И дело не только в выборах, которые в Белоруссии, по европейским меркам, проходят скучно и однообразно. Президенту Белоруссии предстоит сделать самому куда более масштабный и судьбоносный выбор.

«Политическая вакханалия» в Белоруссии

«Будущий год [2019-й] — это год серьезный. У нас начинается политическая «вакханалия», которая продлится минимум полтора года. И выборы парламента, и президента. Они никогда не добавляли стабильности и спокойствия в нашем обществе».

Такую оценку предстоящих выборов дал Александр Лукашенко во время кадровых назначений в ноябре 2018 года. Сторонним наблюдателям, которые не особо вникают в выборные перипетии в Белоруссии, кому совершенно привычен государственный строй этой постсоветской республики с постоянным президентом, беспокойство Александра Григорьевича кажется беспочвенным. Вертикаль власти не обещает сбоев.

Но некоторые российские СМИ так не считают. По их мнению, будущая кампания будет серьезной проверкой. Но не прочности Лукашенко и его «вертикали», а политического вектора Белоруссии. Потому что маневрирование между Россией и Западом, особенно в уходящем году, стало привлекать слишком много внимания и даже выплескиваться в виде резких заявлений.

Парламентская оппозиция Белоруссии воочию

На минувших выборах в Палату представителей Национального собрания Белоруссии произошла, по местным меркам, сенсация. Впервые за долгое время в зал заседаний парламента попали представители оппозиции. Важно подчеркнуть: легальной и официальной оппозиции, а не той ее части, которую Александр Григорьевич называет «пятой колонной». Последние есть, щедро финансируются западными партнерами Минска, но действовать на территории своей страны для них пока затруднительно. Вместе с тем Лукашенко допускает оппозицию, заботливо относится к ней и никогда не обходит ее, когда собирает круглые столы для публичного общения.

Ну а на выборах в 2016 году в парламент впервые были избраны оппозиционеры. Точнее — оппозиционерки: одна из руководителей «Общества белорусского языка им. Франциска Скорины» Елена Анисим и член Объединенной гражданской партии Анна Конопацкая. По результатам двухлетних наблюдений сделаны выводы о том, что оппозиция в небольших дозах парламенту Белоруссии не только не опасна, но даже полезна: западные партнеры больше не обвиняют Лукашенко в диктатуре.

Министру иностранных дел Владимиру Макею это сильно облегчило работу: теперь он может демонстрировать европейским и американским политикам, что в Белоруссии есть прогресс на пути к демократии, а препятствий к нормализации отношений с Западом нет.

Оппозиция и власть

Но есть и проблемы. До выборов 2016 года идеологическая модель Белоруссии состояла в том, что общество всецело поддерживает власть, а оппозиция — кучка маргиналов, существующих на западные гранты. После избрания Анисим и Конопацкой эта концепция оказалась размытой. Теперь оппозиция — совсем не такие уж чудовища, как казалось раньше. Выяснилось, что те, кто держится иного взгляда на будущее Белоруссии, есть, и их поддерживает пусть небольшая, но значимая часть общества.

Еще нюансы: за два года наблюдений за поведением Елены Анисим и Анны Конопацкой в Палате представителей выяснилось, что они не сидят там в качестве мебели. А наоборот, выступают с различными достаточно смелыми инициативами, запросами и предложениями. Это совершенно не ощущается и не сказывается на внутренней и внешней политике Белоруссии, что вполне устраивает президента. Но это совершенно не нравится представителям властной вертикали, работа которой с «бацькой» отнюдь не сирень.

Быть чиновником в Белоруссии — дело очень непростое, даже опасное, а ставки самые высокие. Проще говоря: утром белорусский чиновник едет с золотыми часами на руке, на дорогой иномарке в министерство, а вечером в «воронке» и наручниках — в тюрьму. «Тюрьма» — любимое слово президента во время процедуры «ператрахивания» аппаратчиков, и бросается им президент совсем не на ветер. Сесть в тюрьму белорусскому чиновнику легче, чем усидеть в кресле. А появление даже двух непредсказуемых фигур во власти создает ненужные аппаратные риски.

