В ноябре 1920 года, когда Фрунзе с Махно ворвались в Крым, только один человек дерзнул пойти войной на большевиков — Станислав Никодимович Булак-Балахович.

Рожденный для войны

Лев Задов: Самый известный донецкий еврей перехитрил батьку Махно, но не сумел обмануть судьбу
Лев Задов: Самый известный донецкий еврей перехитрил батьку Махно, но не сумел обмануть судьбу
© commons.wikimedia.org, Public Domain
Станислав Булак — человек, чья жизнь до войны была тусклой и неинтересной. Этот период он и сам не любил. Где и от кого герой нашего рассказа родился, где учился и что делал, толком не известно. В любом случае, он был простым и ничем не примечательным обывателем. И только в 31 год Станислав наконец-то встретился со своей судьбой. Германский кайзер объявил войну России. Балахович всего за год стал офицером и георгиевским кавалером. И кто знает, как бы дальше повернулась военная удача, если бы не еще один счастливый случай, который определил истинное его предназначение.

Партизан атамана Пунина

С самого начала войны имперская пропаганда окрестила ее второй Отечественной. Как в 1812 году всему французскому, так в 1914-м был дан бой всему немецкому, не остановились даже перед переименованием столицы империи из Санкт-Петербурга в Петроград.

«Так наша столица сделала первый шаг к Ленинграду», — грустно записал в дневнике современник.

А в 1915 году был провозглашен лозунг всенародной, партизанской войны. Осенью корнет Булак-Балахович попал в отряд особой важности во главе с поручиком Леонидом Николаевичем Пуниным. Это была и первая офицерская часть, и первая интербригада, где сражались представители восьми национальностей и четырех вероисповеданий. Эскадронными командирами у атамана Пунина были братья Булак-Балаховичи и знаменитый барон Унгерн-Штернберг.

Воевали по немецким тылам, выполняли разрушительные, диверсионные задачи. А еще партизанам Пунина не возбранялись реквизиции и военная добыча. Поэтому немцы их в плен не брали.

Из офицеров в краскомы

Алексей Федоров: Главный партизан Украины
Алексей Федоров: Главный партизан Украины
© РИА Новости, Лев Иванов | Перейти в фотобанк
Особый род службы, немыслимая в других фронтовых частях вольница, неотвратимость смерти в случае попадания в руки врага, культ мести, невероятная избалованность средствами массовой информации и вниманием политиков — всё это наложило роковую печать на партизанский отряд Пунина. С началом революции он быстро разложился. Все источники обвиняют Булак-Балаховича в интригах и бузе. Скорее всего, так и было. Однако нужно понимать и то, что это была осень 1917 года, когда разложение армии вообще достигло необратимых масштабов, а близость Петрограда делала северный фронт, особенно после сдачи Риги, самым доступным для агитаторов.

В сентябре власть в части перешла к Балаховичу. Солдатский комитет выбирает его командиром эскадрона. Точно так же, как пунинцы в марте приняли отречение царя и Временное правительство, в октябре они признали и переход власти в Петрограде от Керенского к Петросовету. И в 1918 году Булак-Балахович становится краскомом, влившись в 3-й Петроградский кавалерийский полк.

Темная слава

Все уже описанные особенности партизанской войны, наложившие отпечаток на привычки Булак-Балаховича, не сдерживаемые более никакими уставами, умноженные на классовую борьбу и красный террор получили невероятное и самое аномальное дальнейшее развитие. Отряд стал карательным, а его задачей стало усмирение мирного населения. За эту задачу Булак-Балахович взялся так яростно, что вызвал недовольство даже у Троцкого.

Самоуправство, казни, телесные наказания, грабежи под прикрытием экспроприации угнетающих классов. Политику красного террора Балахович проводил поистине железной рукой. Но не это стало причиной развода с большевиками, а природный антисемитизм краскома, с которым никак не мог согласиться Троцкий. Так или иначе, но Булак-Балахович на собрании отряда принял решение перейти к белым.

В Северном корпусе

Четыре сотни и около пятидесяти офицеров во главе с Булак-Балаховичем перешли на сторону белого Северного корпуса во Пскове. Их не только амнистировали, но и сохранили при должностях. Командиру присвоили очередное звание ротмистра, а к Пасхе 1919 года Булак стал полковником. Но наступления на Петроград не случилось. Сначала Северный корпус бросили немцы по причине проигранной войны, а затем из Пскова белых выбили красные.

Булак-Балахович: атаман, погромщик, авантюрист и легенда великой смуты

Булак-Балахович принимается партизанить. Но и у белых его методы вызывали осуждение. Балахович заматерел в расправах и самоуправстве. Даже белая пресса считала его погромщиком. Но партизанского атамана уважали, побаивались, а главное — не могли без него обойтись. Награды и звания так и сыпались на него, и в августе 1919-го он становится генерал-майором. Он стал бы и главнокомандующим через голову Юденича. С этим кадровые генералы согласиться не могли, атамана арестовали, но он бежал к эстонцам. Впрочем, после поражения Юденича Балахович арестовал уже его. Только вмешательство англичан спасло легенду Белого движения от мести партизанского атамана.

