13 февраля в редакцию украинского журнала «Новое время» пришел следователь Генпрокуратуры Украины с постановлением Печерского районного суда. Журналистов обязали открыть прокурорам полный доступ к внутренним документам редакции и ко всем материалам, которые присылал на e-mail издания журналист Иван Верстюк. Свое решение суд принял без журналистов.

СБУ приступила к проверке журнала «Новое время»
СБУ приступила к проверке журнала «Новое время»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Прокуроров в первую очередь интересует журналистское расследование Верстюка против их коллег, которое было опубликовано аж в 2016 году. Тогда в своей статье «Бриллиантовая дочь» журналист со ссылкой на анонимные источники рассказал, что экс-заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец при годовой зарплате в 200 тыс. грн. (около 500 тыс. руб., или $8 тыс. по курсу того года. — Ред.) заплатил за обучение дочери в британских школах примерно в 20 раз больше — £120 тыс. При этом в тексте журналист использовал фотокопии писем МВД Великобритании в ГПУ. Это-то в Генпрокуратуре и посчитали разглашением тайны следствия.

«Мы все научились громко писать о наступлении на свободу слова, но так и не научились отвечать перед законом. В данном случае — за разглашение материалов досудебного следствия. Проще всего в заголовке упомянуть фамилию Луценко, а сложнее ответить на вопросы следователя», — заявила пресс-секретарь главы ГПУ Лариса Сарган.

Комментарии под этой записью в Facebook она закрыла.

В силовом ведомстве подозревают, что обнародованная журналистом информация могла помешать следствию по делу «бриллиантовых прокуроров», по которому и проходил Корниец.

Но вот на вопрос, отчего прокуроры пришли к журналистам спустя три года после публикации статьи, да и само дело против «Нового времени» возбудили спустя год после появления «Бриллиантовой дочери», вразумительного ответа не дают.

Соловьи Майдана

В октябре далекого 1995 года среди украинских газет появилось англоязычное издание Kyiv Post. Его издатель — американец Джед Санден — рискнул и приехал из США на Украину. Стартовый капитал для рискового предприятия на просторах одной из республик экс-СССР составил $8 тыс. В первой редакции газеты было всего три компьютера, которые между собой делили семь сотрудников в одной квартире. Несмотря на то, что авторские и редакторские колонки в газете пропагандировали либертарианские взгляды и неприятие коммунизма, новости подавались в целом беспристрастно. Одной из фирменных «фишек» издания, резко ставшего популярным среди оголодавших по информации экспатов, стали развороты с рекламами «массажных» и «репетиторских» услуг от молодых девушек, что позже дало основание многим обвинять газету в рекламе проституции. Но бизнес есть бизнес, и удачно стартовавшая газета Сандена привела к тому, что издательский дом американца — KP Media, зарегистрированный в сентябре 1995 года, — начал активно расти и плодить новые проекты.

Виталий Сыч: Апогей контрреволюции - «Новое время»
Виталий Сыч: Апогей контрреволюции - «Новое время»
© Wikipedia.org/wiki/Natalya Kravchuk

Одним из таких проектов стал русскоязычный журнал «Корреспондент», который со временем вырос в самый авторитетный общественно-политический еженедельник Украины. Запущенный в 2000 году, «Корреспондент» планировался в качестве украинской версии Newsweek. В 2002 году журнал возглавил молодой журналист Виталий Сыч — тот самый, который за пять лет до этого — в 1997 году — молодым стажером пришел в санденовскую Kyiv Post и вырос там с позиции ассистента до редактора отдела «Бизнес», а затем — «Политика». На посту главреда «Корреспондента» Сыч будет оставаться 11 лет.

Еще во время работы в Kyiv Post Сыч уяснил, насколько сложными могут быть отношения власти и журналистов. В 2000 году Сандена объявляли персоной нон-грата на Украине. Отчасти причиной этого могла стать поддержка акций «Украина без Кучмы». Однако после вмешательства Госдепа Киев пошел на попятную. А бизнес Сандена продолжил рост. В разные периоды времени его корпорация охватывала 9% рынка печатных изданий и 35% уанета. Но все изменил кризис 2008 года. Санден начал урезать издержки: так, он закрыл первый украиноязычный общественно-политический журнал «Новинар», в 2009 году продал газету, с которой и начинал бизнес на Украине, — Kyiv Post — британскому и пакистанскому олигарху Мохаммаду Захуру — мужу украинской певицы Камалии.

