Кроме того, было принято решение не признавать созданную греками из раскольников Православную церковь Украины (ПЦУ).

Это решение Синода стало своего рода итогом тяжелого для церкви 2018 года и задало тон для нового 2019 года, в котором, судя по всему, борьба за православие на Украине продолжится, но с куда большим ожесточением, чем в конце 2018 года. В этой борьбе тесно сплелись интересы иерархов различных церквей с интересами государства.

Так или иначе, но церковь во многом зависит от государства и от того, как выстраиваются отношения между ними. Очевидно, сегодняшняя власть на Украине сделала церковь одним из инструментов избирательной кампании президента Украины. И хуже того, предвыборный пиар строится на создании образа внутреннего врага вокруг УПЦ и эксплуатации этого образа. Как сообщают украинские СМИ, в январе Порошенко поедет в предвыборный «томос-тур» вместе с «митрополитом ПЦУ» Епифанием (Думенко) по 17 областям, в которых он рассчитывает получить максимальную поддержку.

РПЦ призовет поместные церкви не признавать «автокефальную» структуру на Украине
РПЦ призовет поместные церкви не признавать «автокефальную» структуру на Украине
© Пресс-служба Патриархии РПЦ / Игорь Палкин

Следует учитывать, что драйвером процесса давления на УПЦ и усиления ПЦУ выступают не только украинские политики, но и американские спонсоры, заинтересованные в максимальной дезинтеграции Украины и России. УПЦ, как часть РПЦ, является связующим звеном между двумя странами. Выдавив УПЦ из храмов и монастырей, заменив священников на раскольников, среди которых царят радикальные и русофобские идеи, США постарается разорвать духовную связь между странами, что будет дополнительно содействовать отчуждению двух по сути братских славянских народов и усилит межгосударственный российско-украинский конфликт.

Издание Украина.ру рассматривает три сценария развития религиозной ситуации на Украине.

Сценарий конфронтационный

В случае победы на выборах русофобских сил давление на УПЦ продолжится настолько, чтобы не позволять религиозному конфликту перейти в острую фазу. То есть будет осуществляться «ползучая» агрессия против УПЦ, при которой часть наиболее оппозиционных архиереев будут оказываться под прессом (в том числе спецслужб и прокуратуры), и все-таки с властью будут пытаться договариваться. При этом у власти есть возможность выдавливать УПЦ из приходов, используя не только радикалов, но и решения судов, силовиков, исполнителей, тем самым делая процесс легитимным.

Потеря храмов и монастырей, безусловно, ослабит УПЦ. Постепенно УПЦ может быть расколота: часть священников перейдут в ПЦУ, часть уйдут в глухую непримиримую религиозную оппозицию, станут украинским «катакомбниками», какая-то часть священства будет вынуждена покинуть Украину. Самые верные из оставшихся на Украине священников и архиереев, столкнувшись с гонениями, станут исповедниками веры и образцами верности и любви Христовой, как и во времена советских гонений. И фактически мучениками за веру.

Митрополит Онуфрий: Храмы УПЦ в частях ВСУ на грани закрытия
Митрополит Онуфрий: Храмы УПЦ в частях ВСУ на грани закрытия
© РИА Новости, Сергей Пятаков | Перейти в фотобанк

Это весьма вероятный сценарий. К сожалению, как показала практика, мировая общественность вяло реагирует на беспредел, устраиваемый украинскими властями, а у России нет рычагов воздействия на украинскую власть в части религиозного беспредела. Есть и такие защитники церкви, как депутат Вадим Новинский или боксер Александр Усик, которые открыто заявляют о своей позиции, но к ним мало кто прислушивается. Мы прогнозируем постепенное угасание таких протестов — для этого будут задействованы спецслужбы, прокуратура и медиа. Многие прихожане готовы поддержать действиями каноническую церковь, но им нужно услышать призыв к таким действиям, а архиереи часто не готовы идти на открытый конфликт с властью. Более того, многие из них хотят избежать кровавых столкновений, которые неизбежны на религиозной почве в такой стране, как Украина (прецеденты уже были). И в этом их трудно упрекать, так как основная функция церкви — это спасение души, а не оппозиционная деятельность. Хотя есть немалая вероятность того, что готовые идти до конца, вплоть до прямых столкновений с властью и открытых протестов в рядах УПЦ найдутся.

