Социологическая группа «Рейтинг» 10 октября опубликовала результаты исследования, посвященного Дню защитника Украины. Публикация прошла не очень заметно, однако при ближайшем рассмотрении оказывается очень любопытной. День защитника Украины — относительно новый (его учредили только в 2014 году), и, безусловно, интересно отношение граждан к самому празднику и к понятию «защитник Украины», а также почему он совпадает с другими «днями».

День защитника Украины vs День защитника Отечества

Отношение граждан к Дню защитника Украины определенно позитивное — в той или иной степени поддерживает его учреждение 62% опрошенных, негативно относятся к новому празднику 25% опрошенных.

Негативным, понятно, является отношение не к самому понятию «защитник Украины», а к историческому контексту — причисление к числу защитников Украинской повстанческой армии* и ветеранов Антитеррористической операции. Перенося исторический выбор на актуальную политику, мы получаем примерное количество принципиальных противников нынешней украинской власти.

Достаточно очевидным образом сторонники и противники нового праздника распределяются по территории Украины. На западе страны поддерживают новый праздник 84% (против только 6%), в то время как на востоке — только 41% при 48% противников. Тут правильно говорить не только о региональных различиях страны, но и о глубоком расколе населения Юго-Востока Украины…

В то же время многообразие общественного мнения так просто не исчерпывается. 51% опрошенных негативно относятся к… отказу от празднования Дня защитника Отечества 23 февраля! Положительно этот шаг оценивают 36%.

Таким образом, даже поддержка нового праздника не означает непременный отказ от связи с советским периодом истории. Впрочем, среди сторонников Дня защитника Украины 51% все же поддерживают отказ от празднования 23 февраля. Аналогична ситуация по регионам: поддерживают отказ от 23 февраля 58% жителей Западного региона и не поддерживают 62% жителей Восточного.

Несколько более трети избирателей — принципиальные сторонники новой власти вместе со всей её декоммунизацией. Ну а порядка 40% граждан страны занимают промежуточное положение между этими двумя группами.

Важным моментом тут является динамика, а она скорее в пользу власти. Год назад сторонников Дня защитника Украины было не 62%, а 59%, противников же — не 25%, а 27%. Колебания на уровне статпогрешности (она в этом исследовании составляет 2,2%), однако соотношение по оценке отказа от 23 февраля примерно такое же — год назад, противников/сторонников отмены советского праздника было не 51 к 36%, а 54 к 34%.
Таким образом, можно предполагать, что пропаганда дает свой эффект и число людей, соглашающихся с властью, постепенно увеличивается.

Праздник, который расколол Украину


Отношение к ОУН* и УПА*

К националистам 1940-50-х годов отношение менее однозначное. За признание ОУН и УПА борцами за независимость Украины выступает 35% опрошенных, против — 33%. Т.е., несмотря на появление в Киеве проспекта Бандеры, разделение тут примерно половина на половину.

Интересно, что на западе страны положительно относящихся к УПА всего 71% и есть даже 12% противников. Но не менее удивительно и то, что на востоке противников всего 52%, в то время есть и сторонники в количестве 26%. Налицо не только раскол в стране, но и неоднозначная ситуация в регионах: ведь четверть сторонников УПА для востока Украины — это ведь очень много…

Впрочем, успехи националистической агитации и так очевидны. По данным исследования, проведенного по этому вопросу «Рейтингом» в апреле 2010 года, сторонников признания националистов борцами за независимость тогда было только 20%, в то время как противников — 62%. И это на пике ющенковской националистической пропаганды.

По данным «Рейтинга», за 30% количество сторонников УПА поднялось только в июне 2014 года, а количество противников упало до менее чем 40% только в сентябре 2015 года. Тем не менее тенденция к постепенному росту сторонников и сокращению числа противников имела место и в 2010-2013 годах, хотя она не была последовательной и однозначной.


О примирении

С инициативой примирения воинов Советской Армии и УПА активно выступал Виктор Ющенко, пытаясь проводить совместные парады.

Надо сказать, что его идея находит сейчас поддержку в обществе: 56% выступают за примирение и только 22% — против. В 2012 году соотношение было 44 к 33%.

Впрочем, обращение к региональному распределению показывает, что дело тут вовсе не в пресловутом миролюбии украинцев. На западе поддерживают идею примирения 70%, в то время как на востоке — только 35%. Причина тут очевидна — в глубине души люди понимают, что идея состоит вовсе не в примирении, а в повышении статуса оуновцев за счет их приравнивания к настоящим борцам за независимость Украины.

Настоящими же однозначно считаются бойцы Красной Армии — так думают 82% граждан (в том числе 80% опрошенных в Западном регионе). В то время как об ОУН-УПА* такого мнения придерживаются только 52% (не согласны с таким тезисом 27%).

И трудно избавиться от ощущения: недоверие к идее, что ОУН-УПА защищала Украину, коррелирует с поразительно низкой готовностью защищать свою страну с оружием в руках — всего 52%, в то время как 39% делать этого не собираются. Не хотят оказаться на стороне современных оуновцев?

*Организации, деятельность которых запрещена на территории РФ