В 2011 году пришел черед и остальной части KP Media, в том числе и «Корреспондента». Среди прочих на влиятельный журнал претендовал украинский олигарх Ринат Ахметов. Однако у Сандена были и другие ходоки.

«Радио Петя»: Порошенко возводит свою медиа-империю
«Радио Петя»: Порошенко возводит свою медиа-империю
© пресс-служба президента Украины

«Джед, если ты продаешь, то продавай мне. Мы не можем позволить концентрацию СМИ в руках одной политической команды», — передавало издание «Украинская правда» разговор украинского олигарха Петра Порошенко с американцем.

В итоге в апреле 2011 года Санден объявил: он останется в KP Media исполнительным директором, а в состав акционеров его компании войдут «Украинский медиахолдинг», принадлежащий Борису Ложкину, и тогдашний глава совета Национального банка Украины Петр Порошенко.

«Мы долгое время находились в поиске стратегического инвестора, для которого медиа — бизнес, а не средство политического влияния. В лице UMH и Петра Алексеевича Порошенко мы нашли таких инвесторов, которые будут развивать бизнес-составляющую проектов KP Media, не вмешиваясь в редакционную политику», — заявил Санден.

Что характерно, тогда ни Сыч, ни другие его коллеги против новых хозяев их журнала в лице политика Порошенко не возражали. Однако ситуация изменилась в 2013 году, когда UMH, а следовательно, и «Корреспондент» выкупил младоолигарх Сергей Курченко, которого СМИ называли «кошельком Януковича». В ноябре 2013 года Сыч уходит из журнала вместе с частью команды, что было воспринято медиасообществом Украины как демарш против власти.

Во время грянувшего через несколько дней Майдана Сыч быстро определился со стороной, поддержав протестующих.

«Никогда бы не сделал подобного при иных обстоятельствах. Более того, многих из этих людей я знаю лично и был с ними в хороших отношениях. Но сейчас не до этики. Никакая власть не дается человеку для того, чтобы убивать и калечить своих граждан», — заявил он после начала жесткой фазы противостояния в январе 2014 года и выложил номера мобильных телефонов высокопоставленных политиков из правящей Партии регионов.

Виталий Сыч: «При Януковиче так тупо не угрожали»
Виталий Сыч: «При Януковиче так тупо не угрожали»
© Wikipedia.org/wiki/Natalya Kravchuk

А бывшая журналистка «Корреспондента» — политический обозреватель Кристина Бердинских — стала настоящим летописцем Майдана, в итоге выпустив книгу «Є люди. Теплі історії з Майдану» (первая часть названия не только может буквально переводиться «Есть люди», но и обыгрывать символику Евромайдана).

После смены власти в мае 2014 года Сыч запускает журнал «Новое время», в котором работают некоторые ушедшие с ним из «Корреспондента» журналисты, в том числе и Бердинских. Деньги на это дала компания Dragon Capital. Та самая, которая в 2017 году создаст «Радио-НВ» на базе выкупленного «Радио Эра», что даст возможность некоторым экспертам заявить о расширении влияния Порошенко в СМИ. Так, украинский журналист Александр Дубинский заявил, что «за Фиалой торчат уши Ложкина (бизнес-партнер и первый глава администрации Порошенко. — Ред.), который всегда умудрялся с пользой «критиковать» власть».

Однако идиллия «соловьев Майдана» продолжалась недолго.

Хуже, чем при Януковиче

Поддерживая традиции старого «Корреспондента», издание «Новое время» не стало приобретать тупой сервильный характер, а продолжило публиковать разоблачительные материалы об украинской коррупции. После того как в 2018 году в апрельском номере журнала вышла статья о коррупции в сфере оборонных закупок, к которой мог быть причастен глава парламентского комитета по обороне и бывший руководитель холдинга «Укроборонпром» Сергей Пашинский, в редакцию наведались адвокаты политика.

