Ранее заседание было назначено на 10 мая, уже после выборов, но затем его перенесли на более ранний срок, на 15 апреля. И вот теперь снова перенос — на 22 апреля. Об этом сам Андрей Доманский сообщил в понедельник на своей странице в Facebook. Такие странности с трижды назначаемым сроком судебного заседания по крайней мере настораживают. Уже одно это наводит на мысль стороннего, но неравнодушного наблюдателя, что тут, в этом деле, не все чисто.

Напомним, Генпрокуратура Украины 17 января провела обыски у Андрея Доманского. По словам представителей прокуратуры, была изъята документация по делу от 2013 (!) года отчуждении коммунального имущества в Киеве по заниженной цене. Речь идет о помещении размером 381 квадратный метр, которое находится на улице Сагайдачного в Киеве. В этом деле, что очень важно для пониманимя ситуации в целом, Доманский — не владелец помещения и не его продавец, или, выражаясь юридическим языком, не "выгодополучатель". Он в этом деле был задействован всего лишь как адвокат одной из сторон. Поэтому мнение Доманского, что причиной внимания к этому 6-летней давности делу является попытка отстранить его от дела Кирилла Вышинского, вполне обоснованное. По его словам, дело Вышинского «является ключевым в демонстрации наличия политического преследования журналистов в Украине».

Между тем, Андрею Доманскому вручили уведомление о подозрении в совершении преступлений, предусмотренных 233-й и 209-й статьями уголовного кодекса («Незаконная приватизация» и «Легализация имущества, нажитого преступным путём»). По этим статьям ему грозит от 5 до 12 лет лишения свободы.

Как сообщил 5 апреля на своей странице в Facebook пресс-секретарь Генпрокуратуры Украины Андрей Лысенко, адвокат подозревается в том, что он якобы «в составе группы лиц по предварительному сговору совершил незаконную приватизацию коммунальной собственности территориальной общины города Киева в пользу офшорной компании, в дальнейшем совершил её легализацию путём продажи резиденту Украины». Речь идёт о нежилом здании на территории историко-архитектурного заповедника «Древний Киев». По словам представителя ГПУ, 2 апреля о подозрении по этому же делу был уведомлен руководитель предприятия, якобы задействованный в незаконной схеме приватизации. Его подозревают в незаконной приватизации коммунального имущества в крупных размерах.

Затулин назвал паранойей подозрения в адрес адвоката Вышинского
Затулин назвал паранойей подозрения в адрес адвоката Вышинского
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Сам Доманский в комментарии для РИА Новости отметил, что прокуратура в данном случае ассоциирует его с клиентом, интересы которого он представлял. Адвокат также отметил, что приватизация этого объекта состоялась в 2014 году, а дело было внесено прокуратурой в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований) в 2013 году.

«Как это объяснить, не знаю, кроме того, что прокуратура обладает даром предвидения», — сказал Доманский. И снова заявил: «Считаю, что все это делается исключительно чтобы выключить меня из резонансных дел, в том числе по Кириллу Вышинскому».

Адвокат напомнил, что он защищает не только главреда РИА Новости Украина, но участвует и и в делах «патриотов», и в делах защитников Конституции Украины, и в делах других журналистов, которым он оказывает правовую помощь, например, в деле Василия Муравицкого, так же незаконно арестованного прокуратурой Житомирской области — из всех этих дел его тоже хотят «выбить».

Отметим, что накануне вручения Доманскому уведомления о подозрении, 4 апреля, в Подольском районном суде Киева началось рассмотрение по существу уголовного дела против главного редактора портала РИА Новости Украина Кирилла Вышинского. Начали зачитывать текст обвинительного акта. И вот теперь, когда по делу нашего коллеги начались слушания в суде, главного защитника Вышинского таким вот весьма безобразным способом хотят исключить из процесса.

Напомним, Вышинский был взят под стражу в Киеве 15 мая 2018 года. Журналисту объявили, что он подозревается в поддержке самопровозглашенных республик Донбасса и госизмене. Максимальное наказание по этой статье предусматривает до 15 лет лишения свободы.

