Ключевой транспортный узел группы «Центр»

Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, B 145 Bild-F051633-0017
Вермахт настолько стремительно побеждал осенью 1941-го, что никто даже предвидеть не мог того, что приказ Сталина о тотальной партизанской войне может быть претворен в жизнь. Большевики были деморализованы, десятками тысяч сдавались в плен, охотно шли на сотрудничество с немецкими властями. Среди них был бывший «кулак», ненавидевший Советы, Константин Заслонов.

Город Орша был очень важным для наступления группы армий «Центр» пунктом: это крупный железнодорожный узел. Город взяли всего за две недели. Оставляя Оршу, большевики нанесли по станции ракетный удар невиданной силы из неизвестной артиллерийской системы. Несмотря на мощь оружия, оно было очень неточным: вместо товарной станции ракеты падали преимущественно на брошенный поселок.

Разведка вермахта еще не знала, что по Орше отработала батарея капитана Флёрова, этот запуск ракет — первое испытание в полевых условиях РСЗО М-13 «Катюша». А настоящей целью удара была не станция, а забытые вагоны с боеприпасами к новейшему советскому оружию, которое спустя четыре года будет бить уже по Берлину.

Тем не менее немцы организовали эффективную оборону Орши. Город подчинили штабу группы «Центр», неблагонадежные группы гражданского населения, большевики, комсомольцы, евреи и цыгане были выселены. Разведка врага еще не знала, что в Орше Сталин применит куда более эффективное оружие.

Следствие ведет фельджандармерия

В ноябре 1941 года немцы еще не знали угрозы партизан, до «рельсовой войны» и операции «Концерт» было еще очень далеко. Но на железной дороге в районе Орши что-то шло не так. Бесперебойное обеспечение восточного фронта страдало от регулярных и непрерывных аварий локомотивов. А ситуация на московском направлении становилась опасной: стала ощущаться нехватка матчасти, так что фюрер приказал продолжать наступление силами пехоты.

Будем жить: Маэстро наносит ответный удар
Будем жить: Маэстро наносит ответный удар
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк
Времени разбираться и серьезно расследовать аварии паровозных локомотивов не было. Только после того, как в Берлине осознали и приняли первое серьезное поражение под Москвой и срыв плана «Барбаросса», у контрразведки появилось время, чтобы разобраться, что же сорвало снабжение. С ноября 1941-го по январь 1942-го между Могилевом и Витебском из-за поломок локомотивов были задержаны до 200 эшелонов. Всякий раз источником поломки являлась топка паровоза.

Немцы поняли, что имеют дело с группой диверсантов, состоящей из профессиональных железнодорожников. Были арестованы сотрудники депо Екатерина Якушева, Павел Шурмин, Николай Докутович и еще ряд пособников. Их повесили, но главарь ушел. Обиднее всего было то, что этому человеку безмерно доверяли: в годы коллективизации его семья была раскулачена и сослана, он должен был ненавидеть все советское.

Большой человек маленького роста

Константин Сергеевич Заслонов, родом из Тверской губернии, роста был метр пятьдесят семь, здоровья слабого. Отец, Сергей Гаврилович, был ветераном Империалистической войны. После тяжкого ранения стал жить в деревне. А его сын Константин пошел в машинисты. Слабое здоровье выправил сам, по книжке о закаливании. Сильного характера был парень.

Дальше — профтехшкола, комсомол и… беда. Семью записали в «кулаки» и сослали. Пятнадцатилетний учащийся Костя Заслонов вмиг оказался сыном «врагов народа», был исключен из комсомола, его не приняли во ВТУЗ. Сам он рассказывал, что даже хотел застрелиться. Впрочем, правило времен культа личности, «у нас сын за отца не отвечает», тоже работало. Костя получает комсомольскую путевку на Дальний Восток.

Но у него уже имелись жена и дочь. А условия на комсомольских стройках были такие тяжелые, что Заслонов делает выбор между путевкой товарища Сталина и семьей в пользу семьи. Жена, которую он с дочкой отправил в Витебск, помогла мужу достойно уйти, прислав липовый вызов на «учебу» в Ленинград. И в 1937 году Константин Заслонов, как ударник комсомольской стройки, получил должность начальника депо города Орша.

Сталинские «орлы-паровозники»

С началом войны Константин Сергеевич не был призван в армию, однако видное положение в военизированной системе НКПС этого и не требовало. Заслонов очутился на передовой и так. Он занимался эвакуацией и покинул боевой пост в Орше с последним эшелоном. Всего за два дня до того, как артиллеристы кавмехчасти Флёрова и Доватора ударили по станции Орша-товарная пачкой ракет из первых «Катюш».

