После победы Евромайдана и попадания Украины под плотную опеку США, в стране как грибы после дождя начали плодиться антикоррупционные правоохранительные органы. Там, где можно было создать одну структуру, на Украине создали (и создают) целых пять: Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Специализированную антикоррупционную прокуратуру (САП), Национальное агентство предупреждения коррупции (НАПК), Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, и Государственное бюро расследований (ГБР).

Директор ГБР пообещал войны украинских силовых ведомств
Директор ГБР пообещал войны украинских силовых ведомств
© Википедия

Обилие силовых органов вызывает конкуренцию между ними. К тому же, все они фактически подчиняются разным властным центрам: НАБУ подчиняется Порошенко, САП — Авакову, НАПК — Кабинету министров и Гройсману.

В ситуации же с так и не запущенным ГБР все гораздо интереснее. В нюансах Госбюро расследований, которое должно было стать самым мощным и самым независимым, разбирался корреспондент издания Украина.ру.

Правоохранительный суперорган

Как предполагалось, ГБР заберет функции следствия у Генеральной прокуратуры и будет расследовать преступления, совершенные сотрудниками других силовых органов: МВД, СБУ, прокуратуры, НАБУ и САП. Кроме этого, планировалось, что будут вестись расследования дел относительно судей и высших чиновников — от министров до начальников управлений, в том числе и региональных.

ГБР должен стать центральным органом исполнительной власти, органом досудебного следствия, задачами которого являются предотвращение организованной преступной деятельности, противодействие террористическим и другим особо тяжким насильственным преступлениям, обеспечение безопасности человека, общества и государства. В общей сложности в ГБР должны работать 1 500 человек.

Украинский политолог Руслан Бортник еще в 2016 году говорил: «Это будет суперсиловой орган, который сконцентрирует все рычаги влияния. Это будет суперпрокуратура с супер-НАБУ, вместе взятые. Другие органы попросту теряют смысл существования. ГБР — это ключевой инструмент, за него будет Банковая бороться».

Некоторое время ходили слухи, что планировалось включение НАБУ в состав ГБР в виде отдельного департамента. Но слияние не состоялось.

Громкие, но бесполезные уголовные дела

ГБР — очевидный рекордсмен в плане срыва сроков начала работы. Еще в 2015 году был принят Закон «О государственном бюро расследований», в соответствии с которым работа должна была начаться не позднее 1 марта 2016 года. Однако к этой дате руководитель ГБР не был назначен, штат не сформирован, структура не создана.

Причиной задержки называют конфликт между Администрацией президента и западными кураторами Украины. Порошенко не мог доверить руководство столь мощным силовым органом неподконтрольному лицу, как это случилось с МВД. А западные кураторы не хотели отдавать в руки коррумпированному президенту рычаги управления контролирующим органом.

В итоге, судя по всему, согласовать кандидатуру удалось в ноябре 2017 года, накануне очередного дедлайна по запуску ГБР. Но Порошенко понимал, что ГБР начнет свою работу в 2018 году, как раз накануне выборов. НАБУ и САП, которые так или иначе были прикормлены, тем не менее иногда проявляли своенравность. Западные кураторы требовали от них возбуждения дел против коррумпированных топ-чиновников, и фигурантами стали Мартыненко, Насиров, Охендовский. Да, в итоге эти дела «подвисли», но это требовало усилий и «прикормки».

В общем, от антикоррупционных органов власти — одна головная боль.

Эксперт: Власть старается усилить войну антикоррупционеров
Эксперт: Власть старается усилить войну антикоррупционеров
© пресс-служба НАБУ

Видимо, тогда и появился примитивный, но эффективный план: ГБР не начнет свою работу до выборов. Сейчас сложился определенный баланс между враждующими группами Порошенко и «Народным фронтом», в рамках которого тянутся вялотекущие конфликты. С помощью этих конфликтов работу Госбюро «заболтают».

Порошенко и Труба

В ноябре 2017 года главой ГБР избрали экс-начальника управления по расследованию особо важных дел ГПУ, в последние два года работавшего в юридической компании «Сектор права» Романа Трубу. В украинских СМИ его называют ставленником группы ТурчиноваПашинского. По сообщениям издания «Страна», Александр Турчинов замолвил за него слово перед Порошенко, поручившись за полную подконтрольность.

Скандальности в это назначение внесли журналисты «Страны», которым еще за день до голосования за кандидатуру директора ГБР стала известна его фамилия. Характерно то, что сам Труба подавал заявку на должность заместителя директора, что говорит об отсутствии амбиций.

Роман Труба работал в прокуратуре Львовской области при Януковиче и даже возбуждал уголовные дела против активистов, блокировавших дороги во время Майдана. Но люстрация обошла его стороной.

