Сам закон об учреждении уже вступил в силу 14 июня, за исключением некоторых норм, которые начнут действовать вместе с началом работы нового суда. Тем не менее, учреждение и реальная работа — разные вещи.
«Надеюсь на то, что уже в понедельник Высший совет правосудия примет мой законопроект о запуске Высшего антикоррупционного суда, и во вторник я смогу зарегистрировать его в ВР как неотложный», — сказал Порошенко.

Как предполагалось, задачей антикоррупционного суда должно стать рассмотрение правонарушений и злоупотреблений должностных лиц, в том числе депутатов и членов Верховного суда. В суд должны передаваться коррупционные дела, которые нанесли ущерб государству в размере свыше 500 прожиточных минимумов (около 900 тысяч гривен).

Западные партнеры и кредиторы долго и настойчиво требовали принятия этого закона. Вокруг этого закона долго ломались копья в парламенте — основным камнем преткновения была норма о роли международных экспертов в выборе судей, так как западные партнеры требовали отдать решающий голос, включая право вето, международным экспертам, чему, естественно, отчаянно противились украинские депутаты и чиновники, не желая сдавать без боя рычаги власти.

Тем не менее, деньги решают все — даже вопросы о борьбе с коррупцией. Создание антикоррупционного суда стало одним из основных требований международных кредиторов, включая ЕС и МВФ. Так, например, депутаты Европарламента на днях большинством голосов поддержали выделение Украине 1 миллиарда евро финансовой помощи, которая будет выделена при условии проведения реальных мер по борьбе с коррупцией.

Как заявил вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис, ЕС «не может позволить Украине потерпеть неудачу», поэтому ей необходимо выделить макрофинансовую помощь. Однако для получения этих средств необходимо было принять закон об антикоррупционном суде. 

Портнов: Расправу над судьями Антикоррупционного суда будет вершить президент
Портнов: Расправу над судьями Антикоррупционного суда будет вершить президент
© Facebook, Андрей Портнов | Перейти в фотобанк

«Парламент ЕС настаивает на том, чтобы Украина предприняла жесткие меры по борьбе с коррупцией, включая создание антикоррупционного суда до перечисления траншей из новой программы поддержки», — говорится в недавнем обращении депутатов Европарламента.

Подлог и нелепые оправдания

По сути, мы видим парадоксальную ситуацию: украинским властям, неоднократно обвинявшимся в потворстве коррупции, выделяют деньги на то, чтобы они вели борьбу с самими собой. Поскольку ни президенту, ни депутатам не свойственны суицидальные мотивы, а деньги очень даже нужны, то следовало ожидать какого-нибудь подвоха в ходе принятия антикоррупционного закона. Собственно, так и произошло. Президент Украины подписал не тот документ, который рассматривали депутаты.

Как утверждает депутат фракции «Самопомощь» Егор Соболев, в редакцию законопроекта об учреждении Высшего антикоррупционного суда, которую вынесли на голосование в парламенте, в последний момент внесли правки.

«В обнародованном за подписью президента тексте говорится, что все дела Антикоррупционного бюро и Антикоррупционной прокуратуры, которые будут поданы в нынешние суды к образованию Антикоррупционного суда, будут завершены в обычных апелляционных судах, а не в апелляционной палате Антикоррупционного суда. Парламент за такое не голосовал. Сама по себе эта фальсификация показывает, насколько топ-коррупционеры боятся Антикоррупционного суда», — утверждает Соболев.

Иными словами, в принятой версии Антикоррупционный суд может остаться фиктивной и мертворожденной организацией, просто имитирующей какую-то деятельность. Политолог Михаил Чаплыга открыто назвал эту версию антикоррупционного суда «виртуальщиной».
В первую очередь здесь обратить внимание на правки, касающиеся апелляции, которая фактически спасает всех тех чиновников, которых уже сейчас обвиняют в коррупции.

