Рядовой гражданин представляет себе вмешательство другой страны в ход выборов, как правило, как взлом хакерами сайта Центральной избирательной комиссии и фальсифицирование таким путем итогов голосования. Это зрелищно, но бессмысленно (взлом очевиден, контроль за сайтом вскоре восстановят, итоги выборов пересчитают, если понадобится, вручную), и как бороться с этим, вполне очевидно — усилить защиту.

Порошенко, которого цитирует его пресс-служба, говорит о другом: «Уже сейчас ведущие ИТ-компании фиксируют создание тысяч, десятки тысяч фейковых аккаунтов с русскими корнями. Россия готовится к новой мощной манипулятивной кампании — fake news, подрыв стабильности… У меня нет сомнений, что Москва не потеряет ни одной возможности, чтобы дискредитировать наши с вами достижения, чтобы посеять уныние среди граждан в завтрашнем дне и усталости от европейского выбора».

Собственно, аналогичные обвинения по поводу «российского вмешательства» звучали по поводу Брексита (июнь 2016-го) и президентских выборов в США (ноябрь 2016-го). Якобы (собственно, ни один такой случай не доказан) созданные россиянами аккаунты в Facebook и Twitter массово распространяли ложные новости (отсюда и fake news), которые должны были заставить граждан западных стран разочароваться в действующем истеблишменте и проголосовать за его противников (сторонников выхода Соединенного Королевства из Евросоюза или кандидата в президенты Дональда Трампа в США).

Насколько я помню, по итогам долгого и тщательного расследования «российского вмешательства» в выборы в Штатах ФБР предъявило общества лишь пару случаев, когда предположительно созданные россиянами аккаунты закупали рекламу на Facebook для распространения вброшенных через них ложных новостей, набрав по несколько десятков — сотен тысяч лайков и просмотров. Доказать влияние этих случаев на итог выборов не удалось, как и какие-то конкретные последствия от появления подобной информации.

Кроме того, заявлялось, что подобная реклама в Facebook умело таргетировалась по целевым группам, и использовалась не только для вброса ложной информации против Хиллари Клинтон, но и в целом для создания атмосферы напряженности. Например, на афроамериканцев была адресована реклама о нарушении их прав в Штатах и т.д.

В данном случае напрашивается мысль, что «на воре шапка горит», то есть, Запад предъявляет России обвинения в том, чем сам регулярно занимается. Например, все мы хорошо помним, как прямо накануне недавних президентских выборов в нашей стране пошел мощный вброс информации о гибели в Сирии сотен бойцов российской частной военной компании (ЧВК) «Вагнер». Причем доказательства полностью отсутствовали (что в итоге признали даже распространявшие их журналисты), а распространяли их СМИ, либо напрямую связанные с Госдепартаментом США (Радио «Свобода» и ее проекты), либо ранее замеченные в получении грантовых или иных спонсорских средств с Запада.

Целевая аудитория вброса о том, что российских бойцов якобы «послали на убой под бомбы американцев», была вполне очевидна — патриотическая общественность. Свою задачу вброс не выполнил (патриоты проголосовали за Путина) и сразу после выборов кипевшие возмущением журналисты и блогеры сразу же забыли про «кровавую бойню».

Роль хакеров в предвыборной кампании — достать и передать журналистам компрометирующую видных политиков информацию, то есть сугубо вспомогательная (опять-таки по обвинениям в «российском вмешательстве» в выборы в США). Основную роль в «манипулятивной кампании» играют СМИ, но прежде всего соцсети, из которых люди в наши дни преимущественно и черпают информацию. Тем более, создать орду аккаунтов и проплатить их рекламу гораздо быстрее и дешевле, чем регистрировать и раскручивать для приобретения авторитета и читаемости новое массмедиа.

