Глава представительства Европейского союза в Украине Хьюг Мингарелли на конференции выразил надежду, что Украина будет и дальше бороться с коррупцией, назвав антикоррупционных активистов одним из главных факторов модернизации системы борьбы с коррупцией. Практически все участники конференции в унисон твердили, что Украине необходимо усиливать борьбу с коррупцией. Не секрет, что западные партнеры Украины регулярно критикуют Киев именно за коррупцию, выделяя все новые средства на борьбу с ней. На днях, например, Великобритания заявила, что выделяет 35 миллионов фунтов Украине на «проведение реформ», в том числе и на проекты по борьбе с коррупцией.

Парадокс же ситуации заключается в том, что чем больше Запад выделяет средств на борьбу с коррупцией, тем выше ее уровень. Украинское правительство давно осознало, что «борьба с коррупцией» — это любимый конек западных партнеров, оседлав эту риторику и используя ее в своих интересах, в том числе в клановой политической борьбе.

В этом году президент Украины Петр Порошенко написал статью в Washington Post под названием «Моя цель — победить коррупцию». «После моего избрания в мае 2014 года я решил построить совершенно новую архитектуру борьбы с коррупцией. Моими союзниками в этом стали активное украинское общество и его волонтерские сети вместе с нашими международными партнерами в Европейском Союзе, Международном валютном фонде и Северной Америке», — отчитывался перед Западом президент, увеличивший за текущий год свои доходы в восемь раз. В своей статье Порошенко, конечно, не забыл попросить еще больше денег на борьбу с коррупцией и списал все провалы на «вражеские происки» со стороны РФ и украинских популистов.

Тем не менее, по данным исследования международной компании PwC, за период с 2016 по 2018 год уровень коррупции и взяточничества в украинских организациях вырос до 73% с 56%. При этом каждый третий украинский респондент (33%) сообщил, что его организация получала предложение дать взятку в течение последних двух лет, говорится в исследовании.

В отчете Госдепа США по итогам прошлого года тоже отмечается рост коррупции на Украине и тот факт, что правительство не предпринимает должных мер для преследования или наказания большинства чиновников-коррупционеров. В ноябре 2018 года представитель МВФ Йост Люнгман заявил, что если бы не коррупция, то рост украинской экономики мог бы составить 5% в год. Иными словами, мы видим, что финансирование западными странами украинских антикоррупционеров растет, а параллельно растет и уровень коррупции.

Директор Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) Артем Сытник называл причиной небывалого роста коррупции на Украине потерю чиновниками страха перед ответственностью. «Прогнившие суды пачками и за «энную сумму денег» выдадут сегодня любое решение в пользу коррупционера. В большинстве случаев многие дела затягиваются на годы и попросту разваливаются на первых же судебных заседаниях», — писал Сытник, сетуя на уровень коррупции на Украине.

Без победного конца. Вечная борьба коррупционеров с коррупцией на Украине

Однако на днях против самого Сытника было возбуждено уголовное дело по факту коррупции. В атаку на Сытника и НАБУ пошла Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), а дело против него возбудил депутат от «Народного фронта» Максим Поляков, обвиняя главу НАБУ в декларировании недостоверной информации. Расследованием же этого дела занимается МВД — структура под управлением Арсена Авакова.

«Против псевдоборца с коррупцией Артема Сытника открыто уголовное производство. По фактам, изложенным в моем депутатском обращении, о нарушении требований законодательства директором НАБУ Сытником и членами его семьи, совершивших имущественную сделку в оккупированном Крыму, САП расследует уголовное производство по признакам уголовного преступления, предусмотренного статьей 366-1 Уголовного кодекса Украины [декларирование недостоверной информации]. P.S. Сытник, тюрьма — не за горами!» — написал Поляков.

Ранее ведомство Артема Сытника НАБУ возбуждало дело против руководителя САП Назара Холодницкого, а генеральный прокурор Юрий Луценко обращался в квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров с прошением снять с должности главу САП Назара Холодницкого. Тем не менее Холодницкий отделался лишь выговором.

Артем Сытник неоднократно обвинял Назара Холодницкого в том, что САП сознательно тормозит дела, которые расследуют детективы НАБУ. Кроме того, активисты из Центра противодействия коррупции обвиняли Назара Холодницкого в сотрудничестве с представителями власти и закрытии дела в отношении сына главы МВД Арсена Авакова.
САП, в свою очередь, предъявляет НАБУ обвинения в неспособности расследовать дела против топ-чиновников из клана Порошенко.

В целом же «борьба с коррупцией» на Украине происходит по следующей схеме: пока НАБУ расследует дела против чиновников и депутатов «Народного фронта» и людей Авакова, САП тормозит эти дела под предлогом того, что они неправильно оформлены или плохо расследованы. Аналогичным образом САП пытается бороться с людьми Порошенко из БПП, которые НАБУ успешно тормозит. При этом стоит отметить, что обе структуры создавались и финансировались с помощью западных антикоррупционных организаций. В результате же коррупционеры из обоих противоборствующих кланов чувствуют себя вполне вольготно.

И в этом основная причина провалов всех попыток борьбы с коррупцией — антикоррупционные ведомства стали на Украине инструментами политической борьбы между коррумпированными политическими фракциями. Они фактически превратились в такие же придатки политических партий и олигархических групп, как и добровольческие батальоны. Украинский политолог Василий Вакаров считает, что война между украинскими антикоррупционерами является чистой воды политической борьбой.

«Мы видим голую политическую разборку по-украински, которая не берет во внимание закон и должностные инструкции. Идет политическая борьба между партиями БПП и «Народным фронтом», — утверждал Вакаров.

В любые из этих антикоррупционных структур на Украине западные страны могут вкачивать, как в бездонную бочку, хоть миллионы, хоть миллиарды, лишь усиливая тем самым беспринципную борьбу между «активистами». Если бы Запад делал акцент, например, на вопросе охраны окружающей среды, мы увидели бы, как схлестнулись между собой группировки «экологов» Порошенко и Авакова, покрывая при этом нещадную вырубку украинских лесов.