По сути Порошенко сделал церковный вопрос одним из столпов своего избрания на второй срок: вся Украина заполнена биг-бордами, пропагандирующими получение автокефалии.

Однако, судя по сообщениям из Стамбула, ожидания Порошенко пока так и не оправдались. Получение автокефалии отодвигается.

Проблемный пациент Филарет

Сейчас на Украине только один человек официально заявил о своих притязаниях на пост главы ЕПЦ: это лидер раскольничьего и непризнанного «Киевского патриархата» Филарет (Денисенко). По его словам, только он пользуется достаточной народной поддержкой и авторитетом во власти, чтобы возглавить новую церковную структуру.

Однако у Филарета есть три существенные проблемы, которые стоят на пути к обретению статуса лидера ЕПЦ: это анафема, наложенная РПЦ в 1997 году; собственные амбиции и его статус непризнанного «патриарха»; а также отсутствие доверительных связей с украинской властью, по крайней мере, с президентом Порошенко, который и является драйвером взаимодействия с Фанаром.

Сам Филарет считает, что в случае получения томоса об автокефалии его анафема автоматически аннулируется. Так он заявил в своем интервью «Украинской правде» в июне 2018 года: «Когда будет дан томос, это будет означать, что анафему не признают». — «Это автоматически?» — «Автоматически».

Однако объективная реальность церковных законов несколько отличается от представлений Филарета. Теоретически процесс снятия анафемы Фанар может провести, но тогда нужно доказать, что причины, по которым она была наложена РПЦ, ложны. Причиной же послужило следующее: «Монах Филарет не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность, которую он простер за пределы Русской православной церкви, содействуя углублению раскола в Болгарской православной церкви и принимая в общение раскольников из других поместных православных церквей».

Таким образом, придется привлекать к участию другие поместные церкви, что вряд ли закончится успешно для Филарета. И на Фанаре это понимают.

Другой мешающий момент — это его огромные амбиции: сейчас он является хоть и непризнанным, но патриархом. После получения томоса совсем не факт, что он сможет сохранить этот статус. В своем интервью Денисенко на замечание журналиста о том, что на Фанаре рассматривается вопрос общения с «украинским митрополитом», ответил так: «Поэтому хотят они (Фанар. — Ред.) или не хотят, а Украинская церковь будет возглавляться патриархом. Потому что был патриарх Мстислав, был патриарх Владимир, теперь я являюсь патриархом».

Более того, амбиции Филарета мешают и процессу объединения УПЦ КП с другой раскольничьей церковью — УАПЦ, которую возглавляет «митрополит Макарий» (Малетич), а ведь на базе этих двух структур и должна создаваться ЕПЦ. Но властолюбие Филарета в очередной раз помешало объединению раскольников. А ведь после получения томоса, по словам пресс-секретаря УПЦ КП Евстратия (Зори), должен состояться объединительный собор, на котором изберут главу ЕПЦ. Нетрудно представить, при каких междоусобицах он будет проходить.
Даже иностранные СМИ, в общем весьма положительно оценивающие перспективы создание ЕПЦ, негативно оценивают фигуру Филарета. Французский сайт AgoraVox так пишет о нем: «Этот «патриарх» благословляет неонацистов и военных преступников, награждает их медалями и цинично заявляет, что, если люди гибнут на войне в Донбассе, тем самым они искупают грех того, что поддержали независимость двух народных республик. То есть так даже лучше для них. Удивительные религиозные взгляды!»

Амбиции и негативный фон делают Филарета неудобной фигурой для создания ЕПЦ и для Порошенко, и для Константинопольского патриархата.

Автокефалия православия на Украине: Будет совсем не то, что хочет Порошенко

Поместные церкви против

Идея создания ЕПЦ из раскольников была воспринята другими поместными церквями весьма негативно.

Сербский патриарх Ириней направил к Константинопольскому патриарху Варфоломею письмо, в котором указал, что «оправдание и восстановление раскольников в чине епископов, в особенности главного раскольника Киевского Филарета Денисенко, а затем каноническое и литургическое единство с раскольническими общинами без их покаяния и возвращения к единству с Русской церковью, от которой они отпали, без одобрения Патриарха Московского и без координации с ним» является роковым для единства православия.

Предстоятель Александрийской православной церкви патриарх Александрийский и всея Африки Феодор II заявил следующее: «Давайте помолимся ко Господу, который все делает для нашего блага, который наставит нас на путь разрешения этих проблем. Если раскольник Денисенко хочет вернуться в лоно Церкви, он должен вернуться туда, откуда ушел (то есть в РПЦ. — Ред.)».

Предстоятель Антиохийской православной церкви патриарх Антиохийский и всея Востока Иоанн X: «Антиохийская патриархия выступает совместно с Русской церковью и высказывается против церковного раскола на Украине».

