Таковы данные предварительного подсчета голосов, представленные в понедельник телеканалом АРД.

Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) получила 19,8% голосов — потери по сравнению с прошлыми выборами составили  10,9%. С СДПГ сравнялись «Зеленые», которые также набрали 19,8%. Следом идёт «Альтернатива для Германии» — 13,1%. Свободная демократическая партия (СвДП) получила 7,5%, Левая партия (ЛП) — 6,3%. По данным АРД, результаты подсчитаны во всех 55 избирательных округах Гессена.

Известный украинский диссидент и правозащитник времен СССР Владимир Малинкович, проживающий в немецком Мюнхене, специально для издания Украина.ру прокомментировал этот провал ХДС и СДПГ.

Провал партии Меркель в Гессене — предвестник всемирного краха либералов

— В данном случае ничего неожиданного не случилось. Этот результат даже несколько лучше, чем ожидалось. То есть, судя по всему, сохраняется нынешняя коалиция, правда, она имеет всего один голос «плюс». Но «чёрно-зелёная» коалиция в этой земле — это партия Меркель и «Зеленые» — они вместе всё ещё составляют большинство и могут формировать правительство.

[Коалиция], вероятно, будет неустойчивой, но есть ещё в запасе либеральные демократы, 10 голосов, которые могут создать так называемую «коалицию Ямайка» (коалиция трёх партий: ХДС/ХСС, Свободной демократической партии и «Зелёных» — Ред.) и удержаться. Так что ничего нового здесь не было, и никто не ожидал в данном случае лучших результатов, чем они получили. Гораздо хуже было в Баварии, где союзники Меркель вместе с социал-демократами сильно провалились.

- С чем связаны такие тенденции в немецкой политике и какие могут быть последствия этого?  

— Всё это говорит о том, что центристские либеральные партии теряют позиции по всему миру, по всей Европе, и в Германии в том числе. И это несмотря на то что Германия сейчас экономически достаточно благополучна. Она вышла в своё время из кризиса и сейчас потихонечку и достаточно равномерно наращивает свой потенциал. И, тем не менее, вот такая картина общего падения либеральных партий. И это связано, с одной стороны, с чисто европейской проблемой, и с другой — с общемировой проблемой.

- И в чём суть этих проблем?

— Ну, что касается европейской проблемы, то это главным образом вопрос беженцев. Все сравнивают с результатом 2013 года и говорят о мощном падении поддержки центристских партий.

Я хочу напомнить, что после этого были события, связанные с Ближним Востоком и с массовым наплывом в Европу беженцев. Именно в связи с проблемой беженцев возникли конфликтные ситуации по всей Европе и в том числе в Германии.

В Германии Меркель предложила этих беженцев взять и поддержать. Это по сути гуманный акт, потому что это миллионы людей, которые двинулись сначала в Турцию, там их больше трёх миллионов в лагерях, а оттуда в Грецию, где они тоже жили где угодно — на улицах спали и питались бог знает чем — и шли, шли, шли дальше на север.   

Кто-то бежал от войны, кто-то хотел улучшить свой экономический потенциал, но основная часть потока связана именно с войной и предшествовавшей ей так называемой арабской весной. Но арабская весна коснулась прежде всего Испании, Франции и Италии, больше других пострадала от потока мигрантов, и это стало одной из главных причин поражения там центристских партий и победы правых и левых популистов. А вот ближневосточные войны, связанные с Сирией, — это, конечно, Германия. То есть вот это направление — через Грецию, на север и до Германии. Кто мог — ещё и дальше, в Скандинавию.

- Как они могут быть решены?

— Что здесь можно сделать, сказать трудно. Пытаются найти какие-то пути решения этой проблемы. Есть варианты — в том числе и план Макрона по решению этой проблемы — укрепление границ и создание неких зон вне европейских государств.

Но нельзя же просто оставить этих людей в лагерях? Поэтому Меркель на это пошла, и это вызвало недовольство людей, которые в Германии почувствовали дискомфорт в эти годы. Безусловно, дискомфорт этот имеет место, и люди на это реагируют, к сожалению, чисто популистски, не предлагая никаких конструктивных решений проблемы. Некое ухудшение климата в стране они переносят на главу государства, и поэтому как Меркель, так и партнёр Меркель по коалиции — Социал-демократическая партия — теряют голоса.   

- Вы говорили и о второй проблеме — общемировой.

— Подобное происходит во всех странах Европы — либеральные партии теряют свои позиции. Вы знаете, что произошло в Италии. Там левые популисты Юга объединились с правыми популистами Севера. Аналогично провалились социалисты во Франции. Макрон, этакий полусоциалист, «поправел». Такое происходит везде, и об этом, по-моему, следует сожалеть.

Нужно, на мой взгляд, совместными усилиями искать выход из этой ситуации, потому что вот этот либеральный центр в течение всего послевоенного периода пытался создать — и ему это удалось — вполне благополучную Европу. А вот сейчас мы видим кризис этой Европы, и я не думаю, что этому следует радоваться. Я убеждён, что как раз с этой частью Европы следует сотрудничать, в том числе и России. И я думаю, что такого рода центристская позиция сегодня единственно возможная на европейском континенте для тех, кто хотел бы улучшения благополучия и граждан европейских государств, и в общем-то всего мира.