Президент Украины Петр Порошенко весьма оригинально поздравил украинских журналистов с их днем.

«Сегодня, во времена противостояния украинского народа информационной и военной агрессии РФ, от профессионализма и патриотичности украинских журналистов в значительной степени зависит приближение нашей победы. Благодарен каждому, кто несет обществу слово правды. Желаю неутомимой энергии, несокрушимости духа, мира и процветания! С праздником!», — говорится в поздравлении, опубликованном на странице украинского президента в Facebook.

Что интересно, Порошенко ни словом не заикнулся ни о журналистских стандартах, ни о свободе слова. Упомянул только некую абстрактную правду, которая, как известно, у каждого своя. Его поздравление только подтверждает: журналистика в чистом виде нынешней украинской власти не нужна. Нужна пропаганда, оружие в необъявленной, но уже четыре года идущей на экономическом, политическом и дипломатическом фронтах войне с Россией.

Журналистов на Украине убивают

Не менее, а то и более циничным заявлением в день журналиста отметилась первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко.

«Шмайсер» в руках СБУ: как охранка подписала своих людей на «дело Бабченко»
«Шмайсер» в руках СБУ: как охранка подписала своих людей на «дело Бабченко»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Хочу также присоединиться от имени ВР к самым искренним словам благодарности, в первую очередь военным журналистам, которые сегодня снимают новейшую историю Украины — трагическую, драматическую, и призвать все исполнительные органы создать единый реестр ранений, гибели, захвата в плен украинских журналистов», — сказала Ирина Геращенко в ходе утреннего пленарного заседания украинского  парламента.

Интересный момент: 6 июня 1992 года Союз журналистов Украины приняли в Международную федерацию журналистов. Теперь международное журналистское сообщество отчаянно критикует Киев за проблемы со свободой слова.

О том, что Украина — одна из самых опасных стран для сотрудников СМИ, стало известно еще в 2014 году. «Репортёры без границ» сообщили, что на Украине похищают журналистов чаще, чем в воюющих Сирии и Ливии.

«Украина является одной из самых опасных стран для журналистов. Страна, которая находится в центре Европы, и это особенно шокирует», — заявил управляющий директор «Репортёров без границ» Кристиан Мир.

В феврале 2014 года, в разгар событий на Майдане, в Киеве был убит журналист газеты «Вести» Вячеслав Веремий. Один из обвиняемых в его убийстве Юрий Крысин, которому СМИ приписывают сотрудничество с СБУ, был приговорен судом к условному сроку и отпущен на свободу. В мае 2014 года в Донбассе погиб итальянский журналист Андреа Роккелли. Лето 2017 года бывшего бойца Нацгвардии Виталия Маркова арестовали в аэропорту Болоньи по обвинению в убийстве журналиста и его спутника Миронова. В июне 2014 года были убиты журналисты ВГТРК Антон Волошин и Игорь Корнелюк (по этому обвинению была осуждена Надежда Савченко). Также в июне в Донецкой области был застрелен оператор Первого канала Анатолий Клян.

В июле неизвестными был похищен и убит Сергей Долгов, главный редактор мариупольской газеты «Хочу в СССР». В августе был убит фотограф МИА «Россия сегодня» Андрей Стенин

День журналиста: праздник со слезами на глазах

Но ни тогда, ни позднее Геращенко и другие представители нынешней власти этим не озаботились. Позднее произошли резонансные убийства журналистов Олеся Бузины и Павла Шеремета — в 2015 и 2016 годах.

Почему же именно сейчас об этом заговорили? Для того чтобы это понять, нужно вспомнить тот путь, который прошли украинские СМИ после Майдана.

Украинская журналистика принесена в жертву

В феврале 2016 года была опубликована стенограмма заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) от 28 февраля 2014 года. На этом заседании победители Янкуовича в основном рассуждали о том, как им сдать Крым, однако именно там была впервые сформулирована информационная стратегия нынешнего киевского режима.

