Издание Украина.Ру, продолжая тему строящегося Мемориального комплекса Небесной Сотни в Киеве, разбиралось с тем, что происходит в этом месте и почему вот уже четыре года следствие не может установить истину — кто виноват в кровавых событиях 18-20 февраля 2014 года на майдане?.

Вкратце напомним: Генеральная прокуратура приостановила стройку музея до завершения следственных экспериментов по делу о расстрелах на Майдане, обозначив срок — максимум три месяца. Об этом 17 июля заявил начальник Управления специальных расследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк.

Страсти вокруг Музея Небесной сотни: шансов, что он будет, все меньше
Страсти вокруг Музея Небесной сотни: шансов, что он будет, все меньше
© Facebook, Національний музей Революції Гідності • Maidan Museum | Перейти в фотобанк

Он также обратился к группе адвокатов, защищающих экс-«беркутовцев», которых подозревают в расстреле активистов. Горбатюк предложил адвокатам обратится к следователю и прокурору с целью в обозначенный срок провести эти эксперименты — если у них есть такое намерение.

Мол, чтобы не было спекуляций по поводу того, что «кто-то» (видимо, имелось в виду гособвинение) мешает докопаться до правды.

«Пользуясь возможностью донести информацию, я хотел бы сказать, что эти следственные эксперименты после их завершения и начала работ (по строительству Мемориального комплекса Небесной Сотни — ред.), действительно может быть изменена обстановка улицы Институтской. Поэтому я, пользуясь возможностью, обращаюсь также и к адвокатам подозреваемых: если есть какие-то ходатайства насчет проведения дополнительных следственных действий и экспериментов, осмотра мест событий именно на месте событий, то просьба в этот 3-х месячный срок обращаться к следователю и прокурору с тем, чтобы их провести. Чтобы в дальнейшем не было манипуляций о том, что кто-то пытался препятствовать установлению истины в отношении подозреваемых», — сказал Горбатюк в ходе пресс-конференции.
Важно понимать, что эти следственные эксперименты — первые с 2014 года, и начаться они должны были, по заявлению Горбатюка, уже 17 июля.

Сами предложили — сами не сделали

При этом Горбатюк, видимо, использовал пресс-конференцию о строительстве Музея Небесной Сотни как политическую площадку. Он хотел обезопасить себя от нападок майдановцев: мол, мы тут собираемся заняться важным делом, и вы, защитнички «Беркута», присоединяйтесь, а то знаем мы вас: скажете, что мы врем.

Но Горбатюк действительно врет. Во всяком случае, многого недоговаривает. Об этом в эксклюзивном комментарии изданию Украина.Ру рассказал один из адвокатов экс-«беркутовцев». Он в группе с другими адвокатами защищает Сергея Тамтуру, Сергея Зинченко, Павла Аброськина, Олега Янишевского и Александра Маринченко. Их обвиняют в убийствах 48 майдановцев и в покушениях на убийства еще 80 активистов. На условиях анонимности защитник рассказал, что его ответ «имеет больше юридический анализ, но это принципиально, это то, что следует донести».

Наш собеседник сообщил о невозможности принять участие в следственном эксперименте, который проводится ГПУ по состоянию на 17 июня 2018 года в уголовном производстве № 42013110000001029 от 25.11.2013 года (разговор состоялся до 17 июля — ред.).

«17 июня 2018 года из СМИ стало известно, что Департамент спецрасследований ГПУ намерен провести следственный эксперимент на предмет проверки данных, имеющих значение в уголовном производстве. В тот же день руководитель департамента Горбатюк на пресс-конференции заявил, что «приглашает» адвокатов бывших сотрудников спецподразделения «Беркут» принять участие в указанном следственном действии — следственном эксперименте. Следует отметить, что в рамках уголовного производства № 42013110000001029 от 25.11.2013 года, бывшим сотрудникам спецподразделения «Беркут» Янишевскому Олегу, Аброськину Павлу, Зинченку Сергею, Тамтуре Сергею, Маринченко Александру, подозрение и обвинение не вручались (не уведомлялись). В рамках указанного уголовного производства данные люди не допрашивались как свидетели, а значит, какой-либо процессуальный статус указанных лиц отсутствует», — сообщил правозащитник.

