Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
© Павел Нырков
Добираться в Придорожное из Донецка просто: каждый час сюда ходит прямой автобус с автостанции «Центр». На машине ехать около тридцати минут. Заблудиться в поисках зоопарка сложно: всюду есть указатели, да и местные жители без проблем покажут дорогу любопытным приезжим.

Население села невелико — чуть более пятисот человек — а война принесла сюда сотни разных проблем. В первую очередь, большие сложности с трудоустройством. А зоопарк дает рабочие места — причем, некоторые приезжают сюда трудиться из ближайших сел и поселков, и даже с окраин Донецка. Многие работники живут в соседнем Павлоградском — расстояние между селами всего километр, и при желании можно добираться в зоопарк пешком.

Служащий зоопарка Андрей, несмотря на все сложности, настроен оптимистично. Он говорит: «Кто хочет работать, тот работает». По его словам, сейчас здесь занято 30 сотрудников. Летом подрабатывают подростки — ученики 10-11 классов. Сложные задания им не дают. Школьники убирают в клетках, подметают дорожки — максимум три часа в день. Деньги небольшие, но можно минимально обновить гардероб к учебному году и не обременять этими заботами родителей.

Работы хватает: одних только голубей здесь больше десяти тысяч. Директора зоопарка Геннадия Кряжева, кстати, считают заядлым голубятником, а сам он объясняет любовь к этим птицам просто: «Голубь — символ мира, который очень нужен сейчас Донбассу».

Питомцев в зоопарке много — от привычных для здешних мест видов до экзотических игуан, крокодила и львов. Специального образования от работников зоопарка не требуют. «Главное — любить животных», — говорит об этом Андрей. Правда, как оказывается позже, этого всё же недостаточно. Лишней не будет и смелость. С парой львов, которая уже год живет в зоопарке, справиться может только одна девушка. Все остальные не рискуют заходить в клетку с повзрослевшими котятами — хотя, им, несмотря на внушительные размеры, всего-навсего год.

Животные попадают сюда по-разному. Одних покупают, других — приносят люди. Многие собаки появились здесь с началом войны, когда хозяева уехали и по разным причинам не смогли взять с собой домашних любимцев.

Работникам нужно стараться, чтобы, несмотря на ограниченность ресурсов, звери чувствовали себя комфортно. Так, Андрей занимается разведением страусов. Он с удовольствием показывает инкубатор и вылупившегося три дня назад птенца.

Пили пиво, ели раков: В Донецке спасают дом классика советской литературы
Пили пиво, ели раков: В Донецке спасают дом классика советской литературы
© РИА Новости, Давид Шоломович | Перейти в фотобанк
Текучесть кадров большая. Не все могут выдержать такой объем работы, а уж тем более нести ответственность за животных. Рабочий день начинается с 7.00, когда зоопарк открывает двери для посетителей. После 19:00 работа не заканчивается — ведь после ухода последнего гостя нужно еще выгулять собак, покормить всех подопечных, и проследить, все ли с ними в порядке.

Бывает и такое, что работники исчезают, получив первый аванс. Однако другие, попав сюда, уже не могут представить себе жизни без зоопарка. Люди, несмотря на все трудности, здесь приветливые и энергичные. Кажется, они никогда не сидят на месте, и с самого утра в зоопарке кипит работа.

В нижней части зверинца сейчас интенсивно строят новые вольеры — рабочие съехались сюда из разных уголков ДНР. Есть строители даже из далекого, по меркам небольшой республики, города Новоазовска.

Жизнь после работы

Сочетать работу с домашними хлопотами бывает непросто. Человеку, живущему в городе, такой распорядок дня покажется сумасшедшим: «Хорошо, что летом световой день длинный. Проснулся в пять — сразу иду на огород. К семи на работу, а после — снова огород», —говорит Андрей. Людям, которые ездят на работу в Донецк, куда сложнее справиться с сельскими заботами.

Этот год выдался неурожайным, и всё усложняется тем, что в Придорожном нет водопровода. Если пересох дворовый колодец — это просто беда. 

