Участники акции передали правительству тысячи подписей граждан против планов «Укргидроэнерго».

«У нас два основных требования. Первое — это чтобы правительство приняло решение об отказе от строительства шести гидроэлектростанций на Днестре, в Днестровском каньоне. И запретило любые действия, расходования любых средств, связанные с этим строительством, в том числе и на технико-экономическое обоснование или получения кредитов. Второе — внести изменения в программу развития гидроэнергетики до 2026 года, а именно исключить из этой программы все упоминания об этих ГЭС на Днестре», — заявили протестующие.

Поводом к протестам стало решение Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), пересмотреть инвестпрограмму «Укргидроэнерго» в сторону увеличения. «Укргидроэнерго» просило НКРЭКУ повысить тариф до 63,57 коп/кВтч. Дополнительные средства нужны, в том числе, для финансирования возросших расходов на строительство Днестровской ГЭС.

Правительственные планы

«Укргидроэнерго» презентовало идею строительства шести ГЭС в верхнем течении Днестра: пяти низконапорных русловых ГЭС по 60 МВт и шестой — деривационной, мощностью 89 МВт, — в ноябре 2015 года. Представители «Гидротехпроекта» уверяли: из технико-экономического обоснования проекта следует, что "вред для окружающей среды (подтопление и затопление) от этих ГЭС будет минимальным, в пределах поймы Днестра". Водохранилища будут проектироваться с минимальными негативными последствиями, т.е. с небольшим объемом воды.
"Строительство низконапорных ГЭС на участке верхнего Днестра позволит решить проблему энергодефицита в этом регионе и защиты от паводков, наносящих большой вред населению, экономике и окружающей среде. На водохранилищах каскада ГЭС предусмотрено размещение противопаводковых водохранилищ с итоговым объемом 147 млн кубометров, что позволит сделать сток рек контролируемым и уменьшить максимальные затраты воды и влияние паводка на местную инфраструктуру. По сооружении гидроузлов каскада ГЭС предусмотрено обустройство шести мостовых автодорожных переходов через Днестр с выполнением мероприятий по поддержанию и сохранению популяции ценных видов рыб", — обосновывали свою позицию в проектной организации.

ГЭС будут строить за кредитные средства, преимущественно предоставленные Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Ориентировочная стоимость инвестиций — 1 млрд 100 млн евро. Срок окупаемости инвестиций составляет приблизительно 10 лет.

В июле 2016-го правительство утвердило отдельную Программу развития гидроэнергетики Украины до 2026 года, в которую вошло сооружение Верхнеднестровского каскада ГЭС.

Недовольство растет

Эти планы уже вызвали недовольство со стороны Молдовы, которая считает, что увеличение количества агрегатов, а также их мощности значительно уменьшит водоток Днестра и поставит страну в еще большую зависимость от Украины. Днестр снабжает водой 80% населения Молдовы, в том числе и жителей Кишинёва, и существуют опасения, что люди могут остаться без питьевой воды. В этих условиях придется брать воду из водохранилищ и черпать подземные воды, точный объем которых неизвестен. Экологи утверждают, что постоянное использование в бытовых целях грунтовых вод и водохранилищ серьезно подорвет здоровье людей. В застойных водах водохранилищ создаются благоприятные условия для массового развития сине-зеленых водорослей, провоцирующих серьезные болезни.

Напуганы возможными последствиями и тысячи жителей областей, по которым протекает Днестр, — Тернопольской, Ивано-Франковской и Черновицкой. Но для них ухудшение качества питьевой воды может оказаться меньшим из зол.

Гидроэнергетическое ведомство и отдельные руководители исполнительной власти этих трех областей столкнулись с протестами, которые то немного утихают, то вспыхивают с новой силой с декабря 2016 года.

Экологические организации, руководители туристических клубов и общественные активисты вначале вооружились решением Ивано-Франковского областного совета от 25 декабря 2015 г., которым "запрещено согласование вопроса размещения гидроэлектростанций вдоль реки Днестр" и рекомендовано так же поступить приднестровским громадам (органам местного самоуправления. — Ред.).

