Эту сложнейшую задачу взвалили на свои плечи депутаты Государственного совета Республики Крым. Они занялись подготовкой списка мер по усилению безопасности в учебных учреждениях республики. Все эти меры, по словам спикера крымского парламента Владимира Константинова, войдут в проект законодательной инициативы. Иначе говоря, депутаты республики собираются внести изменения в федеральные законы. Но, к сожалению, почти все эти изменения касаются исключительно ограничений. Каких-то кардинальных мер по реформированию системы образования и системы безопасности в учебных учреждениях пока так и не придумано.

Дело в том, что после присоединения Крыма к России школы и детские сады республики как-то неожиданно для местного населения стали обрастать зелеными заборами по периметру. К заборам, которые сильно возмущали и продолжают возмущать крымчан, стали добавляться камеры видеонаблюдения, турникеты и рамки металлоискателей на входе в учебные учреждения. Еще в некоторых школах к рамкам и турникетам приставили охранников, которые следят, чтобы ребенок не мог попасть в школу без специальной карточки, которая эти турникеты и открывает.

Все это было для крымчан в новинку и, как любое нововведение, было воспринято с недоверием и критикой. Одни родители жаловались на хамство охранников, не пропускающих их к своим детям без разрешения директора, других беспокоил тот факт, что ребенка могут не пустить в школу, если он забыл дома карточку для прохода через турникет. Но больше всего люди ругали и продолжают ругать заборы типа «Махаон». Власть, к слову, заборами их не называет, тактично именуя металлическую сетку ограждением. Но как «Махаон» ни назови, он все же стал причиной для возмущений многих крымчан. Именно из-за этого ограждения мамочки с детьми больше не могут прогуливаться вечерами по школьным стадионам. В неурочное время у местных мальчишек больше нет возможности поиграть на футбольном поле. Да и пройти насквозь территорию школы или детсада теперь невозможно. Огражденную территорию, а она может достигать 3 гектаров, нужно обходить.

Именно эти неоднозначные меры безопасности теперь решено усилить. И это притом, что в Керченском политехническом колледже были и забор, и тревожная кнопка, и камеры видеонаблюдения. Но спасти жизни двух десятков человек они не помогли.
«Чтобы обеспечить все учебные заведения Крыма ограждениями, нужно около 2 миллиардов рублей. На это, как мы полагаем, потребуется 2-3 года. Завершение процесса модернизации или установки систем видеонаблюдения требует больше 300 миллионов рублей. До конца не установлена система пожарной безопасности в учебных учреждениях Крыма. Потребность здесь составляет в районе 0,5 миллиарда рублей. Будет продолжена и установка тревожных кнопок», — говорит председатель комитета по образованию, науке, молодежной политике и спорту Государственного совета Крыма Владимир Бобков.

По его словам, именно на примере керченской трагедии можно понять необходимость продолжать начатое.

«Тревожная кнопка в колледже была, но полноценное ограждение отсутствовало. Был там и вахтер, который пытался препятствовать этой трагедии. Но это не входит в его функции. Ведь если бы в учебном учреждении дежурили представители Росгвардии, то и последствия могли быть совсем другие. Поэтому мы предлагаем возложить на Росгвардию задачи по охране дошкольных и общеобразовательных учреждений», — продолжает парламентарий, добавляя, что сегодня в 177 из более чем 900 учреждений образования Крыма есть квалифицированная охрана. Но присутствует они лишь там, где муниципалитеты имеют деньги в своих бюджетах и выделяют их на эту охрану.

Послесловие к теракту. В Керчи ужесточают неоднозначные меры безопасности

А между тем уполномоченный по правам ребенка в Крыму Ирина Клюева предлагает обязать учащихся образовательных учреждений работать с психологом. Причем речь идет не о массовом психологическом наблюдении за детьми, а о конкретных частных случаях.
«Когда-то это было право родителей и несовершеннолетних (наблюдаться у психолога. — Ред.), однако сейчас мы считаем это необходимым», — отметила Клюева.

Также в Крыму, как и в других регионах России, уполномоченные по правам ребенка отслеживают в социальных сетях подростков, которые регистрируются в группах с экстремистской направленностью. По словам Клюевой, на прошлой неделе был выявлен случай регистрации в одной из неблагополучных групп в соцсетях подростка из Керчи. Парень якобы даже задекларировал, что является студентом политехнического колледжа, в котором произошла трагедия. В итоге информация о студенте передана в прокуратуру для дальнейшей проверки.

Кстати, проверки после керченской трагедии продолжаются сегодня во всех учебных учреждениях Крыма. Результаты будут известны к концу года.

В сухом остатке мы имеем, что крымских дошколят, школьников и студентов будут продолжать прятать за заборами-ограждениями, следить за ними с помощью камер видеонаблюдения и приставлять к ним росгвардейцев. На особо подозрительных будут натравливать прокуратуру и психологов. И тратить на все это будут бюджетные миллиарды. При этом никакой гарантии, что эти жесткие и неоднозначные меры безопасности дадут желаемый результат, никто не дает.

Но справедливости ради стоит сказать, что, пока Крым был в составе Украины, его учебные учреждения, как и их воспитанников, не защищали почти никакие, даже «неоднозначные» меры безопасности.