Например, 19 сентября пленарное заседание совещания было посвящено борьбе с торговлей людьми, вопросам беженцев и перемещенных лиц. От официальной делегации Украины в этот день выступает заместитель министра социальной политики Наталия Федорович и мягким, чуть ли не извиняющимся голосом (контрастирующим с обычным поведением представителей Киева) рассказывает, что Киев «старается» помогать своим пенсионерам, не все у него получается, но он старается… Какие же претензии к нему могут быть, если он сам сразу уже начинает признавать и извиняться? Украинская замминистра даже превысила на полминуты время своего выступления, у всех отрубают микрофон уже через пару секунд, а ей спокойно оставили, пусть вещает.

Битва за Украину: Что произошло на правозащитной конференции ОБСЕ
Битва за Украину: Что произошло на правозащитной конференции ОБСЕ
© Facebook, Максим Вилков | Перейти в фотобанк

И под самый конец замминистра говорит — а вот пенсионерам в особых районах Донецкой и Луганской областей Киев тоже хотели бы помочь, но «не имеет туда доступа».

Федорович умело солируют украинские НКО, которых на тот же пленарном заседании я насчитал минимум две (могло быть и больше, так как я покинул заседание до его конца).

Первая начинает с места в карьер на высокой ноте «Я сама из Донецка, как и более миллиона других его жителей, покинула его из-за российской агрессии! Представьте себе, как если бы все жители Варшавы были вынуждены покинуть свои дома!..»

Уфф, дайте перевести дух. «Я сама из Крыма и дочь офицера», как гласил известный мем начала 2014 года. Не знаю, что уж у этой дамы в голове, но жители Донецка, как и других населенных пунктов Донбасса, начали массово покидать свои дома, когда летом 2014 года туда пришла как раз украинская армия и начала бить по ним крупнокалиберной артиллерией. Но, впрочем, для Запада сойдет.

Далее дама начинает критиковать Киев за недостаточную помощь пенсионерам в Донбассе. Причем даже моментами остро! «Никто ж не подумает, что я заодно с ними». Под конец, разумеется, главной виноватой в том, что миллионы жителей Донбасса бежали из своих домов, а пенсионерам на этих территориях Украина отказала в выплате пенсий, все равно ей названа Россия.

С аналогичным месседжем через некоторый промежуток времени на похожей ноте выступает и еще одно НКО. Вещает о том же, только другими словами — трудности есть, Киев не виноват, виновата Россия, требуем ее осуждения.

Российская делегация эти истерические выступления не прерывает, хотя, по-моему, зря. Украинская вот при каждом упоминании ЛНР и ДНР сразу делает протест и запрет на дальнейшее выступление представителей гражданского общества.

Роли умело распределены — официальный Киев мягок и даже как будто «извиняется» перед собравшимися (потому что в ОБСЕ от него требуют выполнения обязательств в сфере прав человека), неофициальный резок, напирает и требует.

Грамотно выстроена и пропагандистская работа — еще накануне днем присутствие Украины в раздаточных материалах по пути к залу пленарных заседания ощущалось слабо, сегодня таковых порядка 10 (десяти) наименований. Разного формата, на разных языках (есть на английском, есть на русском), разного типа верстки и разной цветности — и про Крым, и про «оккупацию Донбасса», и про «ужасы войны». Такой концентрации пропаганды на полях совещания ОБСЕ я не замечал с осени 2015 года. И, конечно, это дает свои результаты, оказывая влияние на представителей Запада.