В марте 2016 года общественные экологические организации, туристические клубы, экологи буквально заставили депутатов от всех политических сил, представленных в Тернопольском областном совете, запретить будущее строительство. Депутаты Тернопольской облрады единогласно поддержали мораторий "путем запрета строительства ГЭС с водохранилищами на Днестре в пределах Тернопольской области".

Но решение областных советов носит лишь рекомендательный характер.

Электричество или жизнь. Какая опасность угрожает Днестру

Вреда больше, чем пользы?

Экологи уверены, что вреда от строительства каскада ГЭС будет значительно больше, чем пользы.

Русло и берега Днестра, размещенные выше запланированных ГЭС, входят в черту четырех национальных природных парков — это парки "Галичский" (Ивано-Франковщина), "Днестровский каньон" (Тернопольщина), "Хотинский" (Буковина) и "Подольские Товтры" (Хмельнитчина). А размещенные ниже — захватывают Ивано-Франковский региональный ландшафтный парк "Днестровский каньон". В соответствии с Законом "О природно-заповедном фонде" строительство объектов гидроэнергетики запрещено во всех четырех функциональных зонах национальных природных парков.

Следствием строительства будет полное разрушение уникальной экосистемы Днестра, кроме того, строительство и работа ГЭС поставят крест на возможностях развития туризма и рекреации.

Экологи утверждают, что бездумно и безответственно принятые в чиновничьих кабинетах решения порождают проблемы национального и международного значения.

Когда в пределах русла реки строятся водохранилища, то коренным образом изменяются все природные процессы — гидрологические, мезоклиматические, почвообразующие, биогеохимические. Их влияние испытывают все компоненты ландшафта. Это не просто стресс для природной системы, это ее кардинальное изменение к худшему.

А водохранилища — это своего рода мусоросборник в пределах русла, в которых накапливаются загрязняющие вещества. Поскольку на территории Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей у половины городов и городков нет очистительных сооружений и неочищенные стоки сбрасываются в Днестр, то они будут нагромождаться в водохранилищах ГЭС. Будут утрачены качественные физические и химические параметры воды, ухудшены условия среды водных организмов, для которых необходимы чистое дно и быстрое течение, коренным образом нарушится миграция рыб и их нерестилища, снизится стойкость водной экосистемы и ее способность к регенерации биогеохимических процессов.

Кроме того, Днестровский каньон признан одним из семи природных чудес Украины. На его тернопольском участке выходят на поверхность отслоения силурийского и девонского периодов, которым более 400 млн лет, и они являются объектом исследований для ученых всего мира. Днестровская долина уже многие годы используется в туристических целях, а река стала местом для сплавов на лодках и катамаранах. По разным оценкам, эту природную жемчужину ежегодно посещают от 10 до 15 тыс. туристов.

Целесообразность проекта

Эксперт в вопросах энергетики Александр Мордкович признается, что вопрос сооружения каскада ГЭС на Днестре — этот тот редкий случай, когда он согласен с экологами.

«Укргидроэнерго» заявляет о малых ГЭС в верхнем течении. На самом деле пять из шести находятся в среднем течении и не попадают в предусмотренное законом «Об электроэнергетике» определение малых ГЭС, работающих по зелёному тарифу — до 10 МВт. Предусмотрена мощность пяти русловых гидроэлектростанций — по 60 МВт каждая, а деривационной — 86 МВт. Предварительная стоимость проекта — 1,1 млрд евро. Это очень странный проект для природоохранной зоны, где строительство повлечет необратимые последствия как для Днестровского каньона и пойменных болот, так и для водоснабжения городов, находящихся ниже по течению. А это в том числе и миллионная Одесса. Возникнут сложности в стабильной работе Дубосарской ГЭС. И Молдова уже высказала свои претензии к проекту. Если говорить об экономике, то ТЭО на достройку Хмельницкой АЭС — 72 млрд гривен. То есть вместо каскада сомнительных ГЭС установленной мощностью 386МВт можно достроить один блок на 1ГВт», — сказал он в комментарии изданию Украина.ру.

