Возможно, поскольку всё в этой церкви было с самого начала необычным, и судьба церкви, как и все, что с ней связано, необычно.
Начать надо все-таки с того, что Андреевская церковь в силу ряда обстоятельств стала одним из самых знаменитых зданий украинской столицы. Прежде всего, конечно, из-за ее расположения — ее здание возвышается на исторически важном месте и как бы царит над Киевом. Эта церковь стала одним из символов столицы Украины — необычна она и по своей архитектуре, и по истории.
То, что произошло с этой церковью буквально на днях, стало еще одним историческим и церковным казусом.

«С канонической точки зрения это решение создаёт целый ряд нарушений, потому что пребывание и служение в Киеве епископов другой поместной Церкви без согласования с митрополитом Киевским является классическим нарушением церковных канонов и правил», — сообщил спикер УПЦ МП, архиепископ Климент.

И отметил: передача храма Константинопольскому патриархату с центром в Стамбуле — то есть государству, которое никакого отношения к Украине не имеет, — выше его понимания.

Непростая история

Андреевская церковь — это детище российской императрицы Елизаветы Петровны (1709-1761), храм был возведен в 1747-1762 гг. в стиле барокко.

Проектировал храм знаменитый Франческо Растрелли.

Елизавета хотела, чтобы Андреевский храм служил ее личным нуждам. Он был построен в то время на пустынном месте не для киевлян, а для того, чтобы Елизавета со своим тайным супругом Алексеем Разумовским могли его посещать и молиться наедине.

«Но идея эта была абсолютно нивелирована украинским пейзажем, — считает украинский искусствовед Диана Клочко. — Он на протяжении XIX века эту церковь господскую «врастил» в совсем другую городскую структуру. Потому что церковь, когда Елизавета умерла, передали Киевскому магистрату (органу местного самоуправления по магдебургскому праву. — Авт.). И она (церковь. — Ред.) стала общекиевской. А у нее не было прихода и не было колоколов — чтобы созывать прихожан».

Более того, как утверждают сегодня историки, Киевский магистрат не мог достойно содержать церковь и пускал туда постояльцев за деньги — чтобы как-то ухаживать за церковным сооружением. И архитектор А. Меленский после наполеоновских войн добился того, чтобы ее укрепили.

Дело в том, что храм стоял в таком месте, с которого стекало очень много воды (Андреевский спуск). Ведь еще раньше под самим строением обнаружили подводные ключи, и архитектор Григорович-Барский придумал установить водосток у подножья церкви.
И вот теперь, после стольких архитектурных и строительных мытарств, возникает вопрос: при чем тут Константинопольская патриархия?

Турецкие греки и наследие Киева

«Константинопольская церковь якобы была рукоположена самим апостолом Андреем Первозванным в I ст. н. э. А был ли Андрей в Киеве или не был, эта легенда появляется во второй половине XVIII века. Рассказы о том, как Андрей ставил крест на [месте] киевской церкви, — это мифология, которая была введена как предание. А если Первозванный — человек римской культуры — и был в Киеве, то мог быть только на Львовской площади в Киеве. Ведь именно там нашли самое большое количество римских монет», — поясняет связь Клочко.

Конечно, на Андреевской церкви, построенной 19 веков спустя, никакого креста Андрей Первозванный не мог ставить.

При этом, отмечает искусствовед, по легенде, Андрей воткнул крест в том месте, где потом появилась церковь. Но это явно не могла быть Андреевская церковь. Потому что она стоит не на земле, а… в воздухе. В том смысле, что церковь построена на дополнительно построенном для нее помещении.

Более того, Константинопольский патриархат — это прежде всего греки. Если уж что-то можно было бы ему даровать из киевской церковной собственности, то это храм Святой Екатерины на Подоле. Потому что его построила греческая община и он несет в себе греческую традицию. А Андреевская церковь — светский объект, который всегда рассматривался в контексте истории России, а не Украины. И строился он скорее не как культовое учреждение, а как светское, для целей царицы Елизаветы…

У церкви три владельца

Необычность церкви — и историческая, и архитектурная, и географическая — настолько сильно отразилась в самом сооружении, что есть целый комплекс проблем с ее принадлежностью.

«Нельзя отдавать в пользование Константинополю помещение храма, потому что это — часть музейного фонда Украины (музейный комплекс «София Киевская») и вообще является всемирным наследием ЮНЕСКО. Это музей, то есть то, что должно быть исследовано. И доступ (к церкви-музею. — Ред.) должен быть у всех. Церковь не может быть в пользовании у какой-то группы людей, потому что там музейные экспонаты, требующие реставрации каждые 20 лет», — убеждена эксперт.

Диана Клочко признает, что ее коллеги-искусствоведы по поводу передачи Андреевской церкви Константинопольскому патриархату также находятся в растерянности: как это государственное имущество, которое имеет колоссальную музейную ценность, кому-то (другому государству и другой церкви) передается в безвозмездное пользование?

Мало того, как стало известно уже после принятого парламентом Украины решения о передаче Андреевской церкви Константинопольскому патриархату, имущество церкви не описано. То есть никто не знает, сколько реально стоит это народное достояние. И это еще одна причина, по которой нельзя прикасаться к памятнику, стоимости которого никто не определил. Да и вообще, как определить стоимость столь необычного сооружения? Возможно, оно, здание, вообще бесценно.

«Мне кажется, что когда речь заходит о таких известных памятниках с очень неоднозначной и уникальной историей, то всё, что касается взаимодействия российско-украинского искусства, необходимо перепрописывать, продумывать. А когда это всё (решение о передаче храма Константинополю. — Авт.) 16 октября регистрируют, 17 октября оглашают, а 18-го числа — уже всё, передали… Никто не успел среагировать, не говоря уже о том, чтобы кто-то выслушал наше экспертное мнение — тех, кто занимается этими вещами. А после утверждения решения Верховной Радой уже выходит [руководство музейным комплексом] «София Киевская» и говорит, что будет соглашение между заповедником и УПЦ Киевского патриархата. А кто готовит это соглашение? И как будут прописаны права доступа? Это очень серьезный прецедент, раньше у нас такого не было. Поэтому процесс должен быть максимально публичным», — считает Клочко.

И тут новый казус. Дело в том, что двухэтажное здание, так называемый стилобат находится в собственности УПЦ Киевского патриархата. А сама церковь, возведенная на этом здании, — УАПЦ (другой непризнанной в православии Украинской православной автокефальной церкви). Но всё вместе — это одно сооружение, которое, как уже сказано, помимо всего прочего, было частью музейного комплекса «София Киевская».

УПЦ КП и УАПЦ, которые никогда не имели никакого исторического отношения к зданию и церкви, свое согласие на его передачу уже дали. Согласилось с этим и руководство «Софии Киевской» (а куда им деться — они подчинены воле государства, которое возглавляет президент Порошенко).

Но главный владелец здания — киевляне, народ Украины, у которого, как теперь принято, никто ничего спрашивать не стал.