Сделал это не кто-нибудь, а сам руководитель Службы внешней разведки страны Виктор Гвоздь. «Нам надо СМИ объединить с силовиками. Силовики начинают работать, средства массовой информации снимают и освещают… После такого шага, когда агрессия будет документально подтверждена, мы можем рассчитывать на любую поддержку. Я так понимаю, что надо будет идти до конца!», — заявил глава одной из украинских спецслужб.

Эта стратегия начала претворяться в жизнь незамедлительно. СМИ начали сотрудничать с силовиками, а тем, кто этого делать не захотел, сразу стало намного труднее работать.

Например, в одно из популярнейших украинских изданий «Вести.UA» зачастили всевозможные проверки силовиков, погромы радикалов, врывавшихся в редакцию, стали обыденным явлением. Холдин «Вести» де-факто был разгромлен — выход ежедневной газеты, журнала, а впоследствии и вещание радио «Вести» были прекращены.

Аналогичные наезды на независимые украинские СМИ не прекращаются до сих пор. В июле телеканал «112 Украина» может лишиться лицензии на вещание. Глава Нацсовета по телевидению и радиовещанию Юрий Артеменко заявил об этом в эфире публично, что вызвало скандал.

Телеканал «Интер» за трансляцию концерта ко дню победы 9 Мая власти также угрожают лишить лицензии. До этого, в 2016 году, на офис канала напали ультраправые радикалы и подожгли студию. Та же практика была применена и в отношении независимого от власти телеканала NewsOne: радикалы в декабре 2017 года блокировали его помещения.

При этом хорошо известно, что неонацистские группировки на Украине действуют в тесной «спайке» с силовиками. В частности, лидер группировки С14 Евгений Карась признался, что его боевики нападали на неугодных власти активистов по указаниям СБУ. Так что сейчас украинские силовики, украинские неонацисты и украинская пресса в массе своей работают в одной упряжке, реализуя концепцию, озвученную в феврале 2014 года на заседании СНБО.

Тем, кто отказался впрягаться, приходится нелегко. Главный редактор издания Игорь Гужва был вынужден бежать из страны в Австрию из-за преследования со стороны властей. Против издания Strana.ua и его руководителей заведено уже шестое уголовное дело. И эти уголовные дело объясняет в том числе и причины, по которым Ирина Геращенко заговорила о создании реестра ранений, гибели и захвата в плен украинских журналистов.

Список Бабченко

Это начиналось, как трагедия: весь цивилизованный мир скорбел по убитому журналисту Аркадию Бабченко. Международные организации выражали различные негодования различных степеней, однако дело окончилось фарсом: оказалось, что Бабченко жив, а его убийство было инсценировкой СБУ при поддержке Генпрокуратуры — оба ведомства возглавляют ставленники президента Украины Петра Порошенко.  

Были предъявлены голословные обвинения в адрес Москвы — якобы именно российские власти намеревались ликвидировать Бабченко, да и не только его. Было заявлено о существовании некоего списка сначала из 30, а потом из 47 потенциальных жертв, которых якобы намеревались ликвидировать те, кто заказал Бабченко.

День журналиста: праздник со слезами на глазах

Политологи ломают копья вокруг того, зачем было устраивать это цирковое представление. Имиджу Украины на международной арене был нанесен серьезный ущерб, рейтинги Порошенко внутри страны это не подняло. Несомненно, эта акция выглядит как предвыборный жест отчаяния, как попытка мобилизовать, привлечь на свою сторону ультраправый электорат, который крайне важен в случае массовых протестов —  на носу выборы президента и парламента.

Но еще один важнейший аспект касается всех журналистов. Речь об уже упомянутом списке 47-ми. Сам по себе список, который опубликовала Strana.ua и потом растиражировали украинские СМИ, весьма интересен хотя бы тем, что СБУ сначала опровергла его подлинность, а потом завела уголовное дело на Strana.ua за разглашение данных следствия, тем самым уже подтверждая подлинность документа.