Оккупированный Киев: неразгаданные тайны советского подполья
Оккупированный Киев: неразгаданные тайны советского подполья
© deus1.com
В боевой обстановке Заслонов завоевал огромный авторитет в глазах ведомства НКПС и лично наркома путей сообщения товарища Кагановича. Поэтому получил более высокую и ответственную должность: инспектора по приемке вагонов в депо имени Ильича, в Москве. Но Константин Сергеевич совсем не собирался оставаться в тылу, даже в столице. 21 августа 1941 года он передал наркому заявление, в котором предложил невиданное дело: с группой «орлов-паровозников» отправиться в тыл врага, к месту своей довоенной работы, чтобы со знанием дела организовать диверсионную деятельность.

Лазарь Каганович дал ход этому заявлению. К 4 сентября 1941 года был сформирован отряд из 30 оршанских железнодорожников под командой Заслонова, которые прошли спецподготовку под руководством легендарного диверсанта довоенной партизанской программы «линия Д», ветерана Испании, майора НКВД Артура Спрогиса. Их учили по довоенной программе минно-подрывному делу. По иронии судьбы, в самый решительный час довоенный опыт не понадобился. У Заслонова в руках оказалось «чудо-оружие», которое и решило успешность его затеи.

Человек, сорвавший план «Барбаросса». Чудо-оружие инженера Заслонова

«Гиперболоид» инженера Заслонова

В феврале 1942 года следователь по «Оршанскому делу» о регулярных поломках паровозов, штандартенфюрер СС Хорст упустил главаря большевистских «оборотней». Но именно он распутал нить следствия и открыл причину, которая привела к срыву графика железнодорожного снабжения вермахта осенью 1941 года. Именно Хорст понял, что выводило из строя локомотивы, и был вынужден отдать должное изобретательности врага.

Большевики смогли минировать паровозные котлы прямо внутри, во время работы топки, не прибегая к содействию машинистов, благодаря невиданной «адской машине»: минам, которые были неотличимы от куска угля. Такое мог придумать только профессионал, что помогло штандартенфюреру Хорсту вычислить бывшего начальника станции Орша Константина Заслонова.

Изобретение было простым и гениальным. Кусок тротила неправильной формы, чёрного цвета, похожий на кусок угля. Никаких детонаторов, корпуса, предохранителей. Мины могли храниться, как обычный уголь, под дождем, на морозе, выдерживая даже давление и удары. Взрывались они только в огненной топке паровоза.

Тротил извлекался из боеприпасов, размягчался в котле с водой, затем вязкой массе придавали форму угля, красили в черный цвет. И закидывали в тендеры стоящих проходящих составов. Лопата ничего не подозревающего машиниста кидала бомбу в топку. Всё! Недостаток был только один: малая мощность взрыва: угольные мины, во избежание обнаружения, делали весом всего 50-100 грамм. Характер повреждений от угольных мин тоже был прекрасной маскировкой. Мини-взрыв повреждал максимум дверцы топки и кипятильные трубки. Но выводил из строя весь локомотив на какое-то время. Что и требовалось.

Нельзя утверждать, что Заслонов сорвал снабжение группы «Центр» в решающий час наступления на Москву. Но утверждать обратное тоже не получается. Именно группа Заслонова с помощью угольных мин вывела из строя или задержала 150-200 стратегических эшелонов. 

Герой Советского Союза. Посмертно

Танк деда Ковпака: как было создано первое партизанское соединение на Украине
Танк деда Ковпака: как было создано первое партизанское соединение на Украине
© РИА Новости, Леонид Коробов | Перейти в фотобанк
Оставив с носом штандартенфюрера СС Хорста, Константин Заслонов уходит в лес, где формирует партизанский отряд «дяди Кости», который со временем достиг размеров бригады, а сам он стал командующим всеми партизанскими силами Оршанской зоны. Изобретательность, харизма этого человека и здесь дали результаты. Он научился черпать резервы новобранцев, перевербовывая на свою сторону целые части коллаборационистов, «народников» РННА из бывших военнопленных.

А ведь Константин Сергеевич так и не стал кадровым военным. На его фото он в форме НКПС с петлицами старшего ревизора. Инженер Заслонов погиб так, как подобает капитану боевого корабля. Получив от разведки информацию об опасной обстановке, он эвакуировал свой отряд за линию фронта, а сам остался ждать перехода на свою сторону части «народников». Дядя Костя не знал, что контрразведка врага раскрыла этот план и послала против партизан переодетый эсэсовский спецназ.

Заслонов мог и тут уйти, но тогда немцы ударили бы в тыл его бригаде, которая шла за линию фронта. Он принял бой и погиб. За тело «дяди Кости» была обещана большая награда, но местные жители спрятали останки командира.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1943 года уникальному партизану-железнодорожнику было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

После войны Константин Заслонов был похоронен в Орше, где его могилу и память чтят по сей день.