Один из ближайших его сотрудников, Виктор Уколов, также говорит о возможности реванша: «По моему мнению, результаты выборов означают, что, несмотря на значительную поддержку, Зеленский получит мощную оппозицию, которая на старте уже опирается почти на 25% избирателей — чуть ли не 4 млн человек (на самом деле, по данным ЦИК, — почти 4,5 млн — Ред.). Украина выбрала президента и одновременно лидера оппозиции, которым стал Порошенко. (…) Мы не выиграли тактический бой, но это приведёт к нашей стратегической победе. Реванш будет на парламентских выборах».

Почему на самом деле Порошенко проиграл президентские выборы
Почему на самом деле Порошенко проиграл президентские выборы
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Цель

Цель Петра Алексеевича вполне прозрачна и понятна — он не хочет оказаться в положении Саакашвили и слоняться по миру в ожидании ареста. Логично было бы остаться на Украине и продолжить борьбу за сохранение своего политического влияния и, главное, бизнеса.

Разумеется, для Порошенко особенно важно сохранение бизнеса. Ещё до второго Майдана в публичных выступлениях и даже в частных беседах Пётр Алексеевич утверждал, что зарабатывает благодаря бизнесу, расположенному за пределами Украины (как правило, в пример приводилась венгерская фабрика «Bonbonetti Choco Kft.», но мы же знаем, что у него большой бизнес в Молдавии, России и других странах), на Украине же только тратит. Говорил он тогда правду или нет — вопрос сугубо академический (скорее всего врал, без всякой задней мысли — чисто инстинктивно).

В каком состоянии его бизнес находится сейчас, понять трудно.

С одной стороны, многократный рост доходов президента вызвал скандал перед выборами. В 2017 году он задекларировал 16,3 млн грн дохода. В следующем же году доход главы государства составил около 700 млн грн.

Доходы Порошенко выросли почти в 100 раз
Доходы Порошенко выросли почти в 100 раз
© National Bank Of Ukraine / flickr

С другой стороны, по данным Forbes, в 2014 году капитал Порошенко составил $1,3 млрд, а в 2018-м — $0,86 млрд.

На самом деле и то, и другое, скорее всего, правда. Общий капитал Порошенко в долларовом эквиваленте должен был сократиться из-за потери части активов (например «Севморзавода») и снижения курса национальной валюты. А вот прибыль от украинских активов могла и вырасти. Достаточно посмотреть на стремительный рост сети фирменных магазинов «Рошен», чтобы понять — фирма таки процветает под управлением «слепого траста».

В общем, Порошенко есть что защищать. А политика на Украине была и есть инструментом сохранения и приращения богатства. Что бы ни имелось в виду под «слепым трастом», а рост доходности активов напрямую связан с положением Порошенко в политической системе.

Важным элементом является и сохранение физической свободы. Один из важных социальных заказов избирателей — обеспечить небо в клетку для «свинарчуков Порошенко», не исключая и самого Порошенко. Поэтому, если Пётр Алексеевич хочет сохранить свободу, то ему надо или бежать (но тогда он утратит контроль над своим бизнесом, и совершенно не факт, что сохранит свободу) или занять такое место в политике, что любая попытка привлечения его к ответственности за былые преступления будет выглядеть покушением на демократию и давлением на оппозицию.

Дело Курченко: После победы Зеленского приближенных Порошенко вызвали на допрос
Дело Курченко: После победы Зеленского приближенных Порошенко вызвали на допрос
© пресс-служба ГП Украины

Наверное, не стоит отказывать Петру Алексеевичу в некоторой доле идейности — он, возможно, действительно видит Украину когда-нибудь нацистским государством, входящим в Европейский Союз.

База

База для возвращения Порошенко в политику тоже есть.

Во-первых, это те самые 4,5 млн голосов избирателей, которые оказались настолько альтернативно мыслящими, что ухитрились увидеть в Зеленском воплощение Путина. Даже несмотря на то что он политически является умеренной версией Порошенко.

Достоинства этих избирателей: активная жизненная позиция, высокая степень мобилизованности, концентрация в определённых регионах (единственная область, в которой Порошенко опередил Зеленского во втором туре — Львовская).

«Бандера и Майдан до добра не доведут»: Скубченко осудил проголосовавший за Порошенко Львов
«Бандера и Майдан до добра не доведут»: Скубченко осудил проголосовавший за Порошенко Львов
© РИА Новости, Фред Гринберг | Перейти в фотобанк

Во-вторых, это организационные структуры — помимо самой партии БПП есть ряд других политических сил (часть «Народного фронта», возможно — часть «Самопомощи», радикальные националисты в лице, например, «Свободы»), которые могут придать какую-никакую форму этой массе и объединить её вокруг Порошенко. Причём работать они будут активно — другого способа попасть в парламент, кроме блокирования вокруг Порошенко, у большинства из них просто нет.

