И Минск, похоже, не собирается обсуждать эту тему ни с кем.

Смертники

В начале нынешнего года в Белоруссии было шесть преступников, приговоренных к смертной казни. Приговор в отношении четверых по состоянию на сегодня уже приведен в исполнение. В ЕС и во всех странах постсоветского пространства смертная казнь отменена под давлением, главным образом, Европы. США в данной дискуссии не участвуют, поскольку там смертная казнь существует, хотя никто этот факт не осуждает. И Белоруссия в 1996 году, по решению большинства граждан страны на референдуме, решила сохранить такую форму высшей меры наказания.

Александр Жильников и Вячеслав Сухарко. Наемники. Были наняты парой любовников для избиения намеченной ими жертвы. Но те, присмотревшись к содержимому квартиры нанимателей, решили по-своему. Они их убили. Весной 2017-го Жильникова и Сухарко приговорили к пожизненному заключению, но Верховный суд добился применения к ним высшей меры.

Кирилл Казачек из Гомельской области. Совершил чудовищное по своей безжалостности преступление. Из мести к бывшей жене убил двух собственных детей: 9-летнюю Киру и 17-летнего Влада. Он сам вызвал милицию, попытался покончить с собой, во всем признался и отказался просить помилования.

Алексей Михаленя из Гомельской области. Убил двух соседей-пенсионеров, накануне освободившись из тюрьмы. Причины своего деяния объяснить не смог.

Игорь Гершанков и Семён Бережной из Могилёвской области. «Черные риелторы». Шесть трупов ради квадратных метров, которые, кстати в Могилевской области стоят очень дешево: от 500 долларов. Именно они были расстреляны в ноябре.

Для полноты картины стоит вспомнить Вячеслава Ковалева и Дмитрия Коновалова, которые произвели серию терактов в Минске, в том числе в метро. От их рук погибло 15 человек. Европа, правозащитники и оппозиция тогда подняли много шума, но президент был непреклонен.

«Приговорен к исключительной мере наказания — расстрелу». Белоруссия за неотвратимость наказания

Исполнители

«Расстрельная команда имеет официальное название: «Специальная группа по приведению в исполнение смертных приговоров». Группа, которую я возглавлял, состояла из тринадцати человек. Помимо непосредственных участников «расстрельного» процесса, в нее входили также врач и представитель МВД».

Это цитата из книги «Расстрельная команда», автором которой является полковник Олег Леонидович Алкаев. Бывший начальник СИЗО №1 города Минска. Стаж работы в пенитенциарной системе — более 30 лет в СССР, Казахстане и Белоруссии. За время работы в должности начальника минского СИЗО №1 Олег Алкаев руководил расстрелами ста тридцати четырех человек, приговоренных судом к смертной казни.
Написав эту книгу, полковник Алкаев нарушил должностную инструкцию и, несомненно, по белорусским законам является преступником. Понятно, что книгу он опубликовал не в Минске. Он бежал в 2011 году через Москву в Германию, причем не по политическим причинам. Так что можно предположить, что свою личную роль Алкаев сильно исказил. Но чисто функциональные подробности его книги никто не оспаривал.

Процедура

В своей книге полковник Алкаев сообщает технические детали процедуры приведения в исполнение смертного приговора, о которой существует очень много городских легенд. Они недостоверны — все происходит буднично. После доставки из камеры в специальное помещение приговоренных вызывают в кабинет, где ожидает прокурор, руководитель специальной группы (начальник СИЗО) и представитель МВД. Они уточняют личность приговоренного, объявляют ему об отклонении прошения о помиловании и о том, что приговор будет приведен в исполнение.

Затем происходит процедура «этапирования» к месту приведения приговора в исполнение. С повязкой на глазах осужденный проводится в соседнее помещение, где его ожидает исполнитель со специальным пистолетом ПР-9, оснащенным устройством для бесшумной стрельбы. По сигналу исполнителя двое сотрудников перед специальным пулеулавливающим щитом опускают осужденного на колени, после чего исполнитель стреляет ему в затылок. Смерть наступает мгновенно.

«Приговорен к исключительной мере наказания — расстрелу». Белоруссия за неотвратимость наказания

В своей книге бывший начальник минского СИЗО №1 сообщает также, что при Шушкевиче приговоры приводились в исполнение в лесах, возле ям, где исполненных и хоронили.