Ловушка для легальной оппозиции

Впрочем, преимуществ от эксперимента с созданием управляемой парламентской оппозиции пока больше, чем проблем. О том, какую роль это играет в диалоге с Западом, уже сказано. Причем сегодня в силу «холодной войны-2» Западу Белоруссия нужна куда больше, чем Запад Белоруссии. Но есть и ощутимая отдача внутри страны. Избрание Анисим и Конопацкой, вопреки ожиданиям их партийных кругов, не укрепили, а ослабили легальную белорусскую оппозицию. В частности, «Объединенную гражданскую партию».

«Вначале были попытки использовать Анну Конопацкую для усиления партийных структур. Однако получилось наоборот. Очевидно, что ее избрание сыграло на раскол ОГП», — считает директор института политических исследований Андрей Казакевич.

Коллеги по оппозиции ревнуют, нервничают и заявляют, что это политическое мошенничество и манипуляция: произошло назначение, а не избрание депутатов. Так что апатия среди оппозиционных активистов только усилилась, а вертикаль власти укрепилась. Таким образом, в будущих выборах у оппозиции цугцванг: любой шаг против Лукашенко приведет только к ухудшению их образа в глазах избирателей. Поэтому большого желания участвовать в выборах у оппозиции нет. Что, очевидно, и задумывалось.

Между Брюсселем, Вашингтоном и Москвой. Расширит ли Лукашенко парламентскую оппозицию?

Выборы в Белоруссии — проблема для ЕС

«Ввиду парламентских и президентских выборов 2020 года ЕС вновь подчеркнул, что Беларуси необходимо провести всеобъемлющую реформу избирательного законодательства в соответствии с рекомендациями Бюро по демократическим институтам и правам человека и Венецианской комиссии».

Таков вердикт представительства Евросоюза в Минске по итогам состоявшейся в Брюсселе 12-13 декабря шестой встречи координационной группы ЕС и Белоруссии. Это не рекомендация, а ультиматум: готовность Минска к реформированию избирательного законодательства — одно из ключевых условий завершения переговоров о приоритетах партнерства с ЕС.

Весь 2018 год белорусская оппозиция плодила слухи о референдуме на тему избирательного законодательства в промышленных масштабах. Однако дальше разговоров и сплетен дело не пошло. Проект бюджета-2019 не предусматривает расходов на проведение выборов и тем более на конституционный референдум. Правда, в белорусском законодательстве существуют схемы ускоренного принятия изменений в Конституции без референдума. Но инициатором может быть только президент, а он в этом вопросе никакой активности не проявляет.

Причина может быть только одна: балансированию между ЕС, США и Россией противопоказаны резкие движения. Что ставит Брюссель в двусмысленное положение: протестовать значит спугнуть Минск и толкнуть его в объятия Москвы. А смолчать — значит одобрить «скучные и незаметные» выборы 2020 года. Бросить подопечных из оппозиции, демотивировать их, помочь сохранить «политическую вакханалию» управляемой.

Между суверенитетом и Союзным государством

Впрочем, сложный выбор и у Лукашенко и его властной вертикали. Для того чтобы поддерживать жизнеспособность и повышать живучесть белорусской политической модели, важно питать экономику, которая сейчас переживает не лучшие времена. Суверенитет — значит самодостаточность. А этим Минск похвастаться не может. Страна сильно зависит не только от российских субсидий и кредитов, но и от внутрироссийских экономических шагов. В частности, на сегодня главной проблемой российско-белорусских отношений является компенсация от налоговых изменений в России в нефтегазовой сфере.

Главная задача Лукашенко — добиться компенсации, а этот вопрос пока повис в воздухе. В проект белорусского бюджета уже заложены убытки в 600 миллионов долларов. В дальнейшем они будут расти. Есть неснимаемая проблема внешнего долга, для погашения которого нужно ежегодно перекредитовываться. И снова в России. В такой ситуации любое нарушение единовластия президента или нестабильность парламента из-за действий оппозиции немедленно приведет к дестабилизации хрупкого равновесия и коллапсу Белоруссии по украинскому сценарию.

Выполнение договора о Союзном государстве снимает все эти проблемы. Но это не только оттолкнет западных партнеров Минска и уничтожит достижения Владимира Макея в диалоге с Брюсселем и Вашингтоном, но и приведет к наложению полномасштабных западных санкций на Белоруссию, как на де-факто часть России. И немедленному дезавуированию абсолютной власти президента Лукашенко.

Именно поэтому и возник вопрос прерогативы «суверенитета» над участием в Союзном государстве. Это сложный и опасный выбор. Пожалуй, самый трудный за все время президентства Александра Лукашенко.