Дело Вышинского вызвало серьёзный международный резонанс. В защиту журналиста высказался представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир. Генсек ОБСЕ Томас Гремингер, комментируя ситуацию с Вышинским, подчеркнул, что все страны организации обязались способствовать созданию условий, в рамках которых журналисты могут выполнять свои обязательства в другом государстве-участнике, и поэтому должны соблюдать международные стандарты и не вмешиваться в работу СМИ.

Президент РФ Владимир Путин назвал ситуацию беспрецедентной, заявив, что Вышинского арестовали «за его прямую профессиональную деятельность, за осуществление его журналистской функции».

В связи с этим вызывает серьёзное беспокойство тот факт, что власти начали теперь преследование адвоката Вышинского Андрея Доманского. Характерно, что сначала назначенное на май заседание суда перенесли на 15 апреля — до второго тура выборов, результаты которого вряд ли будут благоприятны для Петра Порошенко. А потом снова на срок после выборов — то есть на 22 апреля… Возможно, между Генпрокуратурой и судом идет закулисная тайная война по делу Вышинсукого? Сначала Генпрокуратура хочет вывести из процесса Доманского до первого тура выборов (и дело назначают на 8 апреля). Затем суд решил рассматривать его уже после второго тура, то есть когда решится судьба президента Порошенко, кровно заинтересованного в осуждении Вышинского, посаженного в тюрьму еще при его каденции. И тогда дело по решению судпа перносят на 15 мая. Но прокуратура вновь нажимает, и дело снова переносится, теперь уже на 15 апреля. После очередного "отскока", по решению суда дело Доманского, ставшего лакмусовой бумажкой не только процесса над Вышинским, но и всего вопроса со свободой слова на Украине, снова переносят, на этот раз — на 22 апреля, когда окончательно определится победитель президентской гонки. Таким образом, и судьбу Домансконго, и судьбу Вышинского, как и судьбу свободы слова на Украине судьи хотят рассматривать уже при окончательно определившемся в результате выборов президенте…

Но агонизирующий (как многие считают) режим не сбавляет обороты в репрессиях. Так, в пятницу, 12 апреля, Королёвский суд Житомира отказался сменить круглосуточный домашний арест журналиста Василия Муравицкого, обвиняемого в государственной измене, на ночной арест. По-прежнему под угрозой ареста находятся известные оппозиционные журналисты Руслан Коцаба, Дмитрий Василец и Евгений Тимонин. На нелегальном положении, то есть скрывается от следствия, известный украинский журналист Владимир Скачко.

Нелегал Скачко: Если победит Порошенко, то либо меня добьют, либо придется эмигрировать
Нелегал Скачко: Если победит Порошенко, то либо меня добьют, либо придется эмигрировать
© https://vesti-ukr.com/

Под угрозой и адвокаты, честно делающие своё дело. Украина.ру сообщала о нападении национал-радикалов на адвоката Муравицкого Андрея Гожего — инцидент произошёл прямо в здании суда в Житомире. При этом избили также журналиста Андрея Лактионова, вступившегося за адвоката. Как заявил Андрей Гожый в интервью изданию Украина.ру, «они видят, что проигрывают дело (Муравицкого — прим. ред.) и решили убивать адвокатов». Позднее Гожый сообщал, что никакого расследования нападения радикалов на него правоохранителями не проводится.

Кирилл Вышинский. Справка
Кирилл Вышинский. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В деле Вышинского тоже пока нет подвижек. В понедельник, 15 апреля, в суде продолжат зачитывать 80-страничный обвинительный акт. Как заявил в связи с ситуацией с Андреем Доманским глава комиссии Совета по правам человека (СПЧ) Александр Брод, «продемонстрирован жесткий, беспощадный репрессивный настрой украинских властей и правосудия в этом деле». По его словам, «следуя этой логике, следующими за адвокатом могут быть друзья, родственники, близкие Вышинского, чтобы создать иллюзию, что это массовое преступное сообщество».

Брод также отметил, что дело против Доманского «сфабриковано, чтобы ослабить защиту Вышинского». И таким образом украинская власть дает сигнал обществу о том, что не собирается отступать от своих репрессивных в отношении независимых журналистов решений.