В подобного рода мероприятиях Николай Доронин принимает участие уже почти 15 лет. Правда, это были не чемпионаты мира, а Европы. В 2004 году он был в Португалии, в 2008 — в Австрии/Швейцарии, в 2012 — на Украине, в 2016 — во Франции. Так что ему есть с чем сравнивать.

На этом чемпионате он смотрел уже или будет смотреть футбольные матчи не в Москве, а в российской провинции — в Ростове-на-Дону и Сочи.

Мы попросили Николая сравнить нынешний чемпионат мира с другими чемпионатами, на которых ему пришлось побывать.

-Что сразу бросилось в глаза у нас? Есть ли отличия между нами и ими?

— В целом видно старание властей всех уровней сделать чемпионат мира праздником. Если сравнить все это с Европой, то там ничего этого видно не было. Для них это обыденность. Они — и власти, и граждане — занимаются своими делами.

А у нас же были вложены огромные средства: построены стадионы, аэропорты, реконструированы дороги. Средств не жалели. Это большой плюс. Это то, чего не было видно в Европе. Там инфраструктура была, но в то же время она выглядела потрёпанной — ее не обновляли. Просто если инфраструктура в стране уже есть, то европейцы задаются вопросом: зачем менять хорошее на лучшее.

Почти 6000 украинских болельщиков приобрели билеты на Чемпионат мира по футболу в России
Почти 6000 украинских болельщиков приобрели билеты на Чемпионат мира по футболу в России
© РИА Новости, Павел Лисицын / Перейти в фотобанк

-А что вы скажете о безопасности?

— В 2016 году я был в Марселе на памятном матче Россия-Англия, когда все закончилось беспорядками, в организации которых, конечно, обвинили российских болельщиков. Мол, видите, зло, как обычно, пришло с Востока. Хотя все прекрасно в Европе знают, кто такие английские болельщики. Это дебоширы, пьяницы и хулиганы.

Обратил я тогда внимание и на действия сил безопасности, которые ни во что не вмешивались, а стояли в стороне. Просто боялись воспрепятствовать всем тем безобразиям, которые творились та улицах. Максимум того, что они делали, забрасывали людей, шедших к стадиону патронами со слезоточивым газом. При этом не обращали внимания на то, что в толпе были женщины и дети. Они боялись подойти, чтобы самим не огрести.

У нас же такое невозможно. Безопасность на высшем уровне. Возможно это вызывает какие-то бытовые неудобства — типа того, а почему мы не можем оставить машину у стадиона, но безопасность того стоит. Нигде в мире нельзя оставлять машину в таких местах — до стадиона ты должен пройти пешком.

Николай Доронин: мирил бразильцев с вокзальными работниками в Ростове

-Что скажете об обеспечении болельщиков транспортом?

— У нас во всех городах, где происходят матчи, — от аэропортов, от вокзалов, от центра города, от фан-зоны ходит специальный транспорт для болельщиков к стадионам. В других городах, где я побывал с 2004 года на чемпионатах Европы, я такого не видел.

-А что не понравилось?

— Например, в Ростове, южной столице России, хотя все нормально и красиво, но есть небольшие недоделки, которые на совести региональных властей. Например, не сделана одна из центральных улиц — Станиславского.

Я написал об этом в ФБ и опубликовал фото. Ростовчане обижаются на меня: мол, туристы же там не ездят. Не ездят, но они там ходят на рынок и видят перекопанную улицу со снятыми трамвайными путями. Через все это надо перебираться. Всё это, конечно, не красиво.

Вокруг ростовского стадиона не успели высадить нормальную траву. Она вся прикрыта каким-то геотекстилем.

Если Москва была полностью готова, то в регионах могут быть вопросы.

Украина должна транслировать чемпионат мира по футболу в России, чтобы погасить долги перед Европой
Украина должна транслировать чемпионат мира по футболу в России, чтобы погасить долги перед Европой
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

-А как в Сочи по сравнению с Ростовом?