«Правоохранители установили, что на странице одного из интернет-изданий размещены публикации с перечнем лиц, данные о которых есть в материалах ранее открытого уголовного производства. В публикации указаны фамилии граждан Украины и иностранных государств, которых планировалось физически уничтожить в результате террористических актов на территории нашей страны. При этом соответствующие данные любому, в том числе автору публикации вышеупомянутого интернет-ресурса, на разглашение указанных сведений органом досудебного расследования и процессуальным руководителем не предоставлялись», — говорилось в сообщении СБУ.

Сам список выглядит так, будто его наспех состряпали на коленке сами сотрудники СБУ. Часть имен журналистов даны со ссылками на соцсети, еще часть — с одним только годом рождения, иные и вовсе без каких-либо примечаний. Все набрано разными шрифтами, буквы разных размеров просто скачут перед глазами.

Тем не менее, несмотря на свою несуразность, этот список и дело Бабченко служат сразу трем целям. Во-первых, усиливает лояльность журналистов, сотрудничающих с властью: мол, смотрите, как мы вас защищаем, не просто заговор Москвы раскрыли, но человека спасли. Во-вторых, позволяет усилить давление на неугодные СМИ, как это произошло со Strana.ua: сначала сами передали список, а потом за это открыли уголовное дело.

Ну и в третьих, данный список — прозрачный намек всем украинским журналистам: будете говорить не то, что мы от вас требуем, и с вами может случиться все, что угодно. Уже назначены виноватые — российские власти — так что настоящего расследования не будет. 

Украинские журналисты намек хорошо поняли. Кто-то благоразумно промолчал, но некоторые открыто возмутились. В частности, автор многих нашумевших журналистских расследований о коррупции в коридорах и креслах украинской власти Александр Дубинский.  

«Я в эти списки журналистов на убой, еще и со стороны России, не верю. Грубо говоря, сегодня эти журналисты критикуют власть. А цель Владимира Владимировича Путина, как нам говорят, эту власть "сковырнуть". Так зачем убирать журналистов, которые критикуют власть? Я тут вижу противоречие. А вот убирать журналистов, которые критикуют власть, с точки зрения власти выглядит абсолютно логичным», — отметил Дубинский.

Дело Бабченко: Кто такой Вячеслав Пивоварник — «контакт в Кремле» или друг националистов
Дело Бабченко: Кто такой Вячеслав Пивоварник — «контакт в Кремле» или друг националистов

«Заявив сейчас, что есть некие списки журналистов, которых хочет убить "Путин", власть развязывает себе руки перед выборами, в самую горячую пору, убирать этих журналистов кого захочешь, если сильно будет высовываться. И потом понятно, кто у нас виноват, уже ж есть "факты", Россия, "фонд Путина" и прочее. Подобный список открывает возможности для любых действий власти. Как нам показывает история с Бабченко, это позволяет совершать любые беспредельные, аморальные поступки против тех, кто эту власть критикует и представляет ей угрозу», — добавил он.

Молчи, или тебя ликвидируют, и во всем обвинят в этом Кремль — вот главный сигнал, который Порошенко отправил украинскому журналистскому сообществу. Именно это — его настоящее поздравление украинским журналистам, а не то лицемерное послание в Facebook, которое было опубликовано сегодня.

И этим же целям служит заявление Геращенко о необходимости создания реестра убитых и похищенных журналистов — мол, кто не с нами, готовьтесь попасть в список уже постфактум, а не шутки ради.

В общем, 26-й день рождения украинской журналистики вышел не слишком праздничным. Кто-то из коллег фиксирует смерть профессии, кто-то считает, что надежда на возрождение профессии еще теплиться. Празднуют не столько журналисты, сколько пропагандисты — там и деньги, и благосклонность сильных мира сегодня, и кураж. Но это совсем другой праздник, к журналистике отношения не имеющий.