Согласно ч.ч. 2, 3 ст. 240 УПК Украины, к участию в проведении следственного эксперимента могут допускаться специалист, подозреваемый, потерпевший, свидетель, защитник, представитель. Однако никто — ни адвокаты, ни подозреваемые статус участника следственного действия не имеют, а значит, согласно ч.ч. 4, 5 ст. 104 УПК Украины (протокол), они не имеют законной возможности внести замечания, дополнения, заявить ходатайства, отводы.

Кроме того, подготовка к такому следственному действию как следственный эксперимент по уголовному делу, где фигурируют 48 эпизодов убийств и 80 покушений на убийства, предполагает предметную подготовку с возможностью иметь доступ к материалам, на основании которых проводится проверка (исходные данные, материалы уголовного дела № 42013110000001029).

Следствие эти материалы адвокатам не предоставит по указанной выше причине — отсутствие процессуального статуса, тайна досудебного расследования. Таким, образом, отсутствие процессуального статуса лишает законной возможности реализовать свои права в силу закона.

Экспертиза не проводилась более года

Адвокат также открыл нам интересную деталь, за умалчивание которой и Сергею Горбатюку, и всей Генеральной прокуратуре должно быть стыдно.

Итак, 2 марта 2017 года по инициативе прокурора ГПУ, в рамках судебного разбирательства по уголовному производству о деле «Беркута», определением суда поручено Департаменту спецрасследований провести следственный эксперимент. Данным определением суда обеспечена возможность проверить на следственном эксперименте как версию обвинения, так и версию защиты: установить, кто 20 февраля 2014 года стрелял по активистам и силовикам.

Дело о расстрелах на Майдане: власть упорно не хочет правды

Все стороны начали работу по проведению следственного эксперимента. Тем не менее, 3 октября 2017 года, по инициативе стороны обвинения, Святошинский райсуд продлил срок проведения следственного эксперимента до 31 марта 2018 года включительно. Таким образом, общий срок, отведенный судом на проведение следственного действия составил 1 год (с 2 марта 2017 года по 31 марта 2018 года включительно).

В результате сторона обвинения не провела следственный эксперимент, результаты следственного действия в суд не представила. Единственной причиной невыполнения стало то, что при проверке версий сторон обвинения в адрес сотрудников «Беркут» были нивелированы.

Собеседник обратил внимание, что согласно определения Святошинского райсуда г. Киева от 3 октября 2017 года установлено, что продление срока следственного эксперимента до 31 марта 2018 года включительно, является граничным сроком. Мало того, ст. 219 УПК Украины гласит: ГПУ не имеет права проводить досудебное расследование в отношении лиц, по которым рассматриваются в суде обвинительные акты.

Сделать для галочки, а правда — до лампочки

«Любые попытки ГПУ приобщить протокол следственного эксперимента в суд будут несостоятельными в силу закона. Возникает вопрос: какую цель преследует ГПУ, проводя следственный эксперимент в рамках уголовного производства, в котором наши подзащитные не имеют никакого процессуального статуса? Вывод один: ГПУ преследует цель формального участия защитников в фарсе под громким названием: «ГПУ проведет следственный эксперимент на Институтской». Фактически, по средству формального участия защитников на следственном эксперименте ГПУ преследует цель легализировать его», — возмущается защитник бывших спецназовцев.

В феврале 2018 года издание Украина.ру уже общалось с человеком, близким к команде защитников пятерых бывших работников «Беркута».

Тогда он рассказал, что 52 судебно-баллистические экспертизы оказались отрицательными и, соответственно, не доказывают вину подсудимых. Прокуратура же опирается на 2 экспертизы, при изучении которых судом установлена масса ошибок, противоречий и абсурдных обстоятельств. Поэтому суд признал экспертизы несостоятельными и назначил новую — комплексную.

Пока же с уверенностью можно сказать: власть продолжает фальсификации в деле об убийствах на Майдане.