Статистика

В 1996 году Александр Лукашенко вынес вопрос о смертной казни на второй общегосударственный референдум. И народ высказался за сохранение именно такой исключительной меры наказания. Смертная казнь в Белоруссии применяется за 12 видов преступлений. В том числе за развязывание войны, заговор с целью захвата власти, убийство милиционера или акт терроризма в отношении госдеятеля, измену государству (сопряженную с убийством) или геноцид. Наказание не применяется к женщинам, лицам до 18 и после 65 лет.

На постсоветском пространстве, как и в ЕС, очень много дискуссий вокруг смертной казни. В основном их инициаторами являются те, кто за ее запрет. В массе люди такое мнение поддерживают. До тех пор, пока их лично не коснутся деяния безжалостных и циничных убийц, либо в случае совершения резонансного преступления международного уровня, как правило теракта. Тогда число приверженцев смертной казни резко увеличивается, причем люди, не скрывая своих имен, требуют совершать казни публично.

Белорусский опыт сохранения смертной казни демонстрирует уникальную статистику. При Шушкевиче в Белоруссии ежегодно выносилось особенно много смертных приговоров. Тогда преступность просто галопировала, поскольку республика очутилась на перекрестке «челночной» торговли, которой занимались миллионы людей. Пик смертных приговоров пришелся на 1998 год, когда было вынесено 47 смертных приговоров. Но затем, когда правосудие Белоруссии показало неотвратимость наказания, «подрасстрельная» преступность резко пошла на спад.

Уже в 2000-е годы ежегодно по республике к смертной казни приговаривали не более 10 человек. В 2010-е — не более пяти. В 2012 и 2014 годах смертные приговоры вообще не выносились.

Критика

До недавнего времени смертная казнь в Белоруссии являлась дежурным аргументом Запада против лично Лукашенко. История уже упомянутой книги беглого полковника Алкаева тому лишнее подтверждение. Главы его литературного труда широко цитируются непримиримой оппозицией, с пространными комментариями о «похищениях оппозиции», «эскадронах смерти», и плодят городские легенды.

Страшных историй было очень много, особенно после того, как США публично поставили целью отстранение Лукашенко от власти. В Совет Европы и ПАСЕ Белоруссия не может войти именно по этой причине. С 1992 года Белоруссия является участницей Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, который дает право Комитету ООН по правам человека принимать к рассмотрению индивидуальные жалобы от лиц, осужденных белорусским судом.

«Приговорен к исключительной мере наказания — расстрелу». Белоруссия за неотвратимость наказания

Но Минск непреклонен в сохранении принципа неотвратимости заповеди «око за око» и с Комитетом ООН исполнение смертных приговоров не согласовывает. В 2015 году белорусские власти, согласившись провести широкую общественную кампанию по отмене смертной казни, отвергли рекомендации Комитета о введении моратория на исполнение смертных приговоров и об особых правах родственников осужденных. Минск честно признает, что преследует цель обеспечения общественного спокойствия и национальной безопасности. Что чистая правда.

Политика

Работа правозащитников и международных организаций, требующих отмены смертной казни, в Белоруссии никак не ограничена. Вместе с тем Минск твердо заявляет, что не откажется от применения исключительной меры наказания. Президент Лукашенко в ответ на требования отмены смертной казни ссылается на результаты референдума 1996 года.

«Нас призывают к отмене смертной казни. Мы эти предложения слышим, и не только слышим. Но против воли народа, подавляющая часть которого на референдуме высказалась за ее сохранение, ни одно государство пойти не может. Чтобы от этого отказаться, нужно время. Поэтому вы, пожалуйста, нас не торопите».

Кстати, сейчас, когда российско-американские отношения резко обострились и в адрес Белоруссии из США звучат оценки, называющие Минск «бастионом» от угрозы Москвы, совсем не странно, что истерия вокруг смертной казни в Белоруссии упала ниже нуля и никому из западных политиков почему-то не приходит в голову называть исполнение смертных приговоров убийством. По словам Лукашенко, ради того, чтобы расколоть российско-белорусский альянс, Запад готов принять Белоруссию даже в НАТО. Правда, при условии, которое остается неизменным. Смена власти в Минске.