11 декабря Социологическая группа «Рейтинг» опубликовала результаты исследования, посвящённого оценке гражданами военного положения. 4-10 декабря было опрошено 2000 респондентов. Погрешность выборки не более 2,2%.


О российской агрессии

Предсказуемо, что большинство опрошенных (62%) считают Россию страной-агрессором в отношении Украины. Противоположной точки зрения придерживается 26%.

Загадочно другое — по сравнению с маем текущего года число считающих Россию страной-агрессором сократилось на 7%, а противников этого мнения выросло на 3%. Промежуточные данные (октябрь и ноябрь) показывают, что что-то произошло летом, но вот что? Да и вообще: по логике как раз должно быть наоборот — после керченского инцидента (который 58% опрошенных считают актом агрессии — см. ниже) восприятие России должно было ухудшиться, но ничего подобного не происходит (колебания данных между ноябрём и декабрём несущественны — в рамках погрешности).

Отметим, что наблюдения показывают резкую радикализацию в патриотическом сегменте украинского общества и проявления страха среди сравнительно неполитизированных граждан. Количественная социология эти обстоятельства не фиксирует…

Совершенно естественно, что в первую очередь считают Россию страной-агрессором украиноязычные (83%) жители Западной (85%) и Центральной (73%) Украины. Больше всего не считающих так — непосредственно в зоне агрессии — на Востоке (51%).

Тут, в общем, понятно — представление о России лишь отчасти формируется текущей пропагандой. В значительной мере это составляющая менталитета населения тех или иных регионов.


Керченский инцидент и полномасштабная агрессия

58% опрошенных полагают, что Россия осуществила акт агрессии во время Керченского инцидента, 22% придерживаются обратной точки зрения. Обе цифры меньше, чем количество считающих и не считающих Россию страной-агрессором. Очевидно, часть людей полагают, что информации недостаточно для того, чтобы делать определённые выводы.

Естественно, что большая доля уверенных в акте агрессии проживают в Западном (77%) и Центральном (68%) регионах. Однако и тут присутствует разрыв между сторонниками мнения, что Россия — страна-агрессор вообще, и мнения, что Россия совершила акт агрессии в данном конкретном случае.

Убийственная социология Украины. Один процент довольных, остальные — против
Убийственная социология Украины. Один процент довольных, остальные — против
© Facebook, Міністерство оборони України | Перейти в фотобанк

Кстати, 51% всё же считают, что вероятность полномасштабного вторжения агрессора существует. Причём 22% полагают вероятность этого высокой. Противоположной точки зрения придерживается 38%.

Вполне естественно, что больше всего верят в российское вторжение на Западе (68%) и в Центре (59%), а также те люди, которые и так считают Россию страной агрессором (68%). Искать логику в мыслях людей, которые считают Россию страной-агрессором, но не верят в агрессию, пожалуй всё же не стоит…


О военном положении

Агрессия — агрессией, а военное положение — положением. Примерно так рассуждают украинцы.

Во всяком случае уровень поддержки военного положения удивительно низкий: только 21% опрошенных поддерживают введение ВП полностью и 12% — частично. Всего — 33%. Среди тех, кто считает Россию страной-агрессором, сторонников введения военного положения всего 47% — меньше половины. Больше всего сторонников ВП (44%) в Западной Украине, в которой оно как раз не вводится, на Востоке — всего 14%.

Любопытно также, что сравнительно большое число сторонников ВП среди пожилых людей (36% против 29% среди молодёжи) и среди мужчин (38% против 28% среди женщин). Это несколько даже удивительно. Потому что в этих группах по другим политическим вопросам существенных расхождений нет. Вероятно, что женщины и молодежь недовольны ограничениями, которые несёт за собой военное положение (мобилизация и т.п.).

58% не поддерживают введения военного положения (причём 39% — вообще). Предсказуемо, что среди тех, кто не считает Россию страной-агрессором, осуждают ВП 86%.

Военное положение: Баланс зрад и перемог Порошенко
Военное положение: Баланс зрад и перемог Порошенко
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Преобладание негативного отношения к ВП связано с тем, что люди подозревают — вовсе не для обороны от агрессора оно вводится.

Во-первых, 69% опрошенных полагают, что введение военного положения запоздало на 4 года. Соответственно возникает вопрос: а сейчас-то его зачем вводить? Керченский инцидент, очевидно, не представляет непосредственной опасности. Полагают высокой угрозу полномасштабного вторжения всего 22%…

Во-вторых, 63% подозревают Петра Порошенко в намерении перенести дату президентских выборов. Команде президента стоит присмотреться к тем 24%, которые так не считают. Впрочем, когда стали понятны параметры предлагаемого Порошенко формата ВП, у нас тоже возник вопрос относительно намерений президента. Он наверняка хотел повлиять на избирателей и пощупать позицию партнёров, но не собирался вот так сразу переносить выборы (предложенные им сроки ВП лишь незначительно сокращали длительность избирательной кампании, не затрагивая даты выборов).

В-третьих, 60% избирателей надеются, что введение ВП привлечёт внимание мирового общественного мнения к российской агрессии. Они оказались правы, хотя… К Украине привлёк внимание прежде всего керченский инцидент, причём внимание это было в основном позитивное (в смысле — позитивное для Украины, но точно негативное для России), а вот введение ВП на Западе вызвало недоумение и даже возмущение. Во всяком случае считается, что введение ВП на всей территории страны и на два месяца было сорвано именно Западом.

В-четвертых, 53% избирателей полагают, что введение ВП поможет введению дополнительных санкций против России. Тут, однако, не всё так однозначно. Внимание к ситуации привлёк керченский инцидент, причём пока что новые санкции не введены (даже те, которые были презентованы ещё до инцидента). Пока же налицо санкции, введённые украинским государством против украинских же граждан.

В-пятых, с мнением, что введение ВП усилит обороноспособность Украины, согласился только 31% опрошенных, не согласились 56%. И то правда — в 2014 году управились без введения ВП (хотя и без Крыма и части Донбасса).

В-шестых, только 14% опрошенных согласились с мнением, что ВП надо было вводить на всей территории страны и на 60 дней. Против — 76%.


Выводы

1. Порошенко совершенно не пользуется доверием в обществе. Даже в вопросе, казалось бы, самоочевидном — об отражении российской агрессии, в которую большинство граждан всё же верит.

2. Логики в мыслях граждан относительно агрессии нет. Больше всего в неё верят там, где она отсутствует.

3. Прямой связи между этой социологией и шансами Порошенко на президентских выборах нет, но надо отметить, что манёвр президента удался — внимание населения частично отвлечено от других важных проблем (инфляция, безработица, коррупция и т.п.).