Американское радио «Свобода», а точнее — его узбекский филиал Ozodlik рассказало о якобы вводимом в Узбекистане запрете на упоминание Ислама Каримова — первого президента республики.

«С начала этого года нам рекомендовали поменьше упоминать имя Ислама Каримова и больше говорить про Шавката Мирзиёева, возвеличивая его «юртбаши». Вот уже более месяца, как редакторы с лупами в руках ищут и удаляют в текстах имя Ислама Каримова. Сейчас упоминание в эфире имени Ислама Каримова стало намного опаснее, чем упоминать в эфире имя главаря религиозных экстремистов Тахира Юлдаша (покойный лидер террористической организации «Исламское движение Узбекистана» — ред.)», — рассказал изданию главный редактор одного из телеканалов.

Еще один узбекский журналист рассказал, что в СМИ якобы введен тотальный запрет не только на имя первого президента, но и на его фотографии, а также фото его памятников и надписей, где есть имя Каримова.

Восток — дело тонкое: Узбекское счастье и жесткая власть
Восток — дело тонкое: Узбекское счастье и жесткая власть
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк

Также СМИ сообщало, что руководство Института рукописей Академии наук Узбекистана якобы получило выговор за висящий в зале собраний портрет Каримова.

«С настенных панно стерли все тексты, в которых упоминается имя Ислама Каримова. Около десяти портретов Каримова вынесли во двор Института рукописей», — рассказал один из ученых, проводящих исследование в Институте рукописей.

При этом Академия наук якобы приказала все портреты Каримова и лозунги с его цитатами.

На деле же все оказывается гораздо сложнее.

Забудет ли Узбекистан первого президента?

В публикации Ozodlik также указывается, что в августе в Самаркандепровели рейды против торговцев сувениров с изображением Каримова. На них наложили штраф, а товар конфисковали. Ранее такие рейды проводились в мае. Однако тогда же власти заявили о причинах подобных рейдов — продаваемая продукция была низкого качества. Признавали это и местные жители.

«Качество портрета очень плохое — он отрезан от большой фотографии», — указывал на одни из недостатков местный самаркандский блогер Тошпулат Рахматуллаев.

Да и во вчерашнем репортаже из Узбекистана журналист Ozodlik Антон Наумлюк признает: календари за будущий год с его портретом «можно купить там повсеместно». При этом журналист отмечает — в Узбекистане по-прежнему усилены меры безопасности, хотя изменения в стране все же чувствуются. Так, местные жители сочувствуют новому президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву, развернувшему в стране борьбу с коррупцией и регулярно устраивающего чистки госаппарата. И действительно, в стране взят курс на некую либерализацию и борьбу с бюрократией. Так, премьер-министр Абдулла Арипов запретил чиновникам проводить бессмысленные совещания, а сам Мирзиёев помимо всего прочего запретил принудительную мобилизацию людей на сбор хлопка. 31 января 2018 года был уволен многолетний глава Службы национальной безопасности Узбекистана Рустам Иноятов, фактически выстроивший структуру силовых органов республики. С тех у Мирзиёева не осталось в стране равновеликих политических фигур. Впрочем, именно благодаря поддержке Иноятова, как писал эксперт Рафаэль Саттаров, передача власти Мирзиёеву прошла спокойно и мирно.

При этом нынешний президент Узбекистана неоднократно заявлял, что не забудет своего предшественника.

Конец транзита. Как уход главного силовика изменит Узбекистан — МЦК
Конец транзита. Как уход главного силовика изменит Узбекистан — МЦК
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

«Сегодня все мы едины во мнении, что великие исторические заслуги нашего первого президента перед родиной и государством и неугасаемая память о нем вечно будет жить в сердцах нашего народа», — заявил он год назад — в августе 2017 года, выступая на торжественном открытии памятника Каримову в Ташкенте.

На самом деле, наибольшие перемены произошли во внешней политике Узбекистана. Но и они, несмотря на то, что идут в разрез с политикой предыдущего президента, преследуют ту же цель, что ставил перед собой Каримов — обезопасить Узбекистан от потрясений.

Неспокойный регион

17 августа в Узбекистан с государственным визитом прибыл президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Это случилось впервые за 17 лет. Таджикского президента пригласил его узбекский коллега. По итогам встречи Мирзиёев и Рахмон подписали около 30 двусторонних документов, в том числе и договор о стратегическом партнерстве. А за три дня до этого стало известно о том, что Узбекистан и другой его сосед — Киргизия — договорились обменяться территориями.

Как сообщил 14 августа агентству «Интерфакс» член межправительственной комиссии по делимитации и демаркации киргизско-узбекской государственной границы, первый заместитель полномочного представителя правительства Киргизии в Ошской области Байыш Юсупов, киргизский эксклав Барак перейдет к Узбекистану. Взамен Киргизия получит земельный участок, соприкасающийся с Ак-Ташской сельской управой Кара-Суйского района Ошской области. Местным жителям идея пришлась по нраву. Ожидается, что процесс делимитации киргизско-узбекской госграницы завершат в этом году, чтобы в 2019 году приступить к процессу демаркации.

При Каримове, когда даже граница между странами перекрывалась наглухо, подобное было просто немыслимо. Лед в отношениях между странами тронулся после избрания нового президента. В 2017 году Мирзиёев прибыл в Киргизию. Как заявил встречавший его президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, этого визита ожидали более 25 лет. В свою очередь Мирзиёев назвал Киргизию «стратегическим партнером Узбекистана».

