Корреспондент издания Украина.ру в Белоруссии разбирался в ситуации.

Православные Белоруссии с Москвой

Синод РПЦ заявил, что рвёт с еретическим Константинополем
Синод РПЦ заявил, что рвёт с еретическим Константинополем
© Sputnik | Перейти в фотобанк
15 октября на заседании в Минске дан жесткий ответ на поистине волюнтаристские намерения патриарха Варфоломея расколоть Вселенское православие — прекращение евхаристического общения. Белорусская православная церковь (БПЦ) присоединилась к этому решению. Причиной стал развернутый Варфоломеем процесс предоставления автокефалии… Предоставления, но кому?

Дело в том, что на Украине сегодня существует три православные церкви: УПЦ (МП), УПЦ (КП) и УАПЦ. Из них канонической является только одна — Украинская православная церковь Московского патриархата. Есть и другие: Греко-католическая, просто католическая и старообрядческие разных толков. Но дело в том, что за пресловутым томосом обратился не патриарх, даже самопровозглашенный. Томос понадобился человеку, который не имел права обращаться с подобной просьбой.

Это Петр Порошенко, занимающий должность президента Украины. Вопиющее нарушение конституции страны, согласно которой церковь отделена от государства! Поэтому в Белоруссии данный поворот гражданской войны на Украине восприняли с недоумением. Однако факт агрессии налицо. И в материалах пропагандистских СМИ, оплаченных заказчиками этого скандала, уже развернуты тезисы о том, что вслед за Украиной последует и Белоруссия.

Тем не менее вопреки прогнозам БПЦ последовала за матерью-церковью. И отныне в церквях Белоруссии верующие Константинопольского патриархата и гипотетического Киевского не смогут причащаться Святых Таин.

Лукашенко и вертикаль его власти

Президент Белоруссии, будучи человеком православным, хотя и глубоко мирским, был поставлен в сложное положение тем, что церковное мероприятие проводилось в столице его страны. Речь не о том, что он был не в курсе. Конечно же, он знал все, вплоть до решений Синода. Утверждать, что это обсуждалось во время встреч на высшем уровне с Владимиром Путиным, нет никакой возможности. Подобных тезисов пресс-службы глав двух государств не озвучивали.

Однако отрицать подобное — значит противоречить тому, что видишь. Потому что все, что происходит на территории Белоруссии, — под жестким контролем Александра Лукашенко. И патриарх Кирилл сидел по правую руку от него во время обращения главы Белоруссии к делегатам Синода.

Александр Григорьевич — хранитель переговорной площадки по Донбассу, где идет война. Белоруссия, которую он представляет, — участник Союзного договора, предполагающего союзнические обязательства по отношению к России. Наконец, Лукашенко — прихожанин Белорусской православной церкви. Не комментировать ситуацию, которая ему как президенту совершенно не нужна, он не мог. В то же время он не мог проявить и малейшую долю личного отношения к ситуации. Поэтому обращение Лукашенко к членам Синода было чисто нейтральным. Хотя и угрожающим для тех, кто вознамерился что-либо «шатать» в стране.

«Должен вас заверить, как бы ни складывалась ситуация, мы будем делать всё, чтобы в мирной и спокойной Беларуси не было никогда антагонистических столкновений не только религий, но и между нами, православными. Будем делать всё для того, чтобы укреплялись и наше государство, и наш народ в православной вере. Раскол — это не про нас. И мы сделаем всё для того, чтобы сохранить наше единство», — подчеркнул Лукашенко.

Белорусский фронт русского православия

А был ли Синод «чрезвычайным»?

Лукашенко: Белоруссия категорически против раскола православного мира
Лукашенко: Белоруссия категорически против раскола православного мира
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
Нет, не был. Это никак не связано со скандалом по украинскому вопросу. Священный синод РПЦ собрался в Минске, потому что так было решено еще летом. Он состоял из двух частей — десяти постоянных и пятерых временных членов. Среди постоянных — митрополит Минский и Заславский Павел, который является постоянным членом Священного синода РПЦ. Другие представители БПЦ в состав Священного синода не входят. Но в программе визита митрополита Кирилла в Минск была встреча с членами Синода БПЦ для обсуждения местных вопросов. Поэтому стоит немного остановиться на истории Белорусской православной церкви, уточнить ее статус.

Белорусская православная церковь как она есть

Белорусский экзархат был создан в 1989 году. Тогда митрополит Филарет (в миру — Кирилл Варфоломеевич Вахромеев) обратился к Архиерейскому собору РПЦ с просьбой дать Минску более высокий, чем одна епархия, статус. Потому что до того в БССР существовала лишь одна епархия — Минская. И этот статус был предоставлен.

Так Белорусская православная церковь стала экзархатом. Единственным под эгидой РПЦ. Это было повышением статуса БПЦ. Это значило, что в белорусской церкви есть свой Синод, но нет самоуправления. Руководителя БПЦ назначает Синод РПЦ. В истории Белорусской православной церкви пока было лишь два экзарха: Филарет (с 1989 по 2013 год) и Павел (в миру — Георгий Васильевич Пономарев), который окормляет паству с 2013-го.

В 2014-м на собрании духовенства Минской епархии митрополит Павел поднял вопрос о придании БПЦ более автономного статуса. Разговор о таком статусе для БПЦ, какой был у Украинской православной церкви до теперешних событий, идет давно. Но позже сам же митрополит Павел снял этот вопрос с повестки дня.

Белорусский фронт русского православия

Белорусский вопрос

Великий раскол православия: технические детали
Великий раскол православия: технические детали
© patriarchate.org | Перейти в фотобанк
Решение РПЦ в Минске было простым и понятным всем верующим. Поскольку вопрос максимально политизирован украинской стороной, то неверующие или просто посторонние наблюдатели не могут судить о всей опасности решений Варфоломея, принятых в ответ на просьбу мирского президента Порошенко. Это может быть очень плохим примером для других президентов и прочих мирских «цезарей».

Но верующие поняли всё. Это — агрессия против Вселенского православия. В этом контексте и может идти разговор. В нем же Белоруссия — вне игры. Белорусам, возможно, непонятен сам предмет конфликта. Никто не знает, зачем нужен томос и в какую щель его забивать.

С другой стороны, «многовекторные» светские власти Белоруссии внимательно наблюдают за ходом неведомого их пониманию конфликта, с тем чтобы понять, какие выгоды можно из него извлечь. Сама логика белорусской власти такова, что, кроме официального лидера, никаких других сильных игроков на внутреннем общественно-политическом поле быть не может.

Нетрудно спрогнозировать, что белорусское руководство постарается замолчать решения Синода и не втягивать Белоруссию в конфликт РПЦ с Варфоломеем и Киевом. Что и происходит на деле.

Минск с Москвой

Но эти доктринальные вопросы из области высокой политики совершенно не касаются верующих в Белоруссии. Повторюсь: им неясна суть конфликта, неприятно, что он происходит и их беспокоят. Белорусы — прихожане канонической православной церкви, а Белоруссия — мирная страна.

Но эта мирная страна не раз доказывала, что ее население весьма упорно в своих привычках и вере. Причем до конца.