По мнению эксперта энергетического рынка Валентина Землянского, данное предложение не является предметом будущих трехсторонних переговоров по газу, и, очевидно, что «Газпром» даже не будет его рассматривать. "Мировое соглашение" "Нафтогаза Украины" с "Газпромом" возможно только по недавно поданным жалобам в Стокгольмский арбитраж, и его условием является внесудебная уплата российским монополистом свыше 12 млрд долларов компенсации», — написал Юрий Витренко на своей странице в Facebook. — "Как мы сказали "Газпрому" на трехсторонней встрече, мировое соглашение в отношении уже принятых арбитражем решений не представляется возможным".

Витренко отметил, что кроме арбитражных процессов, по которым окончательное решение было принято, у НАК с "Газпромом" есть новые арбитражные процессы: российская компания требует расторгнуть или изменить текущие договоры, а "Нафтогаз" — компенсировать убытки из-за невыполнения "Газпромом" своих обязательств по контракту, в том числе с учетом решения арбитража.

"Сумма компенсации, которую мы требуем от "Газпрома" по новым арбитражным процессам, уже превышает 12 млрд долларов. Наши требования являются обоснованными, мы уверены в нашей юридической позиции. Если "Газпром" хочет "мировое соглашение" по этим новым арбитражным процессам, он может во внесудебном порядке уплатить нам эту компенсацию", — добавил Витренко.

Представитель "Нафтогаза" подчеркнул, что позиция НАК заключается в том, что этот процесс не может задерживать трехсторонние переговоры по вопросу транзита газа через Украину после 2019 года.

Витренко, еще раз комментируя предложение российской стороны о мировом соглашении по уже принятым решениям, отметил, что это противоречит сути таких соглашений — о них необходимо договариваться до принятия окончательного решения.

"Сейчас уже поздно просить "мировое соглашение" по этим спорам. "Газпром" должен заплатить нам по решениям арбитража 2,56 млрд долл. плюс уже 75 млн долл. процентов, а также компенсировать расходы на принудительное взыскание", — отметил коммерческий директор "Нафтогаза".

«Нафтогаз» против «Газпрома»: В чьих интересах Украина требует невозможного

Недавно НАК "Нафтогаз Украины" подал в Стокгольмский арбитраж новый иск с требованием пересмотреть тариф на транзит по контракту с "Газпромом". В «Нафтогазе» отметили, что контракт на транзит между «Нафтогазом» и «Газпромом» позволяет сторонам требовать пересмотра тарифа, если на газовом рынке Европы произошли существенные изменения, а также когда тариф не соответствует европейскому уровню.

"В своем решении от 28 февраля 2018 года Стокгольмский арбитраж по процедурным причинам отклонил требование "Нафтогаза" касательно пересмотра тарифа. Таким образом, требование "Нафтогаза" (о пересмотре тарифа — ред.) по сути осталось нерешенным", — заявили в "Нафтогазе".

В марте 2018 года "Нафтогаз" направил "Газпрому" запрос о пересмотре тарифа и также инициировал переговоры согласно контракту. Основаниями для запроса были существенные изменения на газовом рынке Европы, в частности установление тарифов на транзит, после подписаниия контракта в январе 2009 года, а также несоответствие тарифа европейскому уровню.

В "Нафтогазе" заявили, что "Газпром" занял на переговорах неконструктивную позицию, заставив "Нафтогаз" обратиться в арбитраж, как предусмотрено контрактом. "Нафтогаз" требует пересмотра тарифа с марта 2013 года и предварительно оценивает свои денежные требования в 11,58 миллиардов долларов США без учета процентов.

Напомним, Стокгольмский арбитраж присудил "Газпрому" выплатить "Нафтогазу" штраф в размере 4,7 миллиардов долларов США. По итогам двух арбитражных споров между компаниями на поставку и транзит газа "Газпром" обязан выплатить НАК 2,56 миллиардов долларов США.
Ранее министр энергетики РФ Александр Новак говорил, что в ходе трехсторонних переговоров с участием Еврокомиссии затрагивался вопрос мирового соглашения по спорам двух компаний в Стокгольмском арбитраже, но решение не принято, и к обсуждению вопроса можно вернуться в октябре.