Подобным образом высказались и представители Грузинской, Болгарской, Кипрской, Греческой, Албанской, Польской и Чешской церквей. Если они и не осудили действия Фанара на Украине, то, по крайней мере, высказали поддержку митрополиту УПЦ Онуфрию и признали его единственным представителем канонической церкви.

В случае же предоставления томоса об автокефалии Украине потребуется ее утверждения всеми поместными церквями. Фанар рискует остаться в глупом положении инстанции, выдавшей разрешение, но не получившей ее утверждения.

Но из кого же тогда создавать ЕПЦ на Украине, еще и так, чтоб она была подконтрольна Порошенко и обладала необходимым уровнем «патриотизма»? УПЦ, несмотря на наличие некоторого количества автокефалистов среди священников, так и не стала основной для ЕПЦ. Лишь двое архиереев — митрополит Александр (Драбинко) и митрополит Софроний (Дмитрук) — публично высказались насчет своей поддержки автокефалии Украины. Даже близкий к Порошенко митрополит Винницкий Симеон (Шостацкий) не рискует идти против предстоятеля УПЦ Онуфрия и всей Церкви.

Таким образом, возникает определенный вакуум: нет субъекта, который бы обратился с просьбой о даровании автокефалии, ведь это решение дается не государству, а церкви. Каноническая церковь же не обращалась с такой просьбой, а раскольников для Фанара не существует как субъекта.

Автокефалия православия на Украине: Будет совсем не то, что хочет Порошенко

Экзархат вместо автокефалии

О том, что процесс получения томоса дал сбой, говорит и тот факт, что во время Синода в Стамбуле Порошенко провел тайную встречу с митрополитом Онуфрием. Президент попросил предстоятеля УПЦ не проводить протесты против автокефалии и самому обратиться к Константинополю с просьбой даровать томос. На обе эти просьбы, насколько известно, митрополит ответил вежливым отказом.

Как сообщил источник «Страна.UA» в церковных кругах, «на самом деле Порошенко хотел от Онуфрия две вещи: первое — выступить от имени УПЦ с просьбой к Варфоломею о томосе, тем самым решив главную проблему для Константинополя и избавив Вселенский патриархат от необходимости общения с раскольниками-филаретовцами; второе — если Онуфрий не хочет обращаться за томосом, то Порошенко его просил, чтоб он хотя бы не отлучал от церкви Симеона, если тот решит уйти к автокефалам. Но на обе просьбы был получен отказ. При этом второе пожелание вообще бессмысленное. Если даже УПЦ по каким-то причинам не наложит на Симеона анафему, тогда это сделает РПЦ как мать-церковь. Кроме того, Симеон хоть и ведет «ласковую украинизацию» в Виннице, но очень чтит каноны и не пойдет против Церкви».

Странной была бы иная реакция митрополита Онуфрия, учитывая оскорбительные и угрожающие заявления Порошенко в отношении УПЦ. Так, во время празднования Дня независимости президент заявил, что «мы полны решимости положить конец противоестественному и неканоническому нахождению значительной части нашего православного сообщества в зависимости от Русской церкви».

Еще одним фактором, который мог повлиять на решение Фанара отложить принятие томоса, может стать неуверенность американцев в том, что этот акт не дестабилизирует ситуацию в Украине. Уже 11 октября, в день завершения Синода, спецпредставитель США по вопросам Украины Курт Волкер заявил:

«С американской точки зрения все, что мы можем сказать, это то, что мы верим в принципы религиозной свободы, наша страна на этом построена, и мы поддерживаем стремления любых народов исповедовать ту религию, которую они хотят… Я надеюсь, что мы не увидим насилия, это было бы трагично».

Таким образом, у Фанара остается один вариант: начать экспансию на Украину в формате создания экзархата либо подворья, о чем писал сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете Николай Митрохин. Но оба эти варианта также являются нарушением церковных законов.

«Создание экзархата либо подворья Константинопольского патриархата на Украине является грубым нарушением церковных правил, — заявил в эксклюзивном комментарии изданию Украина.ру протоиерей Алексий Чаплин, служивший ранее в УПЦ. По его словам, Украина является канонической территорией Русской православной церкви. Создание экзархата на Украине равносильно тому, что экзархат Константинопольского патриархата был бы создан на территории России или на территории Беларуси. Для любого церковного человека эти три государства составляют единую Святую Русь. Ее святость и единство обусловлены исторической принадлежностью к Русской церкви».

В любом случае создание экзархата (или подворья) не является тем, чего ждет Порошенко, и это не сделает некую «новую независимую церковь», о чем мечтали раскольники. Украинское православие только попадет в зависимость от Константинопольского патриархата и никак не поможет избежать конфликта на религиозной почве.