Впрочем, все еще может измениться. Если во втором туре президентских выборов, который назначен на среду, 28 ноября, победит представитель партии Саакашвили «Единое национальное движение» Григол Вашадзе, экс-президент может вернуться в Грузию. Может, правда, не вернуться — полномочия президента в Грузии серьёзно сокращены, а нынешние выборы — последние всенародные. Так что не факт, что органы внутренних дел не отреагируют на возвращение в страну фигуранта сразу нескольких уголовных дел.

Забавно, но точно такая же ситуация и с возвращением Михаила Саакашвили в другую страну, где он пытался строить политическую карьеру, — на Украину. В августе он заявил: «Как только Порошенко уйдёт, я восстановлю свое гражданство через судебную систему. Потому что элементарно там было все нарушено по отношению ко мне, но я добьюсь того, что люди, которые нарушали, подделывали, например, мою подпись, анкету, которые напугали судей и свидетелей, ответили в установленном законом порядке. Наконец кто-то должен отвечать. Естественно, я буду возвращаться на Украину».

Поразительная, если подумать, ситуация — Саакашвили хочет вернуться в обе страны, но ни туда, ни туда его не пускают, и возвращение является политическим решением. Так какой он политик — грузинский или украинский?

Самое интересное, что на Украине никакой реакции на происходящее с Саакашвили нет. Его забыли.

Между тем еще недавно Саакашвили был одним из главных украинских ньюсмейкеров.

В 2015 году, когда Михаил Николаевич стал главой Одесской областной администрации, предполагалось, что долго на этом посту он не задержится. Ведь сам посол США Джеффри Пайетт обещал поддержку ему и его начинаям в Одесской области со стороны Госдепартамента!

«Американский племянник» должен был показать «мастер-класс» проведения реформ в регионе, быстро мигрировать в Киев, получить место в правительстве, а потом и заменить Арсения Яценюка на посту премьера.

Однако ничем особенным Саакашвили в области не отличился — сделал несколько неудобопонятных кадровых назначений (в которых проявилась его известная любовь к женскому полу), построил в центре города крытую соломой хатынку для свадеб и попытался построить дорогу на крайний запад области. Эти свершения оказались недостаточными, чтобы составить хоть какую-то конкуренцию Владимиру Гройсману. В ноябре 2016 года, после ряда конфликтов с различными представителями центральной власти, Саакашвили ушел в отставку с поста губернатора.

Снова он привлек к себе внимание в конце 2016 — начале 2017 года, когда создал Движение новых сил (ДНС) и начал проводить акции протеста против «барыги» Порошенко.

Запала, правда, хватило ненадолго, но Саакашвили подыграл сам Порошенко — в июле экс-губернатор был лишен украинского гражданства, но в сентябре силой прорвался на территорию Украины. После этого акции протеста ДНС пошли на взлёт, но ни захватить Октябрьский дворец, ни набрать хотя бы несколько десятков тысяч человек на вече ему не удалось. Рейтинги партии Саакашвили не превышали 2,5%, а рейтинг доверия к нему самому не превышал 15% (Саакашвили не мог выдвигаться на пост президента, поэтому его президентские рейтинги не замерялись). Не помогла даже экстравагантная выходка, когда Саакашвили изображал Карлсона, прячась от СБУ на крыше своего дома.

Кстати, Юлия Тимошенко что-то такое подозревала. Оказав содействие при пересечении границы, в дальнейшем она держалась в стороне. Чтобы не вляпаться.

В феврале 2018 года Саакашвили был задержан в ресторане «Сулугуни» в Музейном переулке в самом центре Киева и выдворен в Польшу.

На этом его политическая биография закончилась. Акции ДНС скоро сошли на нет, рейтинги его составляют сейчас в районе 0,5%. СМИ о Саакашвили почти не вспоминают. Хотя чем не повод — события в Грузии?

Собственно, судьба Саакашвили наглядно показывает будущее всех «американских губернаторов» — они в состоянии наделать много шума и сильно испортить будущее своих стран, но очень быстро их ждет забвение.

Впрочем, опыт Саакашвили останется в методичках служб психологической войны — именно на его примере США разочаровались в идее универсальной группы элитариев-космополитов, которых можно было бы насаждать в качестве «власти» в подпавшие под их (США) влияние страны. Они проигрывают национальным элитам, какими бы антинациональными они на самом деле ни были.