Глава украинского внешнеполитического ведомства Павел Климкин считает необходимым ввести визы с Россией. Более того, не простой, а особый.

«Допустим, мы вводим обычный визовый режим. Что это меняет? Я всегда говорил, что нам нужно не просто кому-то ставить печать "на каком основании, при каких условиях", а контролировать: кто, каким образом пересекает границу. (…) Если говорить о визовом режиме — нам нужен биометрический визовый режим», — заявил он.

При этом всего лишь годом ранее Климкин выступал решительно против этого, беспокоясь о тех неприятностях, с которыми могут столкнуться украинские гастарбайтеры в России при ответных российских действиях.

Порошенко решил нанести 26 ударов по России
Порошенко решил нанести  26 ударов по России
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Что произошло за этот год, а также почему Климкин решил изменить свою точку зрения изданию Украина.ру пояснил политолог Дмитрий Абзалов.

- Министр иностранных дел Климкин заговорил о возможном введении виз с Россией. При этом еще в 2017 году он раскритиковал эту идею. Почему сейчас глава МИД поменял мнение? И насколько вероятно введение виз?

— Определенные ограничения действуют уже сейчас. Другое дело, что это не визовые ограничения в традиционном понимании, но это все равно серьезно затрудняет прохождение людей через границу. У этого вопроса была два фактора. Первое: значительная часть граждан Украины работает за пределами страны в том числе на территории РФ, Польши, Прибалтики. Понятно, что введение виз может привести к серьезным проблемам, связанными с нахождением граждан за рубежом. Второй важный фактор связан с тем, что в бюджет Украины поступают значительные средства с территории других стран: и ЕС, и РФ. И введение визового режима для россиян приведет к зеркальным мерам и введению визового режима для украинцев — вероятней всего. Система, когда такой односторонний шаг остается без последствий, крайне редка. В результате эти объемы (миграции — Ред.) граждан могут быть серьезно сужены. С учетом того, что с той и иной стороны родственников на территории Украины и России до 1/3 или 1/4 и с учетом того, что финансовые потоки составляют большие объемы, притом они — официальные через платежные системы и идут неформальным путем, это могло бы привести к тому, что значительная часть граждан, которая не могла найти работу на территории Украины, особых симпатий к действующему руководству бы не испытала.

Кроме того, это бы серьезно осложнило процесс экономического взаимодействия. Несмотря на все ограничения, Украина закупает на территории РФ целый ряд ресурсов, начиная с удобрений и заканчивая газом. Граждане РФ являются также крупнейшими инвесторами в украинскую экономику.

Поэтому власти постараются дистанцироваться от введения визовой системы. Это предполагает торпедирование в одностороннем порядке «Договора о дружбе», которого до последней минуты старались придерживаться, ведь в нем среди прочего указывалось, что РФ признает территориальную целостность Украины. До недавнего времени этот договор, невзирая на давление радикалов, ни Порошенко, ни другие политики не оспаривали.

Но ситуация изменилась. Порошенко идет на выборы и радикализирует позицию. Многие инициативы, которые ранее были маловероятны, начали активно продвигаться. Разрыв железнодорожного сообщения по пассажирам, торпедирование «Договора о дружбе», введение виз — все это с политтехнологической точки это попытки Порошенко собрать все радикальные проекты, которые лежали под сукном. В этом плане в долгосрочной перспективе экономике наносится урон, но в краткосрочной — решаются задачи, связанные с выборами и выигрышем во втором туре. Коррупционную составляющую и отсутствие экономического роста Порошенко подменяет на «борьбу с Москвой».

Кроме того, объем пассажиропотока — это 4 млн — это серьезный инструмент воздействия. Если Порошенко переходит на схему «жертва-агрессор», то и сохранение такого типа связи с Россией весьма странно с точки зрения избирателя.

Договоры на разрыв: Климкин анонсировал новые антироссийские шаги
Договоры на разрыв: Климкин анонсировал новые антироссийские шаги
© РИА Новости, Нэнси Сисель | Перейти в фотобанк

Но здесь есть еще и позиция Климкина. Дело в том, что после избрания президента будет назначено новое правительство. И люди делают радикальные заявления с целью застолбить за собой место. И даже если они потеряют это место, чтобы они могли выйти на парламентскую кампанию.

- Однако заявления — это одно. А как насчет реальных действий? Будут ли они. Так, в Верховной Раде зарегистрировано 26 откровенно антироссийских законов. Среди них — наказание за непризнание «военной агрессии России против Украины»; попытка ограничить в правах россиян; изгнать из страны российские банки; ввести «особый статус» для УПЦ. Насколько далеко, как вы считаете, власти Украины зайдут в своем антироссийском походе?

— Вопрос состоит в том, насколько долго продержится радикальная повестка. Ограничение прав граждан РФ противоречит сразу трем-четырем международным конвенциям. Эти заявления будут делаться, но скорее всего они не будут реализованы.

Второй момент касается вещей, который могут повлиять на избирательную кампанию, но не сильно навредить украинской экономике. Классическим примером является железнодорожное сообщение. Ведь Украина разорвала пассажирское железнодорожное сообщение, но не тронула грузовое, прекрасно понимая, что если тронут грузовое, целый ряд отраслей закончатся либо придется искать обходные пути. К визовой составляющей Украина готова. Она и так ввела отдельные ограничения — собирает биометрические данные, ограничивает пересечение граждан РФ призывного возраста. Эта схема уже работает. Но полноценно ввести визовый режим сейчас на всех точках и переходах крайне сложно даже до конца отпускного сезона. Только на переходе в Крым из Херсонской области постановка системы для контроля виз будет требовать серьезного усилия. Так что это дело не быстрое.

- Но будет ли даже на эти действия реакция России? Те же беженцы из Украины сейчас с горечью делают шутливые ставки во время антироссийских инициатив на Украине: что объявит МИД РФ — «озабоченность» или «глубокую озабоченность»?

— Вопрос заключается в том, какие реально есть последствия. Россиян, приезжающих на территорию Украины — сотни тысяч. Украинцев — на территорию России — миллионы.

Климкин рассказал, когда на Украине появятся базы НАТО
Климкин рассказал, когда на Украине появятся базы НАТО
© МИД Украины

Разница фундаментальна. В этом случае необходимо все просчитать. Если ввести визы для украинцев, многим будет проще получить российское гражданство. Тем более, что отказ от украинского гражданства упростили. Но это приведет к тому, что миллионы граждан Украины не смогут встретиться с родственниками, а на Украине они не смогут занять нормальные государственные посты. С этой точки зрения вопрос: что лучше, что 4 млн украинцев во время избирательной кампании останутся на территории Украины, где выразят свою злость или эти люди продолжат нормально ездить в Москву и Россию и привозить оттуда новости через информационный контур, созданный властями. Вся эта система долгое время держится на том, что люди, которые ездят в Россию, видят, что здесь не Мордор. И самим же отрубить этот канал… С другой стороны, если не отвечать, Украина сама начнет отмену своих инициатив зная, что не будет последствий. Ассиметричный ответ или не отвечать — это вопрос правильный или открытый. Однако жесткие ответы необходимы и они должны быть умными, особенно после ситуации с Захарченко.