«Мюнхенская конференция — это место, где всегда обсуждаются новые идеи и подходы, которые затем воплощаются в национальные решения или решения международных организаций, — считает украинский политолог Руслан Бортник. — В прошлых годах обсуждался «план Расмуссена», «план Штайнмайера-Эро» и «план Мореля» по Украине. В 2019 году западные партнеры ничего нам не предложили, поскольку «плана Порошенко» за пять лет никто не дождался», — констатирует Бортник.

Изменение конфигурации

На самом деле, как считают эксперты, Украина так и не смогла найти себя в Европейском союзе и вообще в западном мире. Украина — далеко не равный партнер, она проситель, а потому не может восприниматься на Западе как самостоятельный и уважаемый политический актор.

«Касательно перспектив получения $700 млн от США на поддержку Украины, о которых заявлял Порошенко, то эта сумма не является глобальной. Мы не входим даже в десятку стран-получателей помощи со стороны Соединенных Штатов. И более того, большая часть средств — это кредитные деньги, которые пойдут на стимулирование американских производителей и самого американского ВПК», — убежден украинский политолог Алексей Якубин.

Он отметил, что тема Украины в Мюнхене не была основной. Разве что слегка упомянули украинские выборы, но красной нитью проходила тема России и энергетической безопасности в контексте газовых поставок из РФ. Причем дискуссии проходили в новой реальности взаимодействия Брюсселя и Вашингтона.

«Выступление Майкла Пенса европейцы воспринимали не как попытку диалога, а как попытку США раздавать приказы, кому и что нужно делать. Страны ЕС не готовы соглашаться на такую модель. Даже в обсуждении Иранской ядерной сделки Евросоюз преследует свои интересы и, в отличие от США, желает ее сохранить. А канцлер Ангела Меркель сказала, что ЕС и Россия обречены на партнерство», — пояснил эксперт.

Якубин в этой связи подметил, что стремящемуся в Европу украинскому государству нужно исходить именно из такой реальности — отслеживать, где есть интересы Европейского союза.

При этом необходимо учитывать и новую реальность, в которой России становится из соперника и врага союзником Европы. Отсюда вопрос: где в этой конфигурации Украина? Какова ее роль? Возможно, Украине, ее политической элите стоит отреагировать на меняющуюся внешнеполитическую конфигурацию?

Ошибка кандидатов

На самом деле несколько кандидатов в президенты Украины, посетившие Мюнхенскую конференцию по безопасности оказались невосприимчивыми к новым веяниям в Европе.

Так, кандидат в президенты Сергей Тарута сосредоточился на энергетических вопросах. По его словам, пока Европа и Штаты спорят о «Северном потоке — 2», Украина сама может экспортировать газ в Европу.

«Украина может нарастить добычу собственного газа и поставлять его в Европу. Можем заменить Россию на этом рынке. И стать сильным субъектом на мировом рынке газа», — написал Тарута на своей странице в Facebook. План может быть и хорош, но абсолютно нереализуем в нынешних условиях, и вообще звучит как сказка для внутреннего употребления. На серьезный разговор с западными политиками явно не тянет.

Юлия Тимошенко встретилась прежде всего с директором Международного валютного фонда (МВФ) Кристиной Лагард, чтобы обсудить с ней тарифную проблему в Украине — в частности, возможность снижения цен на газ — и дальнейшее сотрудничество с фондом. Речь, конечно, идет о дальнейшем кредитовании, которое понадобится Тимошенко, если она станет президентом.

Кандидат философских наук Александра Решмедилова отметила, что немаловажной была так же и встреча Тимошенко со спецпредставителем Госдепа США по вопросам Украины Куртом Волкером. Но и здесь у Тимошенко не случилось прорыва. Волкер обратил внимание на то, что Москва ставит на паузу любые переговоры по урегулированию войны на Донбассе до окончания президентских выборов. А это значит, что конкретики в настоящий момент в этом вопросе просто нет, и Тимошенко должна подождать — либо выиграть выборы и что-то тогда предлагать, либо, проиграв, просто отойти в сторону.

Побывал в Мюнхене и еще один кандидат в президенты — Анатолий Гриценко.

«Я думаю, что всем ясно, что только тогда, когда Украина будет в мире и будет спать спокойно, только тогда Европа будет в мире и будет спать спокойно. Невозможно наладить European Security Strategy (европейская стратегия безопасности. — Авт.) без мира в Украине… Украина — не попрошайка безопасности, Украина — вкладчик безопасности», — заявил на конференции Гриценко. В сущности, ничего нового по сравнению с тем, что говорят по этому поводу другие кандидаты, Гриценко не сказал. И при этом, как и остальные его соперники, показал полное непонимание меняющейся внешнеполитической стратегии в Европе. Когда Европа готова к пересмотру отношений с Россией в сторону потепления, и Гриценко, и Тимошенко, и Тарута продолжают ориентироваться на обострение.

Ради фото и личной встречи

Не стал исключением из этого ряда и сам президент страны Петр Порошенко. В его выступлении на конференции, которое было одним из последних, не было ни ажиотажа, к которому привык на подобных мероприятиях глава украинского государства, ни новых предложений, касательно мирного урегулирования гражданского конфликта на востоке Украины. Впрочем, возможно, президент рассчитывает на теплый прием в Нью-Йорке на Генассамблее ООН, куда отправляется 20 февраля.

По мнению экспертов, вся внешнеполитическая активность главы государства в последнее время сводится к появлению на глазах журналистов с кем-то из известных западных политиков.

Кандидат политических наук Алексей Якубин считает, что украинский лидер хочет, например, получить еще одну встречу и еще одно фото с американским коллегой Дональдом Трампом. Фотографию можно было бы показывать украинским избирателям и заверять их — мол, у меня есть прямой контакт с Белым домом.

Ради этого, считает Якубин, администрация Порошенко готова подключить даже и.о. министра здравоохранения Ульяну Супрун, которая находится под следствием, но все еще работает министром и имеет некое влияние на украинскую диаспору в Штатах.
«Состоится ли встреча Порошенко и Трампа? Мне кажется, Соединенные Штаты Америки не хотят сильно ассоциироваться только с одной стороной в контексте нашей избирательной кампании», — считает политолог.

Если резюмировать все вышесказанное, то становится очевидным, насколько далеки украинские политики от реальной политической жизни Запада, насколько они оказались нечувствительны к происходящим в Европе изменениям.