По мнению эксперта энергетического рынка Валентина Землянского, пожелание Витренко не отвечает реалиям, поскольку не является предметом очередных переговоров, которые будут проходить в октябре.

«Речь идет, насколько я понял из прозвучавших заявлений, о комплексном урегулировании Стокгольмского спора в целом. И оговаривать иск, который еще в стадии подготовки и по которому нет никакого движения, и перспективы его весьма туманны… Я не вижу перспективы для разговора, если мы говорим о том, что Украина всячески настаивает на сохранении транзита и при этом долбит потенциальных партнеров исками. Таким образом, в моем понимании, можно добиться только обратной реакции. То есть НАК занял определенные переговорные позиции, согласен, поскольку с точки зрения прессинга — да, «Нафтогаз» добился определённых результатов: у них есть 2,5 миллиарда долларов по уже принятому решению Стокгольма. Но по новым искам решение может быть уже после того, как, во-первых, закончится контракт, и во-вторых, сменится власть в Украине. Естественно, «Газпром» это предложение рассматривать не будет, поскольку прекрасно понимает, что после выборов ситуация может кардинально измениться. Так что предложение Витренко просто не является предметом для обсуждения», — сказал в эксклюзивном комментарии Украина.ру директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский.

«Нафтогаз» против «Газпрома»: В чьих интересах Украина требует невозможного

По его мнению, «Нафтогазу» стоит обсуждать в целом выход из ситуации по Стокгольмскому спору.

«Почему, например, не забрать эти 2,5 млрд газом по какой-то сходной цене? Ведь это возможно. Пойдет ли на это «Газпром» — вопрос второй, но предлагал ли подобное решение «Нафтогаз»? НАК же встал в позицию, что не готов вести переговоры о выходе на мировое соглашение в целом по Стокгольмскому спору. А если иск, по которому уже есть решение, конвертировать в какие-то решения, которые будут устраивать обе стороны, для максимизации объемов транзита газа по украинской территории? Можно это в комплексе увязать? Такое предложение от НАК, когда обсуждается более широкий спектр вопросов, дает ему более широкое поле для маневра, как и, собственно, его контрагентам. И возникает возможность более комплексно решать вопрос, чем сводить его, скажем, только к вопросу иска по ретроспективным выплатам по транзиту», — считает Землянский.

По словам эксперта, перед украинской стороной стоят две задачи: во-первых, сохранить максимальный объем транзита через территорию страны, а во-вторых, разобраться, что происходит внутри страны с так называемыми реформами, которых, по сути, нет.

«Украина не готова выходить как самостоятельный игрок для транзита российского газа. Мы не сделали домашнее задание: у нас не разделен «Нафтогаз», у нас нет полноценно функционирующего оператора газотранспортной системы, у нас нет суточной балансировки газа, о которой так долго говорят, то есть у нас нет учета газа в режиме онлайн. А это одно из необходимых условий, для того чтобы Украина могла заявить себя полноценным участником европейского газового рынка. И НАК всячески упорствует, хотя уже Европейская комиссия говорила о необходимости выполнения процедур по запуску самостоятельно живущего оператора ГТС, а не о постоянной дойной корове в лице «Укртрансгаза», находящегося в корпоративном управлении «Нафтогаза». Кроме того, техническое состояние украинской ГТС проигрывает в сравнении с газовыми потоками в обход Украины, которые еще строятся и уже введенными в эксплуатацию. Они более экономически эффективны, чем украинская газотранспортная система. И получается парадоксальная ситуация, потому что вместо того, чтобы выходить с конструктивной риторикой, в первую очередь, к европейским партнерам и говорить о преимуществах украинской газотранспортной системы, «Нафтогаз» идет в риторике Вашингтона, причем риторике политической», — пояснил Землянский.

И это при том, что в 2019 году украинская газотранспортная система перестанет быть востребованной, и Украине придется либо изыскивать деньги на ее консервацию, либо пустить излишние мощности на металлолом.