Зурабишвили творит при этом историю. Во-первых, она первая женщина на посту президента Грузии. Во-вторых, она — первый президент Грузии, победивший по итогам второго тура (до этого все президенты побеждали в первом туре, более того, по данным предвыборных прогнозов так должна была победить и Зурабишвили, но что-то пошло не так). В-третьих, она последний президент, избираемый на прямых выборах, — в дальнейшем президента Грузии будет избирать парламент.


Новый президент

Мы, собственно, уже писали и о Заурабишвили, и о её оппоненте.

Новый президент Грузии — личность типичная для постсоветских республик, решившихся показательно отказаться от независимости. Она только недавно была гражданкой Франции и видит для себя примером Вайру Вике-Фрейбергу — президента Латвии в 1999-2007 годах, которая была гражданкой Канады и говорила по-латышски примерно так же, как Зурабишвили по-грузински.

Кстати, Зурабишвили отказалась от французского гражданства только в 2018 году во исполнение ст. 70 грузинской Конституции. Тем самым она подтвердила, что на протяжении предыдущих 14 лет нарушала ст. 12 той же Конституции, которая запрещает двойное гражданство (впрочем, п. 2 этой статьи даёт лазейку, которой, видимо, и воспользовалась будущий президент).

Михаил Саакашвили: sic transit gloria mundi. Так проходит мирская слава
Михаил Саакашвили: sic transit gloria mundi. Так проходит мирская слава
© скриншот с видео NewsOne

Саломе Левановна сделала хорошую карьеру во французском МИДе, а в 2004 году, после «революции роз», перепрыгнула из кресла французского посла в кресло главы грузинского МИДа. Можно не сомневаться, что перемещение из числа контролирующих в число контролируемых произошло по согласованию с «вашингтонским обкомом».

Позже у неё был конфликт с Саакашвили, которого она обвинила в строительстве «клановой диктатуры», организации акций протеста в 2007 году и уходе из политики в 2010 году по причине отсутствия в стране демократии и бессмысленности дальнейшей борьбы. И вот — триумфальное возвращение.


Зурабишвили и Россия

Естественно, Зурабишвили обвиняли в том, что она — российский агент. Основанием было её заявление в ходе избирательной кампании: «…в августе 2008 года именно Грузия ввязалась в российскую провокацию, спровоцировав новый виток конфликта. Грузия начала эту часть военной обстановки. Это известно, и это официальная версия для всех, что также подтверждал Евросоюз. Мы бомбили наше население, на что не имеет права ни один президент. На следующий день как мы должны сказать, что хотим целостности этой страны? Я хочу целостности этой страны и не хочу, чтобы какой-либо президент бомбил свою территорию и своих граждан».

Однако тут ничего особенно пророссийского нет — скорее речь идет о критике в адрес Саакашвили, чем о признании каких-то позитивных черт России. Собственно, сама Зурабишвили уточнила свою позицию так: «понятно, кто начал грузино-российскую войну, это Россия. И почему? Россия на танках и военных самолетах вторглась на признанную ею территорию Грузии, а не наоборот, Грузия не вторгалась на территорию России, никогда не осуществляла агрессию». Ещё более показательным выглядит её комментарий по поводу керченского инцидента: «еще один агрессивный шаг России против Украины кажется еще более возмутительным. Это грубое нарушение международного права в первую очередь угрожает не только суверенитету Украины, но и безопасности и стабильности в регионе. Я выражаю полную солидарность Украине и её населению».

Вообще принято считать, что «Грузинская мечта» является пророссийской партией. При новой власти у Грузии действительно восстановился товарооборот с Россией, но нынешняя грузинская власть не меняет внешнеполитический курс и не отказывается от претензий на Абхазию и Осетию. Они остаются столь же антироссийскими, но предпочитают копить деньги на будущую войну с Россией за счёт роста взаимной торговли.

Именно поэтому, а также в силу ограниченности полномочий грузинского президента ждать особых изменений в российско-грузинских отношениях не стоит. Политолог Игорь Гвритишвили указывает, что «пока вопрос Абхазии и Южной Осетии не будет решён так, как хочет этого Грузия, чего-то серьёзного в плане улучшения отношений России и Грузии ожидать не стоит — я имею в виду политически. А в экономическом плане отношения развиваются хорошо». Собственно, заявления российских политиков свидетельствуют именно о том, что в Москве понимают эти особенности грузинской политики.

Кстати, многие российские аналитики считают, что движение в направлении Грузии было бы позитивно для Украины. Однако тут надо иметь в виду три момента:

Во-первых, как мы уже указали, Грузия остаётся страной вполне антироссийской. Что тут позитивного для России, понять трудно.

Во-вторых, Грузии, чтобы оказаться в нынешнем положении, пришлось напрямую повоевать с российской армией. Украинский опыт в соответствии с официальной российской позицией пока сводится к «керченской цусиме».

В-третьих, грузины отличаются от русских в значительно большей степени, чем украинцы. Поэтому у украинских националистов значительно больше оснований для того, чтобы рассматривать сближение с Россией как угрозу существования нации (исторический опыт, правда, показывает, что украинская нация сформировалась как раз в едином государстве…).


Судьба Саакашвили и судьба Порошенко

Сторонники Саакашвили устроили беспорядки после объявления результатов выборов, а сам экс-президент призвал грузин «перейти на положение массового неповиновения властям». Однако, как представляется, даже несмотря на неожиданно хороший результат Вашадзе, воспоминания о правлении Саакашвили в обществе остались не очень хорошими.

Саакашвили вернуться в Грузию не сможет — это связывалось исключительно с победой кандидата от «Единого национального движения». С другой стороны, не может он пока вернуться и на Украину — тут его возвращение также связывают с уходом действующего президента — Петра Порошенко. А он может и не уйти…

Впрочем, Владимир Путин предупреждал украинских руководителей, что они могут оказаться в ситуации Саакашвили. Он, правда, говорил о вопросах территориальной целостности, но сейчас больше похоже на то, что сам Порошенко может оказаться в положении Саакашвили, который просто не может вернуться на родину и уже не нужен хозяевам в Вашингтоне — ни в качестве лектора, ни в качестве «эффективного менеджера» для какой-то другой американской колонии.

Короче, как в том анекдоте про неуловимого ковбоя Джо. Саакашвили в этом смысле тоже неуловим, потому что никто его не ловит. А не ловит потому, что никому не нужен.

P.S.: Кстати, если Украина последовательно пойдет путём Грузии, на Банковой (резиденция президента Украины) может нарисоваться Ульяна Супрун…