Атаман Булак против советской России

Крымский казачий атаман — о противодействии Майдану: Мы видели, в чем правда
Крымский казачий атаман — о противодействии Майдану: Мы видели, в чем правда
Разочаровавшись в империи, революции, красных и белых, атаман Булак отныне воюет — потому что воюет. Как поляка и земляка, его приветил новоявленный маршал вернувшейся из XVIII века Речи Посполитой Юзеф Пилсудский. В советско-польскую войну генерал Булак-Балахович показал себя храбрым солдатом. Но темная слава бандита и погромщика не позволяла ему быть рукопожатным в среде новопольской элиты. У Пилсудского на него был совсем другой план. Он разрешает Балаховичу военную авантюру, о которой впоследствии даже в СССР снимали фильмы.

В 1920 году Булак в концлагерях вербует партизан для невиданного дела: похода на Россию. Охотников-добровольцев было мало, но они нашлись. Это в основном были «псы войны», как и сам атаман. Идейно-политическую основу этому совершенно гиблому делу придумал легендарный Борис Викторович Савинков. Который тоже более не видел себя мирным обывателем.

Через Мозырь на Москву

Поздней осенью 1920 года, когда в Севастополе, Керчи, Ялте и Евпатории белая Россия грузилась на пароходы, чтобы покинуть родину навсегда, 8000 штыков и 3500 сабель начали поход на Москву. Борис Савинков планировал восстановление на освобожденных территориях Российской демократической республики. Это был совершенно безнадежный план, но верующие в него имелись. Пилсудский же решал таким способом две задачи. Воевать с Россией руками русских — и в случае неудачи утилизировать их вместе с Булак-Балаховичем.

Впрочем, поход начался удачно. Большевики доверяли перемирию, сил на границе с Польшей не держали, к обороне не готовились, а основные подразделения красных сражались с Врангелем в Крыму. Всего за неделю балаховцы берут Туров, где им достается богатый обоз, а затем и Мозырь. Здесь Балахович совершает свой последний политический кульбит. Он объявляет себя самостийником, а целью похода создание независимой Белорусской Речи Посполитой, наподобие Серединной Литвы Люциана Желиговского. Все это сильно озадачило Бориса Савинкова, но что-то менять было поздно.

Булак-Балахович передает власть бывшим деятелям БНР и сразу же совершает государственный переворот, сместив их и назначив себя диктатором, а родного брата премьер-министром. И выступает на Гомель. Это был план Пилсудского — объединить балаховцев с врангелевцами, после чего из Серединной Литвы в Белоруссию вошли бы отряды генерала Желиговского для воссоздания там Великого княжества Литовского, а если повезет, то и марионеточной России под польским управлением.

Но все закончилось раньше, чем началось. В тылу балаховцев начались еврейские погромы под предлогом мести за участие евреев в красном терроре. А на самом деле обычная балаховская атаманщина, превратившая его подобие армии в банды. Всего две недели потребовалось Тухачевскому для разгрома Булак-Балаховича. Лишь остатки его корпуса пробились в Польшу, где были разоружены и интернированы.

Судьба атамана

«Приговорен к исключительной мере наказания — расстрелу». Белоруссия за неотвратимость наказания
«Приговорен к исключительной мере наказания — расстрелу». Белоруссия за неотвратимость наказания
© РИА Новости, Егор Еремов | Перейти в фотобанк
На этом военная карьера Булак-Балаховича отнюдь не закончилась. Он вновь «переобулся», на сей раз в польского патриота. Как друг Пилсудского, был по его протекции принят в звании генерала в Войско Польское, а в 1926 году поучаствовал в Майском военном перевороте на стороне маршала. За свои заслуги перед лично Пилсудским получил личный и никем не контролируемый бизнес по вырубке леса в Беловежской Пуще, где окружил себя вооруженными «побратимами».

Побыл Балахович и фашистом. В 1938 году от польского правительства побывал на войне в Испании военным советником каудильо Франсиско Франко. Хотя немцев, Гитлера, НСДАП и рейх очень не любил и даже написал две книги, в которых пророчил германо-польскую войну и поражение польского государства. Когда эта предсказанная им война началась, Булак-Балахович пошел на нее как партизан и погиб в Варшаве при очень странных обстоятельствах, сильно напоминавших попытку вооруженного ограбления на углу улиц Французской и 3 мая.

Впрочем, за что бы ни был убит в тылу врага партизанский атаман Булак в 1940 году — он погиб как герой в начавшейся мировой войне Объединенных наций против нацизма, диктатуры и тирании. Только такая смерть была возможна для человека, который стал одним из действующих лиц грандиозной русской смуты.