В украинском «Нафтогазе» заявили, что не пойдут на мировую с «Газпромом» по вынесенным решениям Стокгольмского арбитражного суда. Также «Нафтогаз» требует выплаты $12 млрд по нынешним искам во внесудебном порядке и обещает помешать реализовать «Северный поток-2», если не будет нового договора о транзите газа в Евросоюз через Украину.

А президент страны Петр Порошенко в очередной раз пообещал, что флаг Украины будет поднят над всеми населенными пунктами Донбасса.

«Уверен, украинский сине-желтый флаг зареет во всех городах и селах Донетчины и Луганщины», — написал Порошенко на своей странице в Facebook.

Бортник: Киев не может пойти на «газовый» мир с Россией
Бортник: Киев не может пойти на «газовый» мир с Россией
© РИА Новости, Александр Гальперин / Перейти в фотобанк

Почему власти Украины вновь ужесточают риторику и нагнетают обстановку, в интервью изданию Украина.ру проанализировал политолог, директор Информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков.

Рудяков: Порошенко начал президентскую кампанию с крайне воинственных заявлений

— Власти действительно готовы к обострению или это игра мускулами?

— Нет ресурсов. Даже при желании и при четком следовании стратегической линии, если бы было следование и была линия… Но нет ресурсов у Порошенко, в данном случае как у главнокомандующего, для того, чтобы проводить операции локального характера на Востоке.

— «Нафтогаз» занял жесткую позицию в переговорах…

— Мне кажется, там совершенно однозначная ситуация. Стороны повышают ставки, чтобы подготовить себе позиции для большого торга, который они будут вести в треугольнике «Киев — Европейская комиссия — Москва». В том числе по транзиту после 2019 года. Идет нагнетание к следующей встрече. А на ней, поскольку контракт экономически выгоден, политизация может уйти в сторону и может победить экономическая целесообразность. Но может и не победить.

— Вернемся к заявлениям Порошенко. Зачем он нагнетает?

— Тут не нужно искать сложностей и придумывать то, чего нет. Это простая двухходовая комбинация.
Петру Порошенко, уже не как президенту, а как потенциальному кандидату на следующих президентских выборах, нужно сформулировать какие-то вещи, с которыми он потом начнет с конца октября — начала ноября неформально, а формально — чуть позже, обращаться к потенциальному своему электорату.

Павел Рудяков: Для договоренностей по украинской теме сейчас нет платформы
Павел Рудяков: Для договоренностей по украинской теме сейчас нет платформы
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

У него выбор в данном случае невелик. Это Томос автокефальной украинской поместной церкви, это победа в Донбассе и язык. Получается, что в вопросе Томоса — такое же разочарование для активистов этой темы. Ждали, что он (Томос) будет 27 июля, сейчас говорят, что будет осенью, но это все затягивается.

Как и с радикальными наступательными действиями на Донбассе, в Азовском море. Ситуация такова, что любые телодвижения там могут быть представлены пропагандой как победа. Для Порошенко-кандидата было бы очень важно что-то представить. Опыт, очень печальный и трагический, показал, что высшее руководство Министерства обороны и Генерального штаба, генералитет в реализации интересов не останавливаются даже перед «котлами». Их это не останавливает, не смущает. Котлы Дебальцевский, Иловайский — за них никто не ответил, не потерял. А некоторые даже выиграли.

— По сути, Порошенко начал избирательную кампанию?

— Да, эта воинственная риторика, мне кажется, это уже старт неформальной избирательной кампании. Порошенко это делал, когда к Трампу начал ездить, начал «продавать» Украину как страну успехов. И сейчас политтехнологи проводят эту линию, что у нас очень много успехов в стране и это все успехи Порошенко. Этот взгляд не выдерживает критики, но он есть, существует. Мне кажется, эта линия взята политтехнологами на вооружение в качестве основной.

А переводить это сейчас в какую-то практическую плоскость Порошенко не стоит и думать. Хотя то, что ему докладывает генералитет, может быть прямой противоположностью того, что есть в действительности. Может быть, он склонен верить генералитету и думать, что если он сейчас отдаст приказ, будет успех. Но судя по тому, что говорят специалисты по военному делу, ресурсов для этого нет — ни на море, ни на суше.