в 2016 году Григорий Мамка.

«Подозрение выдвинуто двум полицейским, но в теле ребенка обнаружена одна пуля. Как можно привлечь к ответственности двух лиц за одно действие, мне как специалисту непонятно», — возмущается юрист.

Он также задается вопросом, почему только через два дня к делу подключилось Государственное бюро расследований (ГБР). Почему сотрудники полиции, зная, что подозрения в совершении данного преступления могут быть выдвинуты их коллегам, затянули время, внося ведомости в ЕРДР. Также непонятно, почему правоохранители ждали два дня, вместо того чтобы устанавливать факты: собрать показания свидетелей, изъять гаджеты и видео с камер видеонаблюдения, провести дополнительный осмотр места трагедии.

Мамка напомнил, что сначала Нацполиция квалифицировала происшествие по ст. 121 УК (умышленное причинение тяжких телесных повреждений), затем переквалифицировала на ст. 128 УК (нанесение тяжких телесных по неосторожности). Потом ГБР к ст. 128 добавило ст. 294 (массовое хулиганство). «Но собственный двор не является общественным местом. В связи с чем и для чего возникла такая квалификация? Нам необходимо действовать в рамках закона или мы просто слышим общественное мнение и действуем в его интересах? Так правоохранительный орган работать не может!» — возмущается правозащитник.

Сделать оргвыводы

Нонсенсом, по его мнению, стала переквалификация Генпрокуратурой преступных действий полицейских на ст.115 ч.2 УК — умышленное убийство. Прокурор говорит, что импровизированный тир полицейские устроили в жилзастройке и точно знали о том, что в этом месте будут ходить люди.

Мамка считает, что для внесения в ЕРДР статьи по определенной квалификации должны быть существенные доказательства, которые в контексте трагедии в Переяславе-Хмельницком должны быть озвучены народу. Их нет. А чехарда со сменой статей только путает людей и показывает некомпетентность органов.

Григорий Мамка считает, что дело должно расследоваться ГБР с регулярным оповещением населения о продвижении разбирательства. А Нацполиция тем временем обязана провести служебное дознание и принять два решения: указать на тех, кто что-то нарушил и где-то недоработал, если такие кадры работают в полиции, и сделать оргвыводы вплоть до увольнения провинившихся; обновить в связи с гибелью ребенка внутренние инструкции и довести их до личного состава.

«Увольнение руководителя областной полиции, на мой взгляд, преждевременно. Думаю, сперва его надо было отстранить от должности на время проведения расследования, начать служебное разбирательство и обозначить роль каждого руководителя, ответственного за деятельность арестованных сотрудников полиции», — подытожил бывший следователь.

Продолжают покрывать и искажать

Версия об убийстве мальчика 14-летним подростком не выдерживает критики и является аморальной. Подозреваемые и их защита просто пытаются переложить ответственность на подростка, который на свою беду находился рядом. В этом уверен эксперт по вопросам безопасности Сергей Шабовта. Он говорит, что, апеллируя к возрасту ребенка, всегда можно снизить градус восприятия ситуации.

«О какой моральной позиции преступников из полиции можно говорить, если они напрочь отказались от сотрудничества со следствием? Абсолютно очевидно, что орудие преступления намеренно скрыто. Очевидно, что из-за этого начинается перебрасывание вины на 14-летнего ребенка. Это попытка увести (расследование — Ред.) в сторону от людей в форме», — пояснил аналитик.

Он добавил, что тем самым защитники правопорядка и правоохранительная система показывают свою неспособность честно, оперативно и квалифицированно дать жесткую оценку этой ситуации. Силовики продолжают покрывать и искажать преступления, совершенные их коллегами.

Невероятные инициаторы

После того как весть об убийстве Кирилла разошлась по Украине, националисты «Нацкорпуса» и С14 устроили шумные силовые акции протеста возле зданий МВД в Киеве и НПУ в Переяславе. «Нацкорпус» был в меньшинстве, в основном акции проводились активистами С14, «Свободы» и молодежного силового крыла ЫО "Свободы" «Сокол». Они рьяно требовали отставки министра Авакова (есть петиция за его отставку, которую массово поддержали). Но тот не поддался давлению и заявил, что не уйдет с должности.

«Инициатор (протестов. — Ред.) — просто невероятно — С14 — по сути фашистская организация, известная своим сотрудничеством с СБУ, многократными случаями насилия, в том числе над ромами (цыганами. — Ред.), и другими антисоциальными поступками. А нам показываются чистые, как слеза, активисты, которые ратуют за чистку правоохранительной системы и ее способность отвечать за свое негодяйство», — заметил Шабовта, который таким образом подчеркивает, что на трагедии пытаются «грязно пиариться далеко не самые моральные силы».

Конфликт на Донбассе заграждает внутренние проблемы

Почему-то многие преступления правоохранители совершают на отдыхе или в отпуске, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Сергей Шабовта отмечает, что на фоне провальной реформы МВД и роста преступности (в том числе детской и подростковой) самого министра Авакова критике не подвергают. Неудачная деятельность ведомства не обсуждалась ни СНБО, ни военным кабинетом, ни Администрацией президента.

«Увлеченные военным конфликтом на Востоке Украины, все слои наших правителей закрыли глаза на то, что происходит внутри страны, на сложнейшие процессы, которые несут страшные перспективы — радикализацию общества», — констатировал эксперт.

Руководитель аналитического центра «Третий сектор» Андрей Золотарев верит, что ответственность за провал реформы правоохранительных органов понесут в первую очередь «Народный фронт», «Блок Петра Порошенко» и сам Аваков.

«…Его (Авакова) ждет репутационный обвал. 46% доверия к полиции скатились к 10-12%. Оценку им всем мы можем дать на выборах, дисквалифицировав их», — сказал эксперт.

Кто идет в полицию

После переяславского инцидента сразу вспоминаются кровавые события с участием милиционеров/полицейских во Врадиевке (2013 год), Кривом Озере (2016 год), а также непрофессиональные действия силовиков в Княжичах (2016 год), когда спецназ расстрелял сотрудников МВД.

Есть мнение, что следствием такого непрофессионализма полиции стал в том числе отток адекватных граждан из областных городов и сел. Именно в результате этого в полицию валом повалили всевозможные отморозки, которые не становятся лучше, получив табельное оружие. Острая нехватка профессиональных кадров приводит к тому, что сотрудники бывшей милиции, не прошедшие аттестацию в Нацполицию, восстанавливаются через суды, которые фактически и проводят переаттестацию, по своему трактуя статью об основаниях для аттестации в законе о полиции.

Так что конкретно в Переяславе-Хмельницком «новой патрульки» нет, как говорит журналист и активист Ольга Худецкая, которая заседала в комиссии по переаттестации работников МВД. Она жалуется, что существующие законы не позволяют активистам досконально изучить историю службы аттестуемого. Доступ к личным делам, информации о служебных расследованиях и взысканиях закрыт.