Впрочем, ничего особенно неожиданного не случилось — «Оппозиционный блок» уже не первый раз был на грани раскола, а фактор Медведчука сработал как катализатор. Поневоле задумаешься: не спланировано ли произошедшее?


Оппозиция honoris causa

Партия «Оппозиционный блок» представляет собой объединение части бывших представителей Партии регионов, которым было позволено объединиться, выдвинуться и эксплуатировать антимайданную риторику. Статус ОБ как политсилы, принципиально не претендующей на власть, подчеркивался названием — несколько странно выглядело бы участие во властной коалиции партии, имеющей в названии слово "оппозиционный".

Причин для появления подобной антирежимной партии было две.

Во-первых, США настаивали на том, чтобы политическая структура постмайданной Рады соответствовала домайданной. С одной стороны, это было бы свидетельством того, что Партия регионов не была отстранена от власти антиконституционным путем, с другой — надо же было куда-то привлечь антимайданных избирателей и отмежевать их от тех, кто не принимает участия в выборах.

Кстати, была ценная мысль создать и организацию-«заместитель» Коммунистической партии, но Василий Волга, к которому обращались с таким предложением, от участия в перформансе отказался.

Во-вторых, ряду деятелей прежнего режима право критиковать власть (а вернее — отстаивать интерес своего бизнеса в парламенте) было даровано в признание заслуг.

Нет, ну правда — был бы Майдан, если бы не раскол элиты, если бы не выступление олигархов против «Семьи», если бы не деятельность Сергея Лёвочкина во главе Администрации президента? Был бы. Майдан планировался именно в форме кровавого переворота (зря, что ли, готовили националистических боевиков?) во время президентских выборов, которые должны были состояться в марте 2015 года. Но признание представителей Партии регионов позволяло США сделать вид, что ничего такого не было, а во всем виноват раскол украинских элит.

Знают ли об этом избиратели? В общем, чисто теоретически, знают. Но на практике перечень партий, которые бы хоть как-то отражали взгляды населения Юго-Востока, до обидного мал. То же, допустим, «Возрождение», сформированное на основе части «регионалов», от суждений по гуманитарным вопросам старается воздерживаться. Между тем отношение к русскому языку для избирателей — маркер «свой-чужой».


Оппозиция изнутри

ОБ был сформирован двумя группами, условно называемыми «газовой» и «минеральной».

«Газовики» связаны с финансово-политической группой Дмитрия Фирташа. Наиболее яркие их представители — Юрий Бойко и Сергей Лёвочкин.

«Минеральщики» завязаны на группу Рината Ахметова. Наиболее яркие представители — Александр Вилкул и Вадим Новинский.

Игра на троих. Выход из «Оппоблока» Бойко и Лёвочкина нарушает планы Порошенко

Отношения между теми и другими были напряженными еще со времен Партии регионов. Объяснялось это различием интересов. «Газовики» были ориентированы на импорт газа, «минеральщики» — на экспорт металлургической продукции. Совершенно частный вопрос — первым была нужна дорогая гривна, вторым — дешевая…

Несмотря на экономические противоречия, их удерживали вместе политические факторы: сначала положение Януковича, потом — недовольство попыткой Януковича создать свою бизнес-империю, потом — необходимость выживания в постмайданной реальности.

С момента создания партии было как минимум три волны слухов о расколе ОБ. Обычно они коррелировали со слухами же о приближающихся досрочных выборах. Однако дело обычно заканчивалось сохранением единства. Интересно, что переговоры о размежевании обычно велись в США, видимо — при участии или содействии Пола Манафорта.

Кстати, отношение условных «демократов» к обеим фракциям ОБ было так себе. Те и другие им были не нужны, поскольку США исходят из необходимости ликвидации местных олигархов независимо от того, каким именно бизнесом они занимаются. Просто отношения с Фирташем дошли до прямого конфликта (он якобы отказался вступать в ценовое соглашение по каустической соде), а с металлургами особых бизнес-противоречий не было.

Интересный момент — в начале 2017 года «минеральщики» проводили исследования относительно целесообразности воссоздания Партии регионов… Кажется, результаты были отрицательными.

В общем, сам по себе раскол партии готовился давно и, по большому счету, никого удивить не смог.


«Оппоблок» и Медведчук

Не секрет, что раскол ОБ был спровоцирован не столько сотрудничеством с партией «За жизнь», сколько тем, что в этой партии появился Виктор Медведчук. И тут есть некоторая странность — традиционно считалось, что с Медведчуком были несовместимы именно «газовики», причем началось это со времен Кучмы. Во всяком случае, во времена, когда АП возглавлял Лёвочкин, люди, сотрудничавшие с Медведчуком, считались «токсичными». При Клюеве (с января по конец февраля 2014 года) ничего такого не было (правда, тогда была кризисная ситуация и всякое лыко шло в строку).