«Самое главное — мы должны сделать все, чтобы между нами не было границ, они должны быть открыты», — подчеркнул Мирзиёев.

Киргизия и Таджикистан — непростые соседи для Узбекистана. Узбекам памятны события 1990 и 2010 годов в Оше, когда в результате погромов счет убитых шел на тысячи. При этом узбеки — одно из самых больших нацменьшинств в Киргизии. Так, по данным Национального статистического комитета Кыргызской Республики, на 1 января 2018 года в стране проживало около 918 тыс. узбеков или 14,7% населения республики. В свою очередь таджики являются вторым по численности народом Узбекистана. По официальным данным их около 5%, однако ряд западных авторов утверждает, что фактическая доля таджикского населения страны может доходить до 30%. Причина таких предположений заключается в том, что таджикский язык является родным для значительной части жителей Самарканда, Бухары, Ферганы, Сурхандарьи, Кашкадарьи, хотя даже говорящие на таджикском часто определяют себя как узбеки. Есть и такие регионы, как эксклав Узбекистана — Сохский район. Он полностью окружен Киргизией, а 99% его населения составляют таджики.

Такая сложная этнографическая картина долгое время способствовала взаимной настороженности стран. Узбеки не могли простить киргизам погромы, те, в свою очередь, опасались отделения части своей территории, особенно древнего Оша. В свою очередь в Узбекистане с напряжением следили за войной «вовчиков» и «юрчиков» в Таджикистане, закончившейся лишь в 1997 году. При этом в Ташкенте не забывали об успехах таджикских исламистов в Афганистане. Там после вывода советских войск в 1989 году знаменитый полевой командир-таджик Ахмад Шах Масуд создал фактически независимое таджикское государство — «Масудистан» — в провинциях Бадахшан, Тахар, Баглан и Парван и имевшее до 60 тыс. «штыков». Логичным выходом из проблемы была изоляция и усиление силового контроля.

Однако 29 июня 2014 года по подобной модели был нанесен сильный удар.

Решать проблемы сообща

В конце июня 2014 года за тысячи километров от Центральной Азии боевики запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» был провозглашен «исламский халифат». Успехи террористов летом 2014 года, когда они вплотную подошли к Багдаду, захватив значительные части Ирака и Сирии, привлекли на их сторону сочувствующих исламистским идеям. В свою очередь террористы развернули грамотную пропагандистскую кампанию, в результате которой в «халифат» потянулись люди и из Европы, и из стран бывшего СССР. Именно последние оказались самыми стойкими бойцами. Самым большим успехом вербовщиков было присоединение к террористам главы спецподразделения МВД Таджикистана Гулмурода Халимова, который в свое время обучался и американскими специалистами в рамках американо-таджикского сотрудничества.

СМИ: Американская коалиция эвакуировала главарей ИГИЛ в Сирии
СМИ: Американская коалиция эвакуировала главарей ИГИЛ в Сирии
© РИА Новости, Михаил Алаеддин | Перейти в фотобанк

Оказалось, что бритья бород, а также запрета на некоторые элементы одежды явно недостаточно для того, чтобы уберечь общество от вредоносных идей. Более того, перед Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном встал вопрос о сторонниках террористов и тайно возвращающихся после боев на Ближнем Востоке «ИГИЛовцах». Возвращаясь под видом трудовых мигрантов они могли вести пропаганду среди соотечественников. В том же Таджикистане снова подняли голову исламисты. В конце июля 2018 года в результате атаки террористов в Хатлонской области Таджикистана погибли два гражданина США, гражданин Швейцарии и гражданин Нидерландов. Ответственность за произошедшее на себя взяла все также запрещенная в РФ группировка «Исламское государство».

При этом даже в пике своего могущества она не сосредотачивалась на деятельности исключительно в Сирии и Ираке. Все активнее эмиссары организации действовали и в Афганистане, где вступили в войну с другой запрещенной в РФ группировкой — Талибан. Именно на Афганистане после краха в Сирии и сосредоточили свое внимание «ИГИЛовцы».

Ситуация складывается напряженная. Вчера, 27 августа стало известно о прорыве вооруженной группы из Афганистана в Таджикистан — во всю ту же Хатлонскую область.

«В результате прорыва группы вооруженных нарушителей из Афганистана убиты два лесника и тяжело ранен один в Фарохотском районе Хатлонской области Таджикистан. По тревоге подняты военнослужащие пограничного отряда «Хамадони», которые ведут оперативный поиск прорвавшихся на территорию Таджикистана вооруженных нарушителей», — рассказали в Госкомитете национальной безопасности Таджикистана.

Хатлонская область на западе граничит с Узбекистаном, попасть в который из Афганистана непосредственно практически невозможно — граница превращена фактически в укрепрайон.

В сложившихся условиях борьба с террористами в каждой стране поодиночке не решает проблемы. И налаживание отношений, которое еще год назад затеял Мирзиёев среди прочего может способствовать координации усилий по борьбе с терроризмом.

При этом заявлять в таких условиях о необходимости «полной либерализации» среднеазиатских государств и жаловаться на усиленные меры безопасности в аэропортах и на вокзалах, как делают западные издания, недальновидно. Перед регионом стоят серьезные вызовы, и отвечать на них нужно по-новому, не забывая и о наследии предшественников, в том числе и Каримова, который вел с исламистами бескомпромиссную борьбу.