Государственное бюро расследований (ГБР) — новый правоохранительный орган Украины с беспрецедентными полномочиями, функциями Генпрокуратуры и правом заниматься делами против топ-чиновников.

На бумаге ГБР создали более 2,5 лет назад — Закон о Государственном бюро расследований был принят Верховной Радой 2 ноября 2015 года и является частью так называемого пакета безвизовых законов. Президент под давлением стран ЕС подписал его в январе 2016 года, а 1 марта закон вступил в силу. Принятие этого закона гарантировало Украине безвизовый режим со странами ЕС. Но по факту с тех пор  ГБР обрел только руководителей и помещение.

«ФБР по-киевски»: Порошенко подминает под себя Госбюро расследований
«ФБР по-киевски»: Порошенко подминает под себя Госбюро расследований
© Facebook, Державне бюро розслідувань | Перейти в фотобанк

16 ноября 2017 года конкурсная комиссия избрала Романа Трубу директором Государственного бюро расследований, Ольгу Варченко — первым заместителем главы ГБР, а Александра Буряка — замдиректора бюро. С 20 ноября только следователи ГБР имеют право заниматься расследованием преступлений, совершенных экс-президентами, высшими государственными чиновниками, членами Центральной избирательной комиссии, депутатами Верховной Рады, руководством Генеральной прокуратуры Украины, главой Национального банка, судьями, правоохранителями, чиновниками антикоррупционных органов.

Директор бюро Роман Труба обещал начать работу уже с сентября, но с каким ресурсом и реальными возможностями — пока неясно.

Только за гривны

17 мая 2018 года украинский парламент принял за основу законопроект, который предполагает финансирование деятельности бюро исключительно из государственного бюджета, кроме случаев, предусмотренных международными договорами или проектами международной финансовой помощи.

Правками в закон "О Государственном бюро расследований" уточняются также отдельные полномочия ГБР, устанавливаются квалификационные требования к директорам территориальных управлений, руководителям подразделений (управлений) центрального аппарата ГБР и руководителя подразделения внутреннего контроля.

Также определяется, какой должна быть присяга рядовых сотрудников и печать ГБР.

Кроме того, предусматривается расширение перечня подразделений ГБР, имеющих право осуществлять такую деятельность и прочее.

На прикорме у Штатов

Для того, чтобы понять нюансы деятельности ГБР Украины, нужно обратиться к опыту уже существующих. Одним из таких является Национальное антикоррупционное бюро, которое то ли полностью, то ли частично финансируется из средств США и ЕС. Кроме того, именно с Запада осуществляется контроль за кадровыми назначениями и прочей деятельностью НАБУ. По той же схеме работают Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) и Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК).

Несмотря на то, что Национальное антикоррупционное бюро Украины также является государственным органом, его директор Артем Сытник в свое время не скрывал, что вверенное ему ведомство получило финансирование благодаря поддержке МВФ, а также правительств США и ЕС.

"Мы с самого начала, еще с апреля 2015 года, глубоко интегрировали в наши процессы международных партнеров Украины. Они видят, как мы проводим конкурсы. У них нет сомнений, что НАБУ создано на прозрачной основе. Они в этом направлении нас поддерживают. Наши закупки открыты. Также и Антикоррупционная прокуратура получила финансирование. Зарплата детектива является зарплатой европейского уровня", — заявил Сытник интервью одному из украинских СМИ.

Кроме того, в Госдепе также не скрывают своей заинтересованности в работе НАБУ.

"Специалисты правоохранительных органов США вошли в Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), чтобы способствовать наращиванию способности к борьбе с коррупцией и возмещению активов, усилить общие антикоррупционные усилия Украины", — отмечалось в заявлении Госдепа США в декабре прошлого года.

НАБУ: Украинская коррупция опутала 23 страны мира
НАБУ: Украинская коррупция опутала 23 страны мира
© пресс-служба НАБУ

Госдеп также не стесняется заявлять, что США предоставляют финансирование через Институт фискальной прозрачности, который сотрудничает с организациями гражданского общества.

Борьба Порошенко с Аваковым за антикоррупционеров

По мнению политиков Запада, контроль и финансирование антикоррупционных структур Украины со стороны ЕС и США позволяет обеспечить их независимость от всех ветвей украинской власти. Попросту говоря, Запад не доверяет Порошенко и его окружению контроль за государственными антикоррупционными структурами. Не доверяет и не скрывает этого.

Украинская власть довольно эффективно сумела со временем эту «недоверчивость» преодолеть. Сначала она столкнула лбами НАБУ и НАПК, а потом окончательно и бесповоротно ввергла в конфликт НАБУ и САП. Теперь НАБУ во власти «крышует» генпрокурор Юрий Луценко, (а значит сам президент Порошенко), а САП — министр МВД Арсен Аваков. Между Порошенгко и Аваковым по многим политическим и административным вопросам нет единства и они по сути являются в нынешнем раскладе — политическими конкурентами.

Самоизоляция украинской власти

И вот теперь, приняв закон об исключительно украинском финансировании ГБР, а не США и ЕС, Верховная рада тем самым вывела  это суперведомство из-под влияния Запада. Но это не говорит о попытке режима Порошенко добиться независимости от Запада. На самом деле в этом решении — желание власти обеспечить свое персональное влияние на ГБР. Поскольку, как известно, музыку заказывает тот, кто за не платит. И именно президент, его окружение и парламент, насквозь коррумпированные, теперь в соответствии с законом, принятым парламентом, будут через финансирование контролировать ГБР, а не США и ЕС, как это происходит (хотя теперь и частично) с НАБУ, НАПК и САП.

Политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник пояснил, что иначе, кроме как из государственного бюджета, финансировать государственный орган нельзя.

«Под финансирование за счет иностранных грантов, которое иногда утверждалось, заключались специальные отдельные договора. Иначе финансировать деятельность чиновников или органов за счет не государства — это коррупция, и это нарушение закона. И возможно это только в исключительных случаях. Поэтому, думаю, что напрямую законопроект о регулировании деятельности ГБР не связан с желанием дистанцироваться от влияния США. Но, возможно, это свидетельствует о каком-то изменении внутреннего тренда после ситуации вокруг САП, НАБУ.

Внутри власти, возможно, происходит самоизоляция от попыток какого-то внешнего, даже потенциального вмешательства хотя бы на этапе отбора, этапе формирования этих органов. Думаю, что напрямую с американцами это не связано, это просто изменение определенного климата», — сказал в эксклюзивном комментарии Украина.ру Руслан Бортник.

По его мнению, эти изменения климата говорят о самоизоляции украинской власти.

«Это делается для того, чтобы на этапе формирования ГБР все же какие-то внешние интересы на этот орган не влияли», — отметил Бортник.

Директор ГБР пообещал войны украинских силовых ведомств
Директор ГБР пообещал войны украинских силовых ведомств
© Википедия

Политолог напомнил, как Международный валютный фонд требовал от украинской власти прекратить давление на НАБУ, также настаивал на создании реестров НАПК и лоббировал Антикоррупционный суд в Украине, и, к тому же, Фонд постоянно оказывал информационную поддержку НАБУ.

«Внешнее вмешательство стало постоянной системой. Но тут не только вопрос финансового, а прежде всего политического давления. Поэтому не обязательно для этого прописывать какие-то нормы в законе, чтобы оказывать давление и добиваться своего. Думаю, что это просто изменение определенного климата, но это пишется не под американцев», — заключил политолог.