Имитация и индульгенция: что не так с законом об Антикоррупционном суде

Как заявляет организация «Центр противодействия коррупции» (ЦПК), в обнародованном тексте закона появилась правка, которую глава комитета правовой политики и правосудия Руслан Князевич не зачитывал в сессионном зале перед принятием закона и которую не обсуждали в комитете. Такая правка предполагает, что апелляции по делам НАБУ, которые суды уже рассматривают сейчас, будут рассматриваться в судах общей юрисдикции, а не в Антикоррупционном суде.

Глава правления ЦПК Виталий Шабунин считает, что эта норма представляет собой «амнистию для всех ТОП-коррупционеров, чьи дела уже в судах».
«Теперь же дела Мартыненко, Насирова и других одиозных ТОП-чиновников так и останутся в обычных судах и, как мы понимаем, будут слиты», — заявил Шабунин.

«После дождика в четверг»

Кроме того, следует отметить, что в принятой версии закона, антикоррупционный суд сможет заработать в следующем году, то есть, скорее всего, уже при следующем правительстве, хотя Порошенко и обещает запустить его работу уже в этом году, делая оговорку специально для западных партнеров о том, что не все от него зависит.

Как утверждает народный депутат Виктор Чумак, до выборов никому не выгодно, чтобы этот суд заработал, поэтому его реальный запуск будут максимально оттягивать. «До президентских выборов закон однозначно не заработает, потому что это никому не нужно. По три месяца на отбор, анализ данных, экзамены, то есть, закончится это все не раньше апреля 2019 года», — заявил Чумак.

Кроме того, борцы с коррупцией из Transparency International сразу же обратили внимание на то, что закон предполагает ближайшие приговоры против коррупционеров высокого уровня не раньше, чем через два-три года.
Как говорится в сообщении на сайте Transparency International Украина, данное положение не отвечает договоренностям с международными партнерами. Согласно сообщению, в принятом парламентом законе появилась правка, о которой стало известно только за час до голосования в Раде. Глава украинского отделения этой организации Ярослав Юрчишин заявил о необходимости срочно исправить «эту ошибку».

«Принятая норма откладывает вынесение окончательных решений по делам НАБУ еще на несколько лет. Эта норма означает, что именно поэтому президент должен безотлагательно подать изменения к закону и исправить эту ошибку», — заявил Юрчишин.

Власти Украины попытались нелепо, как нашкодившие и застуканные школьники, оправдаться, свалив вину за подлог на рекомендации Венецианской комиссии. Парламентский комитет по вопросам правовой политики и правосудия утверждает, что при подготовке законопроекта ко второму чтению они учли рекомендации Венецианской комиссии о завершении рассмотрения всех уже открытых дел теми судами, которые ими занимались с самого начала, иначе антикоррупционный суд был бы перегружен. Однако секретарь Венецианской комиссии Томас Маркерт сразу же отверг попытки «перевести стрелки», заявив, что ничего подобного они не говорили.

Фокус не удался, а чиновники ЕС всерьез занялись изучением текста закона и внесенных поправок, пообещав обнародовать свою позицию в ближайшие дни. «Мы еще рассматриваем, подробно анализируем этот текст. Думаю, что в течение следующих нескольких дней мы выскажем официальную позицию с нашими международными партнерами. Мы только вчера были уведомлены об этом положении и, конечно, мы его рассмотрим», — заявил глава представительства ЕС в Украине Хюг Мингарелли.

Как оказалось, не так просто задобрить и МВФ, который выдвигает и другие требования для получения новых средств. По словам главы Национального банка Украины Якова Смолия, приезд миссии МВФ в Киев зависит сейчас от пересмотра внутренних тарифов на газ и достижения сбалансированного госбюджета. Однако требуемое повышение тарифов, вероятнее всего, не только опустит рейтинги популярности представителей власти «ниже плинтуса», но и вызовет кризис неплатежей по стране, чего не могут не сознавать в администрации президента, отчаянно пытаясь юлить, чтобы и кредиты получить и невыгодные им законы не принять. Оказавшись в патовой ситуации, у президента и его приближенных не остается иного выбора, кроме как максимально тянуть время, предлагая западным партнерам лишь имитацию действий, надеясь провести евро-чиновников на крючкотворстве.