Зато есть газовое отопление. Жители соседнего Павлоградского жалуются, что им приходится топить углем. Это и лишние хлопоты, и дополнительные траты. «Как-то обещали, что уголь будет для нас по 500 рублей за тонну. Но сами понимаете, что цены куда выше», — говорят об этом занятые выживанием люди.

Вместо деревенской романтики получаешь постоянную борьбу с природными условиями и бытовыми трудностями.

Когда заработная плата не высока, даже маленькое приусадебное хозяйство приходит на помощь. «Я вожу в Донецк яйца на продажу. Люди в городе не понимают, сколько труда в это вложено. Возмущаются, что дорого. Но на деревьях же это не растет», — рассказывает Андрей. У него, как и у многих сельчан, есть свои постоянные клиенты: «Не хотят травиться, чем попало. Да и цены у меня ниже, чем в супермаркетах».

Фронтовой Донецк: собрать ребенка в школу не каждому по карману
Фронтовой Донецк: собрать ребенка в школу не каждому по карману
© Сергей Голоха
В самом Придорожном проблем с продуктами нет. В селе три магазина, а еще один находится у зоопарка. Местные говорят, что даже в Старобешево, районном центре, нет сейчас такого выбора товаров. Правда, людям хотелось бы, чтобы в поселке была своя столовая и детский садик. Пока что работающим родителям приходится возить малышей в Ларино, а это не так и близко.

Молодежь стремиться сбежать от всех этих испытаний. Впрочем, некоторые возвращаются после жизни в городе в родные места: «А что там делать? Пришел с работы и на диване лежишь. Скучно. А у нас всегда дел полно».

Выжить во время войны

Работа в условиях войны тяжела — и зоопарк не является исключением. Если летом еще есть посетители, то зимой с этим туго. По словам Геннадия Кряжева, продажа билетов не покрывает все расходы. «Тонна зерна сейчас стоит восемь тысяч рублей. Нужен и другой корм, и мясо. Каждую неделю привозят лекарства на 15-20 тысяч рублей», — объясняет он насущные потребности зоопарка.

В штате нет даже ветеринара. Если животное заболело, к нему вызывают специалиста из Донецка. А это дополнительные расходы. Тем более, не каждый врач знает, как лечить, например, ту же самую игуану.

Взрослый билет стоит 100 рублей, а детей до трех лет пускают бесплатно. Исключения делают и для других льготных категорий, например бедных, многодетных семей или детей погибших ополченцев. У входа висит ящик для пожертвований на корм для животных. Выручает то, что зоопарк производит свою продукцию: здесь можно купить по низким ценам яйца и молоко. Рассказывают, что раньше здесь, при желании, люди приобретали себе и домашних любимцев.

Снаряды перестали прилетать сюда в октябре 2014 года, но то лето запомнится местным жителям навсегда. В Старобешево стояли украинские войска, и маленькое село постоянно подвергалось обстрелу. В Придорожном сгорело пять жилых домов.

Возможности эвакуировать зоопарк не было — и люди продолжали работать, несмотря на ежесекундную опасность. До сих пор здесь осталось несколько вольеров, посеченных осколками.

Сотрудники не любят вспоминать, как сами рисковали тогда, но зато жалеют своих питомцев: «Мишка наш так испугался, что три дня никому не показывался», — вспоминают они об этим обстрелах. А многих животных пришлось выхаживать после ранений.

Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
© Павел Нырков
К счастью, сами работники зоопарка не пострадали. Они быстро научились тому, как вести себя во время обстрелов, и сейчас относятся к тем событиям философски и жаловаться не любят: «Война сплотила людей. Мы точно знаем, кто есть кто. Стали друг к другу относиться совершенно иначе».

Напоминания о боевых действиях в Придорожном можно встретить всюду. На остановке по пути к зоопарку первыми в глаза бросаются именно руины. Это сгоревшие сельскохозяйственные гаражи, где погибли ополченцы, отдыхавшие здесь после смены.

Хотя Придорожное находится в тылу, здесь ощущаются все сложности военного времени, помноженные на отсутствие привычных городским жителям благ, вроде водопровода. Но люди мечтают о мирной жизни и ждут, что когда-нибудь в село с уникальным зоопарком придут лучшие времена.