Экономический аналитик Александр Рябоконь обратил внимание, что планы правительства по модернизации объектов Днестровского гидроузла (Днестровские ГЭС-1 и 2 с достройкой второй очереди Днестровской ГАЭС) и строительству Верхнеднестровского каскада ГЭС стали предметом бурного обсуждения как в украинских, так и в зарубежных СМИ.

Электричество или жизнь. Какая опасность угрожает Днестру

«На данный момент на Днестровской ГАЭС функционирует 3 гидроагрегата первой очереди, которые в генераторном режиме суммарно выдают мощность 972 МВт, в насосном режиме способны суммарно употребить1260 МВт. Вторая очередь предполагает строительство еще 4 гидроагрегатов аналогичного типа до 2026 года, т.е. суммарно обе очереди в генераторном режиме способны заменить два блока-тысячника АЭС, а в насосном режиме употребить до 3000 МВт мощностей дешевой ночной энергии. Смысл аккумулирующей гидроэнергетики как раз и состоит в том, чтобы забирать «ненужную» ночную генерацию у базовых атомной и тепловой энергетики, отдавая ее во время дефицитных пиков потребления в единую энергосистему, таким образом определяя ее сбалансированность, устойчивость и прогнозируемость. Свыше 95% мировых мощностей аккумуляции электроэнергии составляет гидроаккумуляция. С другой стороны, производство электроэнергии из воды является не только дешевым, но и высокоманевренным, что позволяет быстро покрывать пики потребления в энергодефицитных регионах, одним из которых как раз и является Карпатский регион, где запланировано строительство Верхнеднестровского каскада», — пояснил в эксклюзивном комментарии изданию Украина.ру Александр Рябоконь.

Он обратил внимание, что на Украине традиционно существует нехватка маневренных мощностей, костяк которых составляет гидрогенерация, — 9 % в общем балансе при минимальной необходимости в 15% от общей генерации.

«Эти функции осуществляют преимущественно малоприспособленные для этого тепловые блоки, поскольку их диапазон регулирования составляет лишь 20-30% от номинальной мощности. Потому фактическое количество циклов пуск/остановка значительно превышает лимит, установленный заводами-изготовителями для оборудования угольных блоков, что приводит к быстрой изнашиваемости и поломкам, которые тепловики компенсируют высокими отпускными тарифами электроэнергии на покрытие пиков потребления и формулами ценообразования на уголь», — сказал Александр Рябоконь.

По мнению экономического аналитика, на данный момент никакие другие виды аккумуляционных и балансирующих технологий не могут конкурировать по экономическим и экологическим показателям с гидроэнергетикой без субсидий и дотаций, которые ведут к повышению цены для потребителей электроэнергии.

«Исходя из этого, у Украины нет другой сопоставимой альтернативы развитию гидрогенерации. Что касается широко освещаемых ныне в СМИ экологических аспектов вокруг строительства гидроэнергетических объектов на Днестре, то здесь нужно отделять «зерна от плевел». Безусловно, негативное влияние на окружающую среду от ГЭС и ГАЭС тоже есть, и это, прежде всего, затопление некоторых территорий и его влияние на экосистемы. Однако на этой теме много спекулируют разные заинтересованные стороны посредством «ручных» экологов и журналистов. Например, оба водоема Днестровской ГАЭС уже сегодня заполнены и рассчитаны на все семь гидроагрегатов — это означает, что после достройки станции ей не понадобится больший запас воды. Впрочем, учитывая, что, согласно проекту гидроузла, часть дамбы ГАЭС и прилегающей к ГЭС-2 территории занимает около 18 га молдавской земли, нужно понимать, что правительство Молдовы рассчитывает на оплату аренды земли и компенсацию существующих либо вероятных экологических убытков. Что же касается Верхнеднестровского каскада, то все его водохранилища планируются малообъемными, преимущественно размещенными на заплавных и подтапливаемых землях, а также оборудованными дренажом и регулировкой стока. Однако, несмотря на это, все же целесообразным является учет интересов и мнений местных органов власти и общественности», — заключил Александр Рябоконь.