В то же время она — автор и исполнитель собственных песен, поэт, композитор, лауреат премии «Шлягер 2014», продюсер конкурса молодых талантов «ТВ ШАНС УКРАИНА», в конце концов просто красивая женщина и замечательная мать.

В общем, с таким человеком интересно поговорить и просто так — за жизнь (Светлана — одесситка). Но в данном случае было интересно понять, как себя чувствует русскокультурный публичный человек (не политик) в современной Украине.

- Светлана, скажите, вы как журналист и редактор сталкиваетесь с языковыми проблемами? Есть ли давление на вас в связи с русским языком ваших изданий?

— Основная проблема, когда ты издатель и главный редактор, — найти человека, грамотно владеющего и чувствующего язык, умеющего мыслить, логически выстраивать свои размышления, аргументировать свою позицию, — словом, профессионала. И, по большому счету, не важно, на каком это происходит языке — русском или украинском. Даже если ты работаешь в глянце, который считается «низким» жанром. Но писать просто и интересно сложнее, чем заумно и оттого часто занудно. Такая проблема была всегда — хорошие авторы в дефиците. Как, впрочем, и хорошие стоматологи, и преподаватели, и режиссеры.

Наши журналы выходят на русском языке с момента своего основания, то есть с 2004 года. Мы пережили и первый, и второй Майданы. И скажу вам, что печатные издания — это как бы информация, которая в стороне, не такая доступная широким слоям населения, как телевидение. Чтобы найти журнал, надо постараться — выйти из дома, найти киоск или раскладку, купить или каким-то другим способом его получить. А телевизор включил — и он уже есть в твоей жизни. Я знаю людей, которые, приходя домой, сразу включают телек, засыпают под жужжание и мерцание зомбоящика. Плюс количество телеканалов все-таки ограничено. По сравнению с печатными СМИ их гораздо меньше. И надо признать, что как раз по печатным СМИ нужно мониторить распространение языка, украинского или русского, по Украине. Есть регионы, где пресса в большинстве своем русскоязычная, а есть — где сложно найти газету на украинском. И, насколько я знаю, все международные бренды выходят на русском. Потому что, давайте будем откровенными, это коммерческий язык.

Когда мы берем интервью и человек на вопросы отвечает на украинском, то мы не переводим его слова. За почти 15 лет существования издательства было несколько таких случаев — буквально 5 украиноязычных материалов. Насколько я знаю, депутаты хотят внести изменения в «Закон про мову» и обязать все издания, которые выходят на русском, иметь украинский аналог. Как вы понимаете, печатные СМИ сейчас и так еле выживают, плюс опять-таки проблема с авторами… Хочется напомнить нашим парламентариям 10-ю статью Конституции Украины, в которой говорится, что в Украине гарантируется свободное использование русского языка и государство содействует изучению языков международного общения.

И да, русский язык — один из языков международного общения. На сегодняшний момент давления на русскоязычную прессу я не вижу. Разве что однажды я сталкивалась с клиентом, который принципиально отказался размещаться, потому что наш журнал выходит на русском. Это говорит не о его принципиальности, а скорее о глупости и ограниченности. Интересно, если этот человек попадет на операционный стол, будет ли интересовать его, владеет ли врач в должной мере украинским языком?

Кстати, в этом году я решила поддержать коллег и выписала в подарок родственникам два издания на следующий год в качестве подарка — общественно-политический еженедельник и развлекательную газету. Оба СМИ на русском. Но если бы я дарила подписку своим тернопольским или львовским друзьям, то выбрала бы СМИ на украинском.

- Вы поете песни на русском и украинском языках, почему? Это самоцензура или вам просто нравится украинский язык?

— Мне нравится и украинский, и русский, и английский, и французский… И это не малодушие. Это мое принятие мира во всем его многообразии. Я не переделыватель, я наблюдатель. Еще в 2013 году я написала песню «Я тоже украинка», в которой есть такие строчки: «Пускай по Украине вольной птицей Летит родная речь и мова рідна. От Львова и Донецка до столицы мы разные — и в этом наша сила».

Когда я училась в университете, кстати, я писала песни на украинском. Но потом выпала из среды, пришла работать в русскоязычный глянец — и опять «омоскалилась». На самом деле это большое счастье — творить свободно на двух и более языках. Немногие обладают этим даром. Я бы сказала даже единицы. Мои песни на украинском более современные — в них меньше слов (потому что на украинском я думаю не так «масштабно», как на русском), проще мелодия, и они нравятся слушателям. И да, признаюсь, я писала и HoneyMoon («Медовый месяц»), и «Мені подобається хід твоїх думок», и «Новий рік» (кстати, есть две версии этой песни), и другие, потому что мне хотелось иметь в репертуаре авторские песни на украинском. Потому что я устала объяснять, что, если я говорю и пишу на русском, я ничуть не меньше украинка, чем те, кто кричит на каждом углу «Якщо ти українець, то повинен розмовляти українською»… Мир уже не замыкается на языке, не упирается в язык, мир гораздо шире, чем тупые установки, заимствованные опять-таки из СМИ. Мир — это не язык, на котором ты говоришь, а твои дела, поступки, польза для других. Язык — коммуникация и возможность понять друг друга, вписаться в общество.

На радио сейчас введены жесткие квоты — не менее 35% песен в эфире должны звучать на украинском. То есть, как видите, песням на русском можно пробраться к слушателям. А если вы пришли еще к музыкальному редактору с пухлым чемоданчиком… Но есть ряд телепроектов и фестивалей, и обычных концертов, где украинский язык — обязательное условие участия.

