Так, 27 февраля пресс-служба Государственного рыбного агентства Украины обнародовала сообщение о согласовании квот вылова рыбы в Азовском море, что было оформлено в виде протокола с аналогичной структурой РФ.

История российско-украинских отношений в акватории Азовского моря

«Протокол предоставляет ряд преимуществ для Украины. Одним из таких является распределение квоты вылова бычка в объеме 9 тысяч тонн для Украины и 6 тысяч тонн для России. Кроме того, Протоколом оговорен вопрос передачи задержанных рыбаков той стороне, к обществу которой они принадлежат», — заявил председатель Госрыбагентства Украины Ярослав Белов.

По его словам, это должно способствовать увеличению уровня безопасности украинских рыбаков в ходе осуществления ими своей деятельности.

Дело в том, что, согласно договору от 2003 года, порядок деятельности по сохранению, воспроизводству и оптимальному использованию водных биоресурсов и управления ими регламентируется совместной украинско-российской комиссией. Тридцатая сессия комиссии состоялась еще в октябре минувшего года, однако тогда украинская сторона отказалась подписывать ее итоговый протокол. Впрочем, позже представители Украины спохватились, поскольку навредили этим шагом себе сами: в случае неподписания документа отсутствовали бы правовые нормы для установления лимитов вылова рыбы на 2019 год и основания для осуществления украинскими рыбаками промысла в бассейне Азовского моря как таковые. То есть, они бы попросту не смогли заниматься рыбным промыслом на законных основаниях.

Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива между Украиной и РФ был подписан еще в конце президентства Кучмы, когда отношения между двумя странами не были настолько напряженными. Согласно ему, Азовское море является внутренним морем России и Украины, а обе стороны пользуются свободой судоходства через Керченский пролив, разрешая все спорные вопросы путем консультаций и переговоров.

После 2014 года ситуация претерпела изменение, поскольку переход Крыма в марте 2014 г. под юрисдикцию России создал иную конфигурацию — Керченский пролив де-факто является внутренней территорией РФ. Киев данный факт не признал и взялся за пересмотр всей российско-украинской договорно-правовой базы. Так, ещё в сентябре 2018 года в одностороннем порядке было разорвано порядка 50 соглашений, в том числе Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве от 1997 г.

Впрочем, на этом украинская власть останавливаться не намерена, поскольку чем ближе к президентским выборам, тем выше градус антироссийской риторики, являющейся для режима Порошенко основным средством мобилизации электората. Именно с данной целью и разжигается конфликт вокруг Азовского моря.

Украинские провокации

В феврале 2018 г. украинский МИД подал в Международный трибунал ООН меморандум о якобы имеющем место нарушении Россией положений Конвенции ООН по морскому праву, а именно суверенных прав Украины в Чёрном и Азовском морях, а также в Керченском проливе.

В марте 2018 г. Украиной было задержано российское рыболовное судно «Норд», капитану которого выдвинули обвинение в незаконном посещении Крыма «с целью причинения вреда государственным интересам». Москва сочла действия Киева «морским терроризмом» и усилила пограничные досмотры в своей части Азовского моря.

Обострение произошло в ноябре того же года, когда имел место инцидент в Керченском проливе. Российские пограничники задержали три украинских корабля, которые без разрешения пересекли российскую границу и не реагировали на требование остановиться. Все суда и их личный состав были арестованы. Украина обвинила Россию в агрессии, а президент Порошенко использовал ситуацию для нагнетания националистической истерии, введя в ряде областей страны военное положение.

Азовский «синдром иждивенца». Режим Порошенко ориентирован на преференции Запада

21 февраля 2019 г. министр иностранных дел страны Павел Климкин обнародовал план денонсации договора по Керченскому проливу, которая обязательно пройдет в «обозримой перспективе».

«Мы это сделаем. Тогда, когда после слушаний у нас будет полностью зафиксирована юридическая позиция и будут решены вопросы по международному арбитражу. Если бы мы разорвали его раньше, Россия использовала бы это для ослабления нашей юридической позиции», — отмечал он в интервью одному из украинских СМИ.

Более того, глава МИД анонсировал новую попытку прохода украинских кораблей в Азовское море. Позже от новой провокации отказались, поскольку против данной инициативы выступил Вашингтон. Однако нет никаких гарантий, что к этому Порошенко и Ко не вернутся позже.

Экономический ущерб с последующими эксцессами

Безусловно, соглашение по Азовскому морю несовершенно и не отражает действующих реалий. Ведь даже если взять вопрос, к примеру, рыбной ловли, абсолютно нет органа, который бы контролировал соблюдение квот на нее. Но выходом из него, а также нежеланием заключать новые договора Украина вредит самой себе и интересам ее граждан.

У России существуют достаточные технические возможности, чтобы вовсе перекрыть Керченский пролив для всех судов недружественного соседа. А поскольку тягаться с РФ в военном плане будет просто самоубийством, украинские порты в Азовском море, и так переживающие ныне не лучшие времена, обречены на полное прекращение своего функционирования.

Таким образом, в своем стремлении проводить антироссийскую политику, провоцированием конфликтных инцидентов в Азовском море, украинские власти наносят своей стране серьезный политический и экономический ущерб.

Впрочем, возможно, обострение межгосударственных российско-украинских отношений и является конечной целью режима Порошенко? В том смысле, что ухудшение условий работы в Азовском море (как подобные действия и в других отраслях), ставшее следствием разрыва отношений с РФ, позволяет Украине, обвиняя во всем Россию, требовать очередной порции кредитов, безвозмездной финансовой поддержки от Запада, политического покровительства и т.д. Так постепенно у Украины и вырабатывается «синдром иждивенца» — искать не пути экономического и политического урегулирования своих проблем, а ждать вливаний, инвестиций и кредитов от Запада.