«Они в довольно вежливой форме и с улыбкой (пока не буду называть их имена) сказали, что люди хотят «рвать» «Новое время», но есть и другой вариант. Я уточнил, что значит «рвать», и не имеется ли в виду физическая угроза? Они ответили, что, мол, понимайте, как хотите, люди там эмоциональные. Потом уточнили, что имеют в виду людей в Минобороне и окружение Пашинского в парламенте<…> Это самый экзотический способ мирного урегулирования, который мне предлагали за 21 год моей журналистской работы. Мне никто не угрожал со времен Януковича. Да и даже тогда так тупо никто не угрожал», — рассказал о своем общении с юристами депутата Сыч.

Позже к проверке журнала подключилась СБУ. Однако это был не единичный случай. Спустя пять месяцев удар нанесли и по Бердинских, которая также присутствовала на встрече представителей СМИ с директором НАБУ Артемом Сытником. В сентябре 2018 года украинский суд дал Генпрокуратуре разрешение на доступ к информации с ее телефона. В ГПУ посчитали, что Сытник мог разгласить тайну досудебного следствия. На деле же тогда на Украине развернулась борьба антикоррупционных ведомств, в котором на прикрываемое американцами НАБУ попытались надавить.

В итоге судьбой Бердинских и еще одной журналистки, встречавшейся с Сытником, — Натальи Седлецкой — обеспокоились в ПАСЕ.

Главреду прозападного украинского журнала угрожают люди Пашинского
Главреду прозападного украинского журнала угрожают люди Пашинского
© РИА Новости, Михаил Маркив | Перейти в фотобанк

«Журналисты-расследователи играют основную роль «сторожевого пса» в наших обществах, поскольку они расследуют коррупцию или злоупотребление властью. Их работа основана на различных источниках, и они имеют право хранить эти источники в тайне», — напомнил в сентябре 2018 года докладчик ПАСЕ по вопросам свободы СМИ и безопасности журналистов Джордж Фолкс.

Он призвал украинские власти обеспечить права журналистов.

Но не прошло и полгода, как на «Новое время» снова давят.

«Это уже второй эпизод за полгода, когда ГПУ оформляет свои претензии к журналистам НВ в виде требований раскрыть источники информации и личную переписку <…> В обоих случаях, вместо того чтобы бороться с коррупцией, ГПУ тратит много времени и сил, чтобы бороться с теми, кто борется с коррупцией», — заявил Сыч.

Он подчеркнул, что сами журналисты разглашать тайну следствия не могут, поэтому предъявленные им обвинения абсурдны. А коррупционеры, о которых они писали, остались безнаказанными.

«Корниец — один из двух так называемых бриллиантовых прокуроров, задержанных в 2015 году за крупную взятку, — ответственности не понес ни за тот эпизод, ни за изложенный в нашем материале», — напомнил Сыч.

Впрочем, ГПУ это не волнует. Она развернула борьбу с журналистами-расследователями, а не с коррупционерами. Логика Генпрокуратуры понятна: приближаются выборы, и обнародование данных о коррупции в структурах, связанных с действующим президентом, может сильно повлиять на его рейтинг. А значит, журналистов нужно запугать, не разрешив им «разглашать тайну следствия». Однако, как свидетельствует история Украины, любой, кто пытался «построить» прессу, рано или поздно как правило получал мощный ответ в виде массированной поддержки журналистами оппозиционеров.

Есть в этой истории и еще один немаловажный нюанс. Разоблачения коррупционеров, которые готовили и публиковали журналисты "Нового времени" так или иначе будут поддержаны западными правозащитниками, хотя, скорее всего, уже после выборов. А вот те журналисты, которые обвиняются в государственной измене за политические разоблачения и критику политьической системы режима Порошенко, вряд ли будут защищены и внутри страны и вне ее — на Западе. Речь идет о журналистах Кирилле Вышинском, Василии Муравицком и многих других, вся вина которых заключается в критическом отношении (и соответственно публикациях) относительно внутренней и внешней политики режима Порошенко.