Знаете, сейчас в прокат вышел фильм продакшена «95 квартала» при поддержке Госкино, где, не знаю уж — неосознанно или специально, пропагандируется идея, что нужно сделать, чтобы стать настоящим украинцем — тем, который и говорит по-украински, и любит все украинское. Обкуриться! На полном серьезе. Герой Зеленского и его киножена, покурив «травки», «перелетают» во Львов, оказываются на Лычаковском кладбище, где похоронен Франко. Потом уже стих Франко звучит из уст актера-кандидата в президенты, ну или предполагаемого кандидата, и героиня так проникается национальной идеей, что тут же (дело ближе к ночи) просит немедленно отвезьти на кладбище… Возложить цветы к могиле классика украинской литературы. Мне кажется, что именно из-за этой сцены Госкино и дало деньги.

Вообще довольно странно смещаются акценты — героиня возмущается выброшенным стаканом из окна автомобиля, но в то же время имеет любовника и считает это абсолютно нормальным.

Но мы же о языке, поэтому будет интересным тот факт, что «Я, ты…» снимался сначала на русском, а потом дублировался. И сам «95-й квартал» на русском идет…

- Может ли, по вашему мнению, сейчас самореализоваться в Украине творческий русскокультурный человек?

— Творческому человеку вообще реализоваться трудно — вне зависимости от языка и страны. Многие творческие люди думают, что если они перейдут на украинский, то заказы посыпятся на них как манна небесная. Ради этого они публично (это важный момент) превращаются из Александров в Олександрів на «Фейсбуке». Они пишут короткие посты на украинском, а в жизни так и общаются на русском. Потому что знать фразы приветствия и выучить язык (и чувствовать!) — это две большие разницы. И для второго нужна не только среда, но и время, сила воли и талант. И если наш парламент думает, что, обязав кассиров на кассе говорить на украинском, он простимулирует изучение языка, он глубоко ошибается. Кстати, один мой знакомый одессит-еврей, бизнесмен, правда, не творческий человек, хвастается, что он выучил украинский язык — внимание! — по радио! Я даже боюсь представить, что он там выучил.

Очень много моих знакомых (коучей, бизнес-тренеров, диетологов, педагогов по фитнесу, вокалу и т.д.) зарабатывают вебинарами, онлайн-марафонами и консультациями в интернете. Их аудитория — русскоговорящие люди, не только украинцы. Отказаться от русского для таких предпринимателей означает лишиться заработка.

Творчество — оно разное. «На чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать. Одно это меня в ужас приводит». Это не моя цитата. Это сказал Довлатов. Есть масса творческих профессий, где не нужны шутки. Художники, дизайнеры… У поэтов и писателей — да, язык — это инструмент, это их хлеб. Но давайте не будем забывать, что мы живем в век интернета, в век открытых границ, Ютуба, ты можешь найти любые контакты в течение минуты и сформировать свою аудиторию сам, если у тебя интересный контент. Но если мы говорим о карьере на ТВ в Украине, то придется выучить украинский. Это правда.

- Внутренняя эмиграция. Можете ли вы сказать, что это понятие применимо к вам, вашим родным и друзьям?

— У меня по этому поводу даже есть стих, написанный в 2015 году. Он так и называется — «Эмиграция».

Я никогда не уезжала,
Не собираюсь и сейчас.
Я все, как есть, здесь принимала —
От перестройки до Юща.
Я здесь влюблялась, расставалась,
В моих стихах ты все найдешь,
Хотя… я это зря сказала…
И не надеюсь, что прочтешь…

Да, много стран я повидала,
Но в мыслях не было бежать.
Что ж ты меня, родная мама,
Чрез столько лет решила гнать…
Я замолчу, я постараюсь
Тебя ничем не раздразнить
И, не ища земного рая,
Я буду здесь тебя любить…

Весна, гроза, цветут акации,
Я в их объятьях и слезах.
В своей стране я в эмиграции
Без перспективы и без прав.
Весна, гроза и море дивное,
Как в детстве, шепчет мне каштан…
Того, кого любила я,
Чтоб он ни сделал, не предам…

Наверное, этим все сказано. Бывают минуты боли, отчаяния, но мой рецепт такой — делай свое дело и фильтруй свое общение, в том числе и в соцсетях.

- В Киеве всего 6 русских школ. Как вы решаете вопрос с обучением детей на родном языке?

— Не скрою, что я искала школу для ребенка с русским языком преподавания. Не потому, что я против украинского, а потому что я за русский. Мне хотелось, чтобы в программе был полноценный русский язык и русская литература. В итоге две из шести школ, которые я рассматривала для обучения, находились далеко от дома. А, как известно, младшую школу надо выбирать по месторасположению, среднюю — по преподавателям, высшую — по перспективам и кругу общения.

Сейчас мой ребенок учится в украинской школе, в пятом классе. У них есть русский язык и зарубежная литература, в рамках которой они изучают русских писателей и поэтов. Оба предмета раз в неделю. Этого, конечно, мало, но это лучше, чем ничего. При этом мой ребенок занял первое место на районном конкурсе Петра Яцыка и вошел в число 20 лучших на городском.

Поскольку украинский она и так учит, я стараюсь покупать книги на русском — ту старую добрую советскую и зарубежную классику, на которой мы выросли, — «Приключения Электроника», «Маленький принц», «Гостья из будущего», «Том Сойер», «Денискины рассказы», «Манюня»… Это же такое счастье — окунаться в мир автора и путешествовать вместе с ним! Но дочка пока на такой стадии, когда надо «заманивать» в чтение, поэтому у нас время красочных книжек, а не электронных, где можно вместить все-все-все и просто читать!