В этих местах поляки и украинцы в 1942-1944 годах вырезали друг друга тысячами.

Так, Дуда сказал, что на Волыни осуществлялась этническая чистка поляков, а не велась гражданская война. Он отметил присутствие больших разногласий с Украиной и сказал прямо: украинская сторона должна «сделать жест в сторону Польши». Речь идет о деглорификации украинских воинов Украинской повстанческой армии (УПА)* и о снятии моратория на поисково-эксгумационные работы захороненных на украинской земле поляков.

Украинская же сторона апеллирует к запрету въезда в Польшу главы Института нацпамяти Владимира Вятровича и других личностей, выступающих против поляков.

Мало того, когда Порошенко поехал в Сагрынь почтить память украинцев, погибших от рук польских националистов, глава воеводства Пшемысль Чарнек заявил, что мероприятия связанные с этим — провокации.

Украинское посольство тут же отреагировало: нельзя считать провокаторами украинцев, поднимающих на официальном мероприятии украинский флаг.

«…Политики и должностные лица не должны манипулировать историей. Особенно это имеет значение тогда, когда они сами признают, что не являются историками, не знают установленных фактов и не углубляются в суть вопроса, о котором говорят», — заявили в украинском посольстве.

Одно наслаивается на другое и динамика украинско-польского конфликта нарастает.

По лекалам Греции и Македонии

В этой связи неплохо было бы вспомнить или не забывать македонский сюжет, когда главы греческого и македонского МИД 17 июня подписали соглашение о переименовании Македонии в Северную Македонию, чтобы та, наконец-то, попала в ЕС и НАТО. Этого раньше не получалось из-за блокирования Грецией — ввиду исторических разногласий — всяких попыток со стороны Македонии продвинуться в Европу.

«Когда македонцы уходили из обрезанной Югославии, они начали так, как мы, создавать новую картину своей истории. В нее они включили туда все, что было связано с Македонией аж до Александра Македонского и, соответственно, символику Македонского взяли себе в качестве государственного символа. Хотя это все было натянуто. Македонцы — это славяне, и объективно не имели права уходить так глубоко в события греческой истории и записывать ее на свой счет», — рассказал руководитель информационно-аналитического портала «Перспектива» Павел Рудяков.

Так вот, продолжает он, пока все это было направлено против Сербии, от которой дистанцировалась Македония, в Европе на это смотрели сквозь пальцы и никто к македонцам не придирался. Хотя когда они заявляли об Александре Македонском, как о своем великом предке и деятеле, серьезные люди отворачивались или ухмылялись, но, в принципе, последствий этому не было.
А когда уже пришло время подписывать соглашение с греками, в документе македонцам прямо было указано: отказаться от притязаний на греческую историю.

«Мне кажется, что, в конце концов, мы вынуждены будем по политическим мотивам подогнать наше понимание (истории — ред.) под точку зрения, которую предлагают поляки», — прогнозирует эксперт.

Конфликт между Польшей и Украиной разжигает институт нацпамяти Вятровича

Политолог Денис Пилаш разделяет позицию Рудякова. Он подметил, что в случае Греции и Македонии, в отличие от польско-украинского конфликта, не было таких кровавых событий и массовых жертв, а только соревнование за античную историю и символику. Однако же, примирение между греками и македонцами произошло вопреки отчаянному сопротивлению националистических кругов обеих стран.
«Греческий премьер Ципрас и его коллега из Македонии Заев — представляют те силы, которые наименее подвержены националистическим предрассудкам. Там должны были пройти существенные политические изменения, которые были обострены протестами и экономическими проблемами», — сказал Пилаш.

Что касается польско-украинского вопроса, то аналитик видит попытки госдеятелей обеих стран как-то заретушировать эту проблему (ее можно отложить или меньше акцентировать на ней внимание), но логика политической борьбы и борьбы за электорат в обеих странах преобладает над идеей взаимопонимания.

Прославлять спасителей

Более оптимистичен директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. Даже несмотря на то, что польский президент заявил, что на Волыни был геноцид поляков, тот факт, что Порошенко и Дуда посетили страны друг друга говорит о нахождении определенного ситуативного баланса в этом кризисе.

Стороны понимают, что этот конфликт не решить, но были достигнуты договоренности не переносить его на более высокие уровни и поддерживать на государственном уровне.

«Но отмена «еврейского пункта» в законе о польском институте наципамяти сделала невозможным отмену «украинского вопроса» в том же законе — уголовное наказание за героизацию воинов ОУН-УПА*, виновных за события на Волыни. Ведь тогда Польша полностью потеряет свое лицо. И в какой-то мере сегодня «украинские правки» прикрывают еврейский погром польской внешней политики и пока что эта ситуация будет сохраняться», — считает Бортник.

Вместе с тем, он утверждает, что украинские жертвы в Польше и польские жертвы в Украине должны быть эксгумированы. Примечательно, что этнические поляки в 1943 году, напомнил политэксперт, считаются гражданами Советского Союза и Советской Украины — то есть украинскими гражданами.

Проблема же проникла достаточно глубоко в сознание людей. Ссылаясь на польский соцопрос, политаналитик подчеркнул, что 86% поляков знают о массовых убийствах на Волыни, 50% из них обвиняют в этом Украину. Тем не менее, свыше 60% считают, что обе стороны вынуждены будут найти компромисс и урегулировать вопрос.

Но, сказал политолог, двумя соседними странами играют в геополитический футбол, а между украинцами и поляками вбивают клин, нанося урон и тем, и другим. Сегодня эти спекуляции, хоть и не выгодны сторонам, но являются политтехнологическим элементом политической конъюнктуры.

Только после смены властей, которые умышленно разжигали этот конфликт, общество будет наблюдать ренессанс украино-польских отношений и постепенную деполитизацию этой проблематики и восстановление взаимоотношений на уровне 2004-2012 годов.

«Ведь есть пример, как выйти из этой ситуации. Польский институт нацпамяти лет 10 назад опубликовал толстую книжку, где более тысячи историй о том, как украинцы спасали поляков от событий Волынской трагедии. И многие из этих спасателей были убиты. Такие же люди есть и у поляков, которые спасали украинцев. Но нашему институту нацпамяти это неинтересно, ему интересно только разжигать. Хотя (только — ред.), опираясь на эти деяния, мы можем выходить из этого кризиса», — озвучил свой рецепт Руслан Бортник.

• Организации, деятельность которых запрещена на территории РФ.