В этом негативном сценарии УПЦ могут помочь, как ни странно, сами раскольники. Колоссальные амбиции Филарета, готового вступить в конфликт с Фанаром за право сохранения статуса «патриарха», внутренняя грызня за власть, имущество и финансы в треугольнике «Филарет-Фанар-Порошенко» позволяют УПЦ выжидать, когда «плод сгниет сам по себе».

Сценарий компромиссный

После президентских и особенно парламентских выборов к власти на Украине могут прийти силы, настроенные на снижение градуса воинственности. Это могут быть и представители оппозиции, которые будут вести общий курс на замирение с Россией, либо это может быть, например, Тимошенко или Зеленский, которые решат не создавать дополнительных точек напряжения в стране и снимут вопрос УПЦ с повестки дня.

Подобное случилось в Болгарии, когда после раскола 90-х годов к власти пришло правительство Симеона Сакскобургготского, избравшее курс на уврачевание раскола. После нескольких соборов, в 2012 году последний раскольнический «митрополит Иннокентий» (Петров) принес покаяние и вернулся в лоно канонической церкви. То есть после смены власти прекратилась государственная поддержка раскольников и раскол внутри Болгарской церкви прекратился.

«Вассальный захват»: Главный сторонник томоса в УПЦ отказался поддержать автокефалию
«Вассальный захват»: Главный сторонник томоса в УПЦ отказался поддержать автокефалию
© Facebook, Фотолітопис Черкаської єпархії УПЦ

Если произойдет подобное, то фактически УПЦ сохранит свои позиции как наиболее многочисленная украинская конфессия. ПЦУ будет существовать параллельно с УПЦ. В этом случае вполне можно предположить, что часть служителей УПЦ КП, увидев, что ПЦУ уже не пользуется государственной поддержкой и смысла делиться приходами уже нет, выйдет из новой церкви. Вслед за ними, скорее всего, последуют и УАПЦ. Таким образом, на Украине будет уже четыре православных церкви, из которых две будут каноническими. В этом случае постепенно установится хрупкий баланс между властью, УПЦ, ПЦУ и раскольниками. Это возможно, если власть займет адекватную позицию относительно православных церквей и выступит арбитром, не позволяя разгореться конфликту.

Подобная ситуация сложилась в Эстонии, в которой есть две канонические церкви: Московского и Константинопольского патриархата, которые относительно мирно сосуществуют.

К сожалению, этот сценарий маловероятный, так как он требует снижения зависимости украинской власти от Госдепа и переход от политики «чего изволите?» к политике «зачем нам это нужно?». Это требует прихода к власти на Украине политических сил с огромным кредитом доверия со стороны всех социальных страт, а таких сейчас в политическом пространстве Украины нет.

Сценарий сепаратистский

Перед Синодом в различных СМИ появилась информация о том, что может быть принято решение о даровании канонической УПЦ автокефалии со стороны РПЦ. Большинство комментаторов были однозначно негативно настроены по поводу подобного решения.
Следует отметить, что идея такого решения РПЦ и вправду ранее обсуждалась. И, может быть, это было бы правильное решение, но сделать это надо было раньше — в 2014 или 2016 году. Сейчас, на фоне атаки на УПЦ и развернутой информационной кампании, это вызовет только неоднозначную реакцию среди верных архиереев и духовенства на Украине.

Вот что написал украинский православный блогер Массимо Коловрат по поводу подобного решения РПЦ: «…в самом нелепом виде предстанет вся недавняя деятельность и заявления официальных лиц как РПЦ, так и УПЦ, которые утверждали о несвоевременности автокефалии и ее неприятии большинством паствы УПЦ.

