17 января глава «Нафтогаза» Андрей Коболев утверждал, что компании удалось добиться арестов зарубежных активов «Газпрома» на сумму более чем в $2,5 млрд. Он уточнил, что аресты активов произошли уже в Голландии, Швейцарии и Великобритании.

Однако уже 18 января суд швейцарского кантона Цуг полностью отменил свое же решение по наложению обеспечительных мер на акции «Газпрома», которых просто физически не обнаружилось в Швейцарии.    

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в интервью изданию Украина.ру рассказал о том, почему украинские власти лишь изображают борьбу с российской корпорацией.

Веселые истории расскажет «Нафтогаз»: «Газпрому» стоит подготовиться получше

— Ну действительно, он сначала заявил, что теперь они точно нашли собственность в трех государствах, которая вернет им два с половиной миллиарда. И это, кстати, показывает, что эта вся история является пиар-акцией, нежели попыткой собрать деньги.

- Почему же? 

— Потому что ищут деньги и собственность там, где их нет, и они это знают. А где они есть, там их не ищут. У «Газпрома» есть серьезные физические активы в Германии. Но там их никто не ищет.

В Великобритании у «Газпрома» есть серьезные объемы продаж, но это не газпромовский газ. Это все различные разменные операции. Собственности фактически никакой у «Газпрома» там нет, нечего арестовывать.

Атака на Газпром. Россия, США и Европа спорят о политическом подтексте
Атака на Газпром. Россия, США и Европа  спорят о политическом подтексте
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Там была дочка «Газпрома» — Gazprom Marketing and Trading — но ее переводят в Петербург и через Питер совершают операции. Чего они там собираются арестовывать? Тем более на 2,5 млрд.

В Швейцарии находятся операторы компаний Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG, а в Нидерландах — Turkish Stream, Турецкий поток. И это тоже показывает, что Украина не столько деньги ищет, сколько пытается нанести серьезный ущерб новым газотранспортным проектам. То есть, пытается создать трудности Северному потоку 2  и Турецкому потоку.

- Насколько серьезными могут быть эти проблемы?

— Они («Нафтогаз» — ред.) там заявляли, что арестовали акции Северного потока 2. Ну а дальше что? Во-первых, труба еще не проложена. Вы арестовали акции — что дальше вы с ними будете делать?  Выставлять на продажу?

Однако известно, что европейский регулятор запретил европейским компаниям быть акционером Северного потока 2. Кто их будет покупать? Может быть сам Нафтогаз? Что будет выставляться на продажу?

Первый «Северный поток» — там есть европейские акционеры. Они что — на 50% эти акции арестовывают и будут эти 50% продавать? Как это все будет выглядеть? На самом деле никакой там схемы нет.

- Как развивается конфликт «Газпрома» «Нафтогаза»?

— Как вы помните, было решение стокгольмского арбитража на $4,6 млрд в пользу «Нафтогаза». Но до этого было решение в пользу «Газпрома» на $2 млрд.

Причем «Нафтогаз» это решение признал, не оспаривал, а «Газпром» решение в пользу «Нафтогаза» не признал и подал апелляцию.

То есть, «Нафтогаз» признает долг перед «Газпромом» и не платит его, «Газпром» не признает, что должен 4,6 млрд, подал апелляцию и ждет результата. «Нафтогаз» же, не дожидаясь рассмотрения апелляции, начинает арестовывать активы «Газпрома».

«Нафтогаз» говорит, мы не платим $2 млрд потому, что потом вычтем их из $4,6 млрд. Но «Газпром» не подписывал никаких бумаг о взаимозачтении этих денег. Почему же «Нафтогаз» решил, что он эти средства получит?

С одной стороны, логично — если ты должен два, а тебе 4,6, то два не нужно отдавать. Но надо же юридически эти бумаги оформить — а этого не сделано.

Зато они пытаются арестовать собственность, причем там, где ее нет. А где она есть, там не арестовывают.

- Почему же так происходит? Что мешает Киеву навредить «Газпрому» по-настоящему, а не имитировать борьбу с «агрессором»?

— Смотрите, через Украину все равно идет определенный транзит газпромовского газа. Если действительно вы считаете, что вправе арестовать газпромовскую собственность, то арестуйте газ в своих трубах и посмотрите, что дальше будет.

Чем пахнет политика на Украине? Киев выставляет «Газпрому» новые требования
Чем пахнет политика на Украине? Киев выставляет «Газпрому» новые требования
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Но они этого не делают, потому что понимают, что будут у них у самих проблемы — с европейцами, прежде всего, которые настучат им по голове.

Они используют такие громкие события, потому что понимают: ничего там не найдут. Поэтому я не удивляюсь, что Коболев сначала заявляет, мол, мы нашли и арестовали активы «Газпрома», а потом через несколько часов читаю новость, что наоборот, со швейцарских активов снят арест.

- Продолжится ли такая имитация бурной деятельности со стороны «Нафтогаза», и если да, то до каких пор?

— Конечно, будут и еще подобные попытки ареста активов «Газпрома». Я думаю, что 2019 год в этом плане будет самым интересным, решающим.

Мы знаем, что 1 января 2020 года транзитный контракт закончится «Нафтогаза» с «Газпромом».

То есть, я думаю, что в 2019 году чуть ли не каждый день «Нафтогаз» будет генерировать какие-то веселые истории, и к этому надо быть готовыми заранее.