Опять-таки, нельзя не вспомнить о том, что подобные технологии в ходу у топовых политиков Украины. Про пресловутых «порохоботов», пишущих одобрительные посты и комментарии про Петра Порошенко, не знает разве что слепой и глухой. Схожим путем пошла и его главная соперница Юлия Тимошенко, после регистрации аккаунта в Facebook начавшая закупать для него десятками и сотнями тысяч подписчиков и показов рекламы.

Манипуляции в сети: Кто и как планирует вмешаться в выборы на Украине

Каким образом на Западе, к опыту которого апеллирует Петр Порошенко, ведется борьба с fake news? Французский закон, спешно принятый в апреле этого года, дает право государственным ведомствам, отвечающим за информационную безопасность, требовать от платформ размещения текстового и видеоконтента (Facebook, YouTube, Twitter и др.) раскрытия данных об аккаунтах, в которых размещаются fake news, об источниках и размерах финансирования для размещения через них рекламы. Расширены полномочия Высшего совета аудиовизуальных средств Франции (профильная государственная контрольная инстанция) и судов. Теперь французский суд низшей инстанции может в ходе избирательной кампании обязать по требованию пострадавшего кандидата удалить порочащие его сообщения в соцсетях, а Верховный суд Франции получает возможность для отзыва в ускоренном порядке лицензий у замеченных в fake news массмедиа.

Не случайно Порошенко заявил, что в контексте борьбе с российскими fake news «очень интересен опыт Парижа и Берлина», и попросил представителей Запада «помочь отработать возможность привлечения немецких, французских и американских экспертов для подготовки аналогичной законодательной инициативы в Украине». Судя по всему, соцсетям на Украине перед выборами «закрутят гайки» по полной.

И тут нельзя не вспомнить о странной волне блокировок Facebook популярных аккаунтов украинских пользователей, активно распространяющих информацию с критикой власти в стране. При этом — реальные аккаунты, реальных пользователей с реальной критикой, то есть не имеющих отношения к fake news. Например, 27 августа был заблокирован верифицированный (то есть официально подтвержденный) аккаунт Анатолия Шария с 280 тыс. подписчиков. Как заявил Шарий, это стало плодом последовательной деятельности Администрации президента Украины.

Перед этим 9 июля издание «Страна.UA» в статье с выразительным названием «Идет зачистка поля перед выборами. Кто, как и зачем массово блокирует блогеров в Фейсбуке» сообщило о целой волне подобных блокировок. Но эта работа долгая, нудная и штучная, к тому же не всегда заканчивающаяся победой — тот же Шарий в итоге через сутки добился того, что Facebook «с извинениями вернул контроль» за его раскрученным аккаунтом, правда, без возможности публиковать там 30 дней блокировки посты (это делает, отмечая Анатолия в записи, его жена Ольга Шарий).

А вот если бы взять, да и обязать Facebook и YouTube законом блокировать всех, распространяющих критическую информацию о Порошенко, как фейковую и при этом официально обязать СБУ всю информацию о них, как об «агентах Кремля»! Такая «предвыборная технология», судя по всему, и разрабатывается сейчас в Администрации президента Украины. Чему, собственно, мы и стали свидетелями, когда Порошенко заявил о попытках России вмешаться в выборы на Украине (которые пока даже не объявлены)..

Дело в том, что социология показывает очень интересную картину. За Порошенко готовы голосовать люди, принимающие на веру парадную картинку о том, что дела в стране развиваются в правильном направлении (и именно подавляющей поддержкой этого тезиса его электорат отличается от электората всех остальных политиков Украины). Остается только хотя бы на время добиться, чтобы в СМИ и соцсетях это видение ситуации на Украине (фейковое, на самом деле) было широко распространено.

Если отсечь разом все независимые СМИ и блоги, это вполне может стать реальностью на современной Украине и может стать одним из факторов, обеспечивающих Порошенко второй президентский срок.

Ну, е если это не поможет, есть другой способ — отменить результаты выборов на том основании, что в них вмешались пресловутые «русские хакеры» — благо, никто их не видел, никто не знает, как они выглядят, но все (на Западе и на Украине) только о них и говорят.