Считалось, что Лёвочкин, будучи первым помощником президента Кучмы, конкурировал с главой администрации Медведчуком (сам Медведчук это отрицал). У Януковича же не было оснований конфликтовать с Медведчуком — напротив, именно глава АП лоббировал его выдвижение на пост премьера как эффективного управленца, а затем и как кандидата на пост президента с имиджем «героя Востока» (против «героя Запада» — Ющенко).

Справедливости ради надо сказать, что и у Януковича были некоторые основания не доверять Медведчуку. Ведь именно при его поддержке был дан ход инициативе Владимира Маленковича и Михаила Погребинского о проведении конституционной реформы.

Считалось, что реформа была направлена на сокращение полномочий Виктора Ющенко, в случае его избрания президентом (именно потому первый Майдан был против реформы), но знающие люди были в курсе, что в победу Ющенко никто не верил, а реформа была направлена на ограничение полномочий Януковича, с тем чтобы не разрушить олигархический консенсус. Кстати, разрушился он именно после (и отчасти — вследствие) отмены Конституции в редакции 2004 года.

Игра на троих. Выход из «Оппоблока» Бойко и Лёвочкина нарушает планы Порошенко

Это, впрочем, дела минувших дней, а вот сейчас произошло неожиданное: Медведчук смог найти общий язык именно с «газовиками», а «минеральщики» как раз активно выступали против сотрудничества с ним.

Украина на двоих. Как Порошенко и Ахметов «пилят» страну и ее бюджет
Украина на двоих. Как Порошенко и Ахметов «пилят» страну и ее бюджет
© РИА Новости, Сергей Старостенко | Перейти в фотобанк

Вероятно, тут кризис связан именно с политическими соображениями. «Газовщики» настроены на серьезную игру с большими ставками, в то время как Ахметов имеет общий бизнес с Порошенко, существенно укрепил свое положение за время его правления (даже несмотря на потерю контроля над предприятиями в ЛДНР) и к серьезной борьбе не готов. Он не против единого кандидата — но так, чтобы тот не вышел во второй тур.


Оппоблок и «единый кандидат»

На стороне антимайданной оппозиции (учитывая факторы ухода части базовых территорий и изменения взглядов) сейчас порядка 25% от всех украинских избирателей. При высокой мобилизации и низкой (не более 50%) явке единый кандидат от оппозиции может выйти во второй тур.

Однако с политической точки зрения победа такого кандидата совершенно невероятна по следующим причинам:

Во-первых, антимайданная оппозиция не способна на эффективное сопротивление административному ресурсу.

Во-вторых, выход антимайданного кандидата во второй тур автоматически влечет за собой мобилизацию майданного электората (которого в конечном итоге все равно больше).

В-третьих, в случае избрания он все равно не сможет занять пост, столкнувшись с силовым противодействием тех же радикальных националистов.

Шанс для Порошенко: Между зрадой, войной и арестом Тимошенко
Шанс для Порошенко: Между зрадой, войной и арестом Тимошенко
© пресс-служба президента Украины/Михайло Палінчак

Именно исходя из этих обстоятельств (главным образом — первых двух), появление единого кандидата выгодно прежде всего Порошенко, поскольку фактически гарантирует ему победу. Правда, это при условии, если он выходит во второй тур с представителем «Оппоблока». Вероятность же этого не особенно высока. Скорее, представитель «Оппоблока» выйдет во второй тур с каким-то другим кандидатом (Тимошенко, например) и будет легко им побежден. Тимошенко и Порошенко играют на одном электоральном поле, поэтому выход одного из них во второй тур не зависит от наличия или отсутствия единого кандидата от оппозиции.

Собственно, то, что стратегия Порошенко предполагает именно такую расстановку сил, даже и не скрывалось особенно. Забавный момент — если первое время председатель Рады Парубий всячески издевался над Юрием Бойко, не останавливаясь перед тем, чтобы называть оппозиционный блок «оккупационным», то в 2017 году он начал вести себя культурно.

Оппозиционным же силам логичнее было бы идти на выборы несколькими колоннами, расширив круг своих избирателей, с тем чтобы получить хороший результат на парламентских выборах (единый кандидат всегда получает голосов меньше, чем несколько в совокупности).

В общем, результатом выдвижения единого кандидата стало выдвижение минимум трех кандидатов — Бойко, представителя «минеральной» группы (Вилкул или Новинский) и Мураева (его маневр был сравнительно неожиданным и связан, скорее всего, не только с политическими, но и с бизнес-соображениями — он раскручивает не только партию «Наши», но и телеканал «Наш»). Возможность «подыгрыша» президенту со стороны оппозиции ликвидирована.