Госбюро расследований: Американский провал на Украине

Первым заместителем директора стала экс-начальник управления Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики ГПУ Ольга Варченко. Этот отдел ГПУ называют «отделом КононенкоГрановского», ближайших соратников президента, курирующих силовые органы. По сообщениям украинских СМИ, она всегда отвечала за «прессование» топ-чиновников прокуратурой. Кроме этого, Варченко была руководителем дела в отношении главы НАБУ Артема Сытника, в котором ему вменялось вымогательство 1 млн долларов.

Еще один заместитель — это ставленник экс-генпрокурора Виктора Шокина Александр Буряк, раньше был одним из «смотрящих» за прокуратурой от Генерального прокурора.

Киевский адвокат Андрей Смирнов так прокомментировал избрание директора: «О какой независимости ГБР можно рассуждать, когда руководство органа избирается конкурсной комиссией, в которой 4 квоты у Порошенко, 4 квоты у «Народного фронта» и одна квота, загулявшая за нардепом из БЮТ. 8 человек конкурсной комиссии, представляющие проворовавшуюся власть в лице Президента и Народного фронта, выбирают себе руководителя очередного правоохранительного органа».

С самого избрания Романа Трубу называли «сбитым летчиком», то есть зиц-председателем, который ни на что не влияет. Кто-то писал, что его посадили «погреть кресло», а кто-то о том, что он стал заложником конфликтов между Порошенко и Аваковым.

Движение есть, результата нет

Казалось бы, после назначения директора можно ожидать начала работы ГБР. Но нет. Летом 2018 года, во время назначения 27 основных сотрудников, грянул очередной скандал. Издание «Украинская правда» опубликовало до голосования за назначение список из 21 победителя, указав, что эти сотрудники являются согласованными ставленниками министра МВД Арсена Авакова, спонсора «Свободы» и криминального авторитета Игоря Кривецкого, а также скандально известного заместителя главы СБУ Павла Демчины.

Антикоррупционеры Украины: грязная война властей чужими руками
Антикоррупционеры Украины: грязная война властей чужими руками
© Facebook, Павло Жебрівський | Перейти в фотобанк

А в августе сам директор ГБР собрал пресс-конференцию, на которой заявил о том, что не будет подписывать приказы о назначении уже упомянутых 27 кандидатов на ключевые должности ГБР. По его словам, кандидаты являются фигурантами уголовных дел, и даже дела о государственной измене. Он не может получить результаты проверки кандидатов на полиграфе. Кроме этого, он заявил, что Окружной административный суд Киева начал рассмотрение иска о незаконности его назначения на должность директора ГБР по иску народного депутата от фракции БПП Юрия Македона.

Насколько известно, об этой пресс-конференции не было известно даже заместителям директора.

Позже в интервью журналисту Владимиру Бойко он заявил о том, что к уничтожению результатов проверки может быть причастен советник Авакова Антон Геращенко.

Журналист Владимир Бойко так объяснил отказ подписывать назначение: «Как я уже рассказывал ранее, демарш Трубы вызван противостоянием между дуэтом Пашинского и Турчинова, которым Труба принадлежит на праве частной собственности, и Аваковым, который хотел бы видеть в ГБР людей, подобранных Антоном Геращенко.

Поскольку бороться с всесильным министром внутренних дел непросто, в данный момент Труба заручился поддержкой директора НАБУ Сытника, подписал меморандум о сотрудничестве между ГБР и НАБУ и попросил Сытника обеспечить ему поддержку со стороны профессиональных «общественных активистов» во главе с Шабуниным».

Как известно, НАБУ и «общественные активисты» Шабунина — это на данный момент подконтрольные Порошенко структуры.

Секретарь внутренней конкурсной комиссии по отбору сотрудников ГБР Александр Леменов предположил, что Роман Труба отстаивает интересы группы Турчинова—Пашинского, которые конфликтуют с коалицией Порошенко «Народный фронт».

По истории ГБР видно, как попытки американских спонсоров Украины усилить контроль над украинскими вороватыми элитами тонут в междоусобицах и чиновничьих войнах. Еще интереснее наблюдать постепенный процесс деконструкции государственной системы, в которой интересы одной группы тут же сменяются интересами другой.

Политтехнолог: Курс на самоуничтожение — кризис в антикоррупционных органах продолжается
Политтехнолог: Курс на самоуничтожение — кризис в антикоррупционных органах продолжается
© пресс-служба НАБУ

Заместители директора ГБР, однозначные ставленники Банковой, лоббировали на назначение список из кандидатов — ставленников Авакова, который Труба отказался подписывать. Для своей защиты и усиления позиций он обращается за помощью к той же Банковой, но уже к другой линии — к НАБУ и общественным антикоррупционерам.

В итоге от этого хаоса и войны всех против всех, ставшей символом эпохи позднего Порошенко, страдают только простые украинцы.