Полноценной сенсации не получилось только потому, что партия действительно имеет очень низкие рейтинги. Например, по данным исследования, проведённого в сентябре-октябре прошлого года Центром «Социальный мониторинг», Украинским институтом социальных исследований имени Яременко, Киевским международным институтом социологии и Социологической группой «Рейтинг», за Петра Симоненко собираются голосовать что-то около полупроцента избирателей. Правда, данные достаточно представительны — опрошено было 13 684 респондента, так что кандидатуру Симоненко поддержало свыше 50 человек, т.е. этот результат неслучайный. А значит, дважды запрещённой партии действительно есть куда возвращаться.

Предыстория

Первый раз КПУ запретили ещё 30 августа 1991 года за содействие попытке государственного переворота в Москве. Очевидно, Президиум Верховной Рады, принимая это решение, забыл о собственном решении, принятом менее чем за неделю до этого, — Украина уже не имела никакого отношения к Москве…

Коммунисты почти три года вели борьбу за восстановление партийной организации и таки добились своего — 14 мая 1993 года Президиум Рады принял постановление, в соответствии с которым «граждане Украины, которые были членами Компартии Украины (КПСС), не могут без решения суда признаваться причастными к государственному перевороту», а граждане Украины, которые разделяют коммунистические идеи, могут создавать партийные организации». В декабре 2001 года Конституционный суд отменил решение о запрете Компартии.

В июне 1993 года деятельность КПУ была восстановлена, её лидером стал Пётр Симоненко — бывший второй секретарь Донецкого обкома КПСС.

Петр Симоненко. Справка
Петр Симоненко. Справка
© РИА Новости, Александр Максименко | Перейти в фотобанк

Восстановление деятельности Компартии попало на время радикальных реформ, сопровождавшихся существенным снижением уровня жизни граждан. Да и отношение к распаду СССР было ещё неустоявшимся. Неудивительно, что результаты участия партии в выборах внушали оптимизм.   

На парламентских выборах 1994 года КПУ заняла первое среди партий место, проведя в парламент 90 своих представителей (выборы проходили только по одномандатным округам).

Наибольшего успеха партия добилась в 1998-1999 годах. На выборы шёл Леонид Кучма, при котором не только ухудшилась социально-экономическая обстановка, но который нарушил своё обещание о предоставлении русскому языку государственного статуса (правда, Компартия тоже этому поспособствовала — считается, что во время принятия Конституции 1996 года коммунисты согласились на отказ от статуса языка в обмен на сохранение автономии Крыма).

На парламентских выборах 1998 года за Компартию проголосовали свыше 6,5 млн избирателей, что составило 24,6%. Всего был избран 121 депутат, из них 84 по партийному списку и 37 по одномандатным избирательным округам (действовала смешанная система 50/50). В первом туре президентских выборов за Петра Симоненко отдали голоса 5,85 млн человек (это притом что в выборах участвовали идеологически близкие Александр Мороз, Наталья Витренко, Василий Онопенко и Александр Базилюк), а во втором туре за него было отдано почти 10,7 млн голосов. Однако победил Кучма. А в январе 2000 года близкий к КПУ Александр Ткаченко был смещён с поста председателя Верховной Рады.

В 1993-99 годах Компартия была своеобразной «совестью нации», выступая в защиту социальных прав граждан, за русский язык и сближение с Россией. Однако борьба эта была совершенно безуспешной.

Краткий курс угасания Компартии Украины. Лидер КПУ Симоненко перед последним выбором

История

Некоторое падение авторитета коммунистов после поражения на президентских выборах обозначилось уже на выборах 2002 года — партия заняла второе место, получив всего 20% голосов (почти 5,2 млн. голосов) и 65 мест в парламенте.

Настоящая катастрофа разразилась в 2004 году. Коммунисты просто выпали из борьбы между Ющенко и Януковичем. В первом туре выборов за Симоненко проголосовали всего 1,4 млн избирателей, причём лидер коммунистов откатился на четвёртое место, пропустив вперёд Александра Мороза. Эта ситуация оказалась неожиданной даже для штаба Януковича, который планировал одержать победу во втором туре при помощи голосов сторонников лидера коммунистов. Вероятно, тогда сыграло роль донецкое происхождение Януковича и Симоненко.

После этого Компартия явно перестала быть лидирующей силой и не могла даже играть на противоречиях олигархических партий — партнёрство было реально только с Партией регионов. Соответственно на парламентских выборах 2006 года за список КПУ проголосовали всего 930 тыс. человек (5-е место, 3,7% и 21 депутат); на выборах 2007 года — 1,3 млн голосов (4-е место, 5,4% и 27 депутатов). На президентских выборах 2010 года за Симоненко отдали голоса лишь 870 тыс. избирателей.

