И, тем не менее, нельзя не обратить внимания на опыт других стран, которые вводили военное положение, чтобы пресечь кризис государственной власти.

В ХХ веке власти многих стран вводили военное положение для пресечения оппозиционной активности. Например, в ходе молодежных и расовых (в связи с гибелью Мартина Лютера Кинга) протестов 1968 года военное положение вводилось в некоторых штатах США. Был близок к введению военного положения во Франции Шарль де Голль.

Однако классическим примером урегулирования внутреннего кризиса путем введения военного положения стали события в Польше в 1981-83 годах.

В 1970-80-х годах в Польше разразился сильнейший экономический и политический кризис. Причиной была политика Эдварда Герека, который сделал ставку на привлечение в экономику страны западных кредитов. В начале 70-х это привело к значительному росту благосостояния поляков, но после начала экономического спада в 1974 году сократились внешние инвестиции в экономику Польши и выросли расходы на обслуживание государственного долга, что естественным образом отразилось на доходах населения и вызвало массовое недовольство.

В конце 1970-х началось активное создание независимых профсоюзов, а избрание Папой Римским поляка Кароля Войтылы в 1978 году резко увеличило влияние Католической церкви. Профсоюзное движение «Солидарность» выдвинуло концепцию «саморегулирующейся революции», предполагавшую политический плюрализм, общественный контроль над деятельностью государства, разделение функций партии и государства и т.д.

Повышение цен 1 июля 1980 г. вызвало масштабные забастовки, в частности, на Гданьской верфи, где выдвинулся Лех Валенса. Правительство отступило, подняв зарплату рабочим, однако протестов это не прекратило. Межзаводской забастовочный комитет, который объединил 304 предприятия, издал документ под названием «21 пункт», в котором помимо требований увеличения зарплат были и политические. В августе 1980 года было заключено соглашение между профсоюзами и властью: арестованные были освобождены, уволенные — возвращены на работу, выплачена зарплата за все дни летних забастовок, появилась независимая легальная пресса, люди получили право на забастовки, и, наконец, был признан профсоюз (будущая «Солидарность»).

Однако экономическое положение страны продолжало ухудшаться, а давление на власть — усиливаться. Польская объединенная рабочая партия утратила контроль над ситуацией. Власть явочным порядком переходила к профсоюзам, которые, однако, управлять не умели. Назначенный в феврале 1981 года премьер-министром генерал Войцех Ярузельский вел безрезультатные переговоры с лидером «Солидарности» Лехом Валенсой при посредничестве кардинала Глемпа. Валенса был сторонником переговоров, но он уже не контролировал профсоюзы. Перед Польшей стояла угроза восстановления политической стабильности по модели 1968 года — через ввод иностранных (вероятнее всего — советских) войск.

В этих условиях в ночь на 13 декабря 1981 года был создан Военный совет национального спасения, который ввел в стране военное положение. На улицы была выведена армия. В совет входили высшие военные, правительственные и партийные чины, однако орган этот был незаконным. Хотя решение о введении военного положения было поддержано парламентом, фактически в Польше произошел государственный переворот.

Были проведены массовые аресты оппозиционных лидеров. Всего за время военного положения было арестовано свыше 9,7 тыс. человек, причем почти 400 из них пропали без вести. Погибли 116 человек (один из них — сотрудник милиции). Число временно задержанных исчислялось десятками тысяч. Кроме оппозиционеров репрессиям подверглись и бывшие руководители страны, обвиненные в том, что допустили кризис, во главе с бывшим первым секретарем ЦК ПОРП Гереком.

Неполноценная аналогия. Военное положение без войны: польский опыт и Украина

На предприятия угледобычи, металлургии, машиностроения, судостроения, транспорта и энергетики направлялись военные комиссары. Рабочие стратегических отраслей объявлялись призванными на военную службу и за неповиновение подвергались наказаниям согласно войсковым уставам. Забастовки были запрещены, независимые профсоюзные и иные организации распущены. Там, где комиссары не были допущены рабочими, была применена военная сила. В частности, военные захватили Гданьскую верфь.

В 1982 году профсоюзы продолжали организацию забастовок и массовых акций протеста, которые неизменно подавлялись военной силой. В конечном итоге осенью 1982 года «Солидарность» перешла к пассивным формам сопротивления — бойкоту, листовочной кампании.

Самое интересное, что режим военного положения привел к стабилизации экономической ситуации, — достаточно было ввести устойчивую власть и восстановить управляемость экономики, как ситуация изменилась к лучшему.

22 июля 1983 года по настоянию Ярузельского военное положение в Польше было отменено, власть вернулась к конституционным органам.

Позже в Польше пытались судить организаторов военного положения, а в 2011 году указ о введении военного положения был признан противоречащим Конституции ПНР (трудно сказать, имел ли Конституционный трибунал право на такое определение, — он-то действует на основе Конституции Третьей Речи Посполитой).

Ситуация в Польше во многом сходна с нынешней ситуацией на Украине.

Причины кризиса внутренние — неудачная экономическая политика, которая привела к резкому снижению жизненного уровня и не утихающим массовым протестам, угрожающим стабильности государства. Желание Петра Порошенко сохранить за собой власть в государстве где-то можно сравнить с желанием остаться при власти польских коммунистов. Правда, масштаб этих явлений совершенно разный — поражение на выборах Порошенко не приведет к изменению конституционного строя и политической ориентации страны.

Играет свою роль и фактор внешней угрозы. Правда, в Польше советская военная угроза была реальностью для руководства государства, но не для профсоюзных активистов. В украинских условиях российская угроза очевидна для основной массы населения, но политический класс просто манипулирует этим мифом, сам в него не веря.

Принципиальное различие ситуаций в странах состоит в том, что польская элита была едина в желании восстановить стабильность в стране и не допустить внешнего вмешательства. На Украине же ввести военное положение хочет только один политический игрок, для того чтобы подавить весь остальной политический класс и сохранить в неприкосновенности свой режим — это президент Петр Порошенко.