— Тут гораздо лучше, так как есть опыт проведения Олимпиады-2014.

-Были ли в Ростове и Сочи болельщики с Украины?

— Нет, я их не видел. Не видел и украинских флагов. К тому же южнорусская речь Ростова похожа на речь обитателей Украины, так что если они и были, то я не смог их индентифицировать, так как от ростовчан они ни чем не отличаются.

-А флаги ДНР и ЛНР?

— Тоже не видел. Всё тут достаточно было аполитично. Тут праздник футбола. Видел только в гостинице специальное уведомление о том, что будут ужесточать эмиграционный учет в период чемпионата. Там было написано, что даже те, кто пребывает из ДНР и ЛНР, в обязательном порядке должны иметь миграционную карту, «даже если вы не собираетесь выезжать из Ростова».

-Как вы почувствовали, болельщики ведут себя агрессивно или нет?

— Нет, болельщики ведут себя абсолютно неагрессивно. У меня есть несколько собственных наблюдений, которыми я хочу с вами поделиться.

Например, первый матч, который был сыгран в Ростове, это матч Бразилии со Швейцарией. Швейцарцы угрюмые и спокойные, а бразильцы веселые и любят выпить, но при этом никаких дебошей они не устраивали.

Николай Доронин: мирил бразильцев с вокзальными работниками в Ростове

Несколько слов о таксистах. Мне один говорит: я еще более-менее по-английски понимаю, а он, болельщик, говорит со мной на своем «бразильском», которого я не понимаю.

Так я вышел так из положения: взял гугл-переводчик, который переводит устную речь. Бразилец мне туда наговорил, мне все перевели. Вот так и общались.

Видите, наш человек подготовился к общению с иностранцами, которые не знали ни его родной, ни английский.

Еще один таксист мне рассказывал, как вез американцев, которых достаточно много приехало в нашу страну. Один из них, который, видимо, был выпившим, ему начал говорить через переводчика, что, дескать, вы здесь все плохо живете, что у вас тут плохо всё обустроено, это вообще не жизнь, а существование. Услышав это, таксист остановил машину и попросил американца выйти из нее, сказав, или ты сейчас выходишь, или я тебе начищу морду. Высадил их, не взяв денег.

Таксист был обрусевшим армянином и патриотом своего города. Мол, приехали тут к нам и пытаются нас учить жить. Тут не было геополитики, тут была сугубо бытовая история.
И еще я был свидетелем одной истории, которая произошла в Ростове на вокзале. Из Ростова в Сочи я ехал на поезде, а сумки оставил в камере хранения. Правила хранения у нас на вокзалах такие: плата взимается за сутки. Но сутки заканчиваются ровно в 12 ночи, во сколько времени ты бы не оставил вещи. Например, если ты оставил их в 11 вечера, а забрал в час ночи, то все равно платишь за двое суток.

Я заплатил двойной тариф, а вот для бразильцев это было непонятно. Они начали поэтому кричать. Работники камеры хранения, которые английского не знают, естественно, ничего не могут им объяснить. Пьяненький бразилец даже собирался идти в полицию. Мне пришлось выступить в этой истории арбитром.

Бразильцы утверждали, что заплатили (за сутки), а работники, что нет (что надо доплачивать за вторые сутки). В итоге всех споров последние не стали брать деньги с гостей чемпионата мира за вторые сутки, и отдали им сумки так.

Бразильцы затем меня очень сильно благодарили за помощь. Хотя работники камеры хранения потом мне показывали записи, что бразильцы не заплатили, и что они часто так делают, говоря, что заплатили. Но все равно они пошли навстречу бразильцам, чтобы не было никаких инцидентов, понимая, что это гости.

Главный бонус чемпионата в том, что люди, приезжая сюда с предубеждениями о нашей стране, видят в итоге совершенно другую картинку: большую, добрую многонациональную страну.