На парламентских выборах 2012 года наметился некоторый ренессанс партии. Правда, для этого коммунистам пришлось серьёзно изменить подходы к работе, запустить несколько партийных проектов (в частности, «народный референдум», опробованный перед этим коллегами из КПРФ) и составить реестр сторонников партии. За КПУ тогда проголосовали 2,7 млн избирателей (4-е место, 13,2% и 32 депутата). Кстати, коммунисты утверждали, что количество проголосовавших примерно соответствовало количеству внесённых в реестр…

На этом этапе Компартия играла роль младшего партнёра при Партии регионов. Для ПР она была очень важна, поскольку позволяла сформировать коалицию в 2006 и 2010 годах, а после выборов 2012 года, когда коалиция уже не была нужна (это было требование Конституции в редакции 2004 года, отменённой в 2010-м), коммунисты поддерживали некоторые законопроекты.

Переворот

Для сил, пришедших к власти в результате Майдана, коммунисты были врагами по определению — вне зависимости от их отношений со свергнутой властью. Однако «Вашингтонский обком» жестко требовал исполнения норм законодательства и, главное, стремился представить события 2014 года не как переворот, а как легитимный переход власти в руки новых политических сил.

Поэтому в президентских выборах мая 2014 года Симоненко принять участие смог, хотя за него проголосовали всего 270 тыс. человек. На парламентских выборах октября 2014 года за Компартию было отдано около 600 тыс. голосов.  

Однако в это время уже начались полномасштабные преследования, связанные даже не так с курсом на декоммунизацию (формально КПУ нарушает соответствующий закон самим своим существованием, и решение о запрете партии принималось именно со ссылкой на него), как с участием коммунистов в «Русской весне».

В июле 2014 года Минюст обратился в суд с иском о запрете КПУ, и в декабре 2015 года партия была запрещена. В январе 2016 года Высший административный суд отказал в открытии кассационного производства по жалобе КПУ. Однако решение суда в законную силу не вступило — оно приостановлено в связи с рассмотрением в Конституционном суде дела о конституционности закона о декоммунизации. Поэтому КПУ продолжает числиться в реестре Минюста как действующая партия.

Краткий курс угасания Компартии Украины. Лидер КПУ Симоненко перед последним выбором

Тем не менее, документы партии не были приняты для участия в местных выборах 2015 года. Представители КПУ действовали через партию «Новая держава», получившую 180 мест в городских и районных советах.

Коммунисты приняли активное участие в создании народных республик Донбасса, однако симпатиями их руководства не пользуются. Правда, в 2014 году Народный Совет ДНР возглавлял коммунист Борис Литвинов, а с ноября 2018 года председателем НС является Владимир Бидёвка, бывший в 2012-14 годах народным депутатом от КПУ. Компартия — единственная зарегистрированная партия в ДНР, но участвовать в выборах ей не дают. В ЛНР Компартия существует с 2016 года, но тоже к власти не допущена.

Владимир Бидевка и Денис Мирошниченко стали спикерами парламентов ДНР и ЛНР
Владимир Бидевка и Денис Мирошниченко стали спикерами парламентов ДНР и ЛНР
© РИА Новости, Евгений Биятов | Перейти в фотобанк

Return of the Jedi

Пока непонятно, будут ли приняты документы у представителя КПУ или нет для участия в президентской кампании Петра Симоненко. Учитывая опыт 2015 года, коммунистам может быть отказано, и тогда Симоненко придётся идти самовыдвиженцем или от «Новой державы». К тому же, по его собственным заявлениям, у партии нет средств на внесение залога.

Независимо от решения технических вопросов даже и без социологии понятно, что Симоненко не может рассчитывать на сколько-нибудь убедительный результат.

Во-первых, при всех достоинствах Симоненко как публичного политика избиратели от него несколько устали и несколько в нём разочаровались — об этом говорят все результаты выборов после 2004 года. К тому же избиратели КПУ не воспринимают партию как лидерский проект — даже в первом туре выборов 1999 года Симоненко получил меньше, чем Компартия на выборах 1998-го. Так что не Симоненко тащит партию, а она — его.

Крах декоммунизации: Комитет избирателей недоволен выдвижением Симоненко в президенты
Крах декоммунизации: Комитет избирателей недоволен выдвижением Симоненко в президенты
© РИА Новости, Владимир Федоренко | Перейти в фотобанк
Во-вторых, Радикальная партия, «Свобода» и «Батькивщина» не зря так старались устранить Компартию с её социальной программой. Она практически полностью позаимствована сейчас этими политическими силами.

Справедливости ради надо отметить, что противостояние коммунистов и националистов вокруг социальных вопросов началось ещё до переворота. Например, в 2011-13 годах «Свобода» реализовывала довольно эффективную программу по защите частных производителей молока в Хмельницкой области.

В-третьих, партийные организации КПУ сильно пострадали, численность партии сократилась примерно вдвое, а попытка ведения предвыборной агитации столкнётся с противодействием и государственных органов, и радикальных националистов.

Тем не менее, смысл в выдвижении Симоненко есть. Его задача — в первую очередь напомнить о существовании партии и её программы, предполагающей сочетание сильной социальной составляющей и интернационализма. Если украинское общество действительно будет отходить от националистической идеологии, то у коммунистов появятся новые шансы. Но для этого нужно вновь закрепиться в политическом поле, слегка потеснив бывших регионалов и новые левые проекты. А хватит ли на это сил и ресурсов у лидера КПУ и самой партии — большой вопрос.