Надо, кстати, иметь в виду, что у всех этих структур есть какие-то ресурсы, в том числе и административный (на уровне местных советов). Так что к Порошенко они придут не с пустыми руками.

В-третьих, есть определённая идеология. Наблюдатели нещадно критиковали Порошенко за абсолютно неадекватную потребностям общества кампанию и были, конечно, правы — выборы он проиграл (правда, не очень ясно, что было бы, если бы он пошёл путём социального популизма — наверное, тоже проиграл бы, но с менее разгромным счётом). Однако пресловутый «армовир» стал точкой сборки для того самого электората, который мы описали выше.

Тут, правда, есть одно «но». В ходе избирательной кампании Порошенко переигрывал своих конкурентов (Тимошенко, Гриценко и др.) за счёт того, что создавал новые смыслы именно в сфере «армовира» и заставлял их превращаться в своих партнёров, что, разумеется, деморализовало их избирателя. Но сейчас-то во главе государства стоит Зеленский, который сам имеет возможность навязывать повестку дня…

Война как идеология. Порошенко в поисках 5-й колонны на 5-ю годовщину госпереворота
Война как идеология. Порошенко в поисках 5-й колонны на 5-ю годовщину госпереворота
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Зеленский, правда, ещё не пришёл в себя после победы и никаких ярких сигналов не продуцирует. Дмитрий Разумков, его ключевой политический советник, уже успел, например, заявить: «Если мы возвращаемся к войне, это длительный процесс. Никто, к сожалению, не имеет возможности закончить войну завтра». Этим тут же воспользовались «порохоботы». А у Порошенко возможность навязывать свою повестку дня ещё есть, во всяком случае пока есть…

В-четвёртых, есть депутатское большинство в Верховной Раде. Причём не мёртвая коалиция, а настоящее живое большинство, состоящее из депутатов разных фракций.

Сейчас, например, в Раде обсуждается вопрос о принятии, наконец, закона о языке, который уже заранее готов подписать пока ещё президент Порошенко. Говорится и о каких-то других законопроектах, которые будут подброшены новому президенту.

Шанс для Порошенко. Спасти себя и бизнес можно только в парламенте Украины

Вообще Порошенко сейчас бы быстренько принять закон об импичменте и избирательный кодекс. Это позволило бы не только поставить Зеленского в неудобное положение, но и укрепить своё реноме. Но даже и без этого сейчас именно безвольная и некомпетентная Рада не без помощи Порошенко формирует повестку дня. Проиграв выборы, экс-президент уже начинает переигрывать нового хозяина Банковой…

Закон о языке приближает момент демонтажа украинской государственности
Закон о языке приближает момент демонтажа украинской государственности
© РИА Новости, Алексей Фурман | Перейти в фотобанк

Кстати, подача Порошенко очень хорошая — не допустить досрочных перевыборов. До конца срока осталось всего ничего, но, повторимся, Рада сейчас не отражает настроения в украинском обществе, и большая часть нынешних депутатов просто не нужна, независимо от того, как они избраны (голый казак Гаврилюк, например, мажоритарщик, если кто не знает). Так что Зеленский заранее настроил Раду против себя (вряд ли это ему навредило), а Порошенко этим воспользовался и настроил её в свою пользу.

Риски

Определённые риски при возвращении Порошенко в украинскую политику тоже есть.

Во-первых, это исключительная токсичность самого Порошенко и соответственно жёсткие рейтинговые ограничения. Больше четверти голосов он получить не может, но ведь и «Слуга народа» не может претендовать на лучший результат. Причём «Слуга народа» — партия виртуальная, структуры же, которые могут поддержать Порошенко, вполне реальны (и вполне реально могут разбежаться до августа).

Тем не менее, в реальной ситуации многие люди, даже сгоряча проголосовавшие за Зеленского, Порошенко ещё раз уже не поддержат. Тем более в условиях сильной контркампании («свинарчуков» ему ещё долго будут припоминать).

Во-вторых, это атаманщина. Структуры, способные поддержать Порошенко, есть, но там слишком много лидеров, а сейчас к тому же разброд и шатания. Подстроить их всех под себя, да ещё в условиях наличия выбора (а в парламентских выборах, ещё и по смешанной системе, выбор есть всегда) будет едва ли возможно. Не говоря о том, что Тимошенко, Гриценко, Гройсман, Кличко и другие персонажи будут вести самостоятельную игру. А раз так, то не видать Порошенко четверти избирателей как своих ушей.

В-третьих, это репрессии. Мы уже упоминали о социальном заказе на посадки, и реализация этого заказа, несомненно, больно ударит по политическим перспективам Порошенко. Самого его вряд ли посадят (может, даже и не тронут), но вот его окружение — все эти грановские и герасимовы — окажется первой мишенью антикоррупционных органов. А это не только усложнит финансирование и организацию кампании, но и оттолкнёт от Порошенко многих потенциальных союзников, у которых сложные отношения с законом.