Во-вторых, мгновенно усилятся позиции Фанара по аргументации правомерности его вмешательства в украинские церковные процессы….

В-третьих, фанариоты получат в свои руки дополнительный мощный козырь для критики Москвы на всеправославном уровне. "Мы выступили за автокефалию для Украины, а РПЦ из-за этого устроила нам разрыв евхаристического общения…. Однако затем была вынуждена признать необходимость автокефалии".

В-четвертых, автокефалию, дарованную Москвой, Константинополь не признает…. Он продолжит методично трансформировать УПЦ в контексте своих интересов.

В-пятых, автокефалию, дарованную РПЦ, не признает "патриотически настроенная" общественность…. Поэтому ее нужно продолжать давить и вливать в ряды ПЦУ — "настоящей автокефальной церкви" Украины.

В-шестых, огромное количество паствы УПЦ не примет автокефалию…. Начнутся расколы уже внутри самой УПЦ».

Подобный же эффект может быть вызван и неким ходом навстречу Константинопольскому патриархату со стороны РПЦ — например, заявлением о готовности к диалогу, о чем недавно говорил пресс-секретарь РПЦ Владимир Легойда. Такие заявления, может быть, необходимы в рамках межцерковной дипломатии, но крайне негативно воспринимаются на Украине наиболее верными иерархами УПЦ — как некий намек на «сдачу» Украины и повод для распространения алармистских настроений.

РПЦ готова взять под свою юрисдикцию упраздненный Варфоломеем Западноевропейский экзархат
РПЦ готова взять под свою юрисдикцию упраздненный Варфоломеем Западноевропейский экзархат
© Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси | Перейти в фотобанк

В случае принятия таких, деструктивных решений РПЦ вполне можно ожидать раскола уже в рядах РПЦ, часть архиереев которой, почувствовав себя преданными, уйдут в ПЦУ, часть же уйдут в раскол. Ведь многие запомнили слова известного на Украине старца Зосимы об автокефалии: «В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия, беззаконная или «законная», автоматически прерывается связь с митрополитом Киевским».

Выводы

На церковную ситуацию на Украине влияет слишком много факторов, прежде всего политического характера, чтобы делать однозначные прогнозы. Огромное влияние оказывают отношения между УПЦ и РПЦ, между РПЦ и Фанаром, между Украиной и Россией и, наконец, самое главное, между Россией и США. Огромным окном возможностей остаются выборы, президентские и парламентские, в ходе которых Порошенко может разыграть самые неожиданные сценарии, чтобы сохранить власть.

Особую ноту в ситуацию может внести обострение в ходе гражданского конфликта на востоке Украины, который может в этом случае перерасти в «священную войну» за каноническую церковь.

Однако, по мнению религиоведа, научного сотрудника Российского института стратегических исследований Андрея Серебрича, до выборов президента никаких религиозных эксцессов на Украине не будет.

"Не думаю, что до выборов в марте 2019 г. власть будет наращивать силовое давление на каноническую церковь. Имеется в виду захваты храмов, судебные преследования духовенства и проч. По крайней мере, нужный Порошенко образ «архитектора» поместной церкви уже создан и его активно продвигают украинские СМИ и глава новой «церкви». В таких условиях  обострение конфессиональной ситуации в канун выборов может испортить желаемую для Порошенко картинку и вызвать неодобрение за рубежом", — заявил он в эксклюзивном комментарии Украина.ру.

При этом он считает, что "раскольники из новой структуры, скорее всего, будут стремиться к тому, чтобы именно до президентских выборов закрепить за собой права на церковное имущество и максимально поднять количественные показатели своей «церкви». Сейчас сложно прогнозировать исход выборов и новая церковная «элита» вряд ли готова рисковать, откладывая вопрос имущества на потом. Как представляется, они являются одним из основных двигателей силового сценария".

Серебрич особо подчеркивает, что "нынешняя украинская власть не самостоятельна. Директивы из-за океана могут существенно изменить обозначенную конфигурацию".

И это является важным элементом любого из трех рассмотренных нами сценариев.