Принято считать, что главная проблема в том, что Порошенко хочет эту роль ограничить. Однако на самом деле ввиду слабости украинского президента Запад кратно ужесточил требования и ныне иначе оценивает свою роль и влияние в структуре украинской власти.

Как известно, президент Украины неоднократно заявлял, что в своем проекте учтет все предложения Венецианской комиссии. Эти предложения сформулированы в пункте 73 ее заключения от 9 октября прошлого года. Их суть по ключевой проблеме такова:

«Временно (в ВК понимают, что эта мера — ущемление суверенитета Киева —ред.) международные организации и доноры, оказывающие активную поддержку антикоррупционным программам в Украине, должны получить ключевую роль в органе, ответственном за отбор специализированных антикоррупционных судей, сходную с ролью, предусмотренной для них в законопроекте №6011» (то есть проекте, поданном в январе 2017-го Мустафой Найемом, Сергеем Лещенко и прочими профессиональными антикоррупционерами ПС). 

Неделя фиаско: ни Антикоррупционного суда, ни беспроблемного финала, ни свободы слова
Неделя фиаско: ни Антикоррупционного суда, ни беспроблемного финала, ни свободы слова
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Далее Венецианская комиссия рассуждает, как обеспечить независимость органа, отбирающего этих судей «от исполнительной и законодательной власти». Здесь предлагается два варианта. Первый — создание самостоятельной конкурсной комиссии. При этом «неполитическое агентство, каковым является Высшая квалификационная комиссия судей, получает право назначать членов этого органа наряду с международными донорами». Второй вариант — такой конкурсной комиссией выступает сама ВККС, а эксперты, предложенные донорами, становятся ее экстраординарными членами, специально для отбора антикоррупционных судей. ВК не указывала, какова должна быть доля иностранных назначенцев в каждом из случаев, однако отмечала, что они должны получить там «ключевую роль». Но как будет видно ниже, такая роль не была равнозначна абсолютному вето.

Теперь посмотрим, что предлагали профессиональные антикоррупционеры, которых поддержала ВК, и что предложил Порошенко.

В обоих законопроектах предлагается создать специальный орган для отбора судей ВАС. Только у депутатов он назывался конкурсной комиссией, а у Порошенко общественным советом экспертов. В депутатском проекте по 3 члена назначались президентом, Верховной Радой и Минюстом, но по квоте последнего утверждались исключительно кандидаты, предложенные из-за рубежа.

Таковыми кандидатами, как в депутатском, так и в президентском законопроекте, могли быть и украинские граждане. Но у Порошенко экспертный совет целиком состоял из кандидатов, предложенных иностранцами. То есть в части состава совета президент пошел навстречу Западу дальше Лещенко с Найемом. Кроме того, он исключил из процесса номинирования исполнительную и законодательную власть, как того хотела Венецианская комиссия.

Проект депутатов антикоррупционеров предполагал, что конкурсная комиссия принимает решения большинством минимум в 7 голосов из 9. То есть смотрящие от Запада обладали там правом вето лишь в случае своего единогласия. Достаточно одному из них было проголосовать с украинским большинством и решение принималось. Иностранным назначенцам отводилась, по выражению Венецианской комиссии, роль «блокирующего меньшинства», и она не предлагала усилить эту роль по сравнению с предложенной.

А вот в президентском же варианте общественный совет может заветировать кандидата простым большинством (4 голоса из 7).

Аппетит приходит во время еды

Сейчас Запад требует еще большего. Сначала намекалось на то, что его назначенцы должны иметь абсолютное вето. Сейчас МВФ уступил, но сугубо символически. Он предлагает, что для преодоления вето необходимы голоса как минимум 13 членов ВККС, и как минимум 6 членов совета.

То есть в начале 2017-го антикоррупционное прозападное лобби в Раде требовало, чтобы иностранные назначенцы могли зарубить кандидата в ВАС 100%-м большинством, без возможности пересмотра этого решения. И Запад это приветствовал. Но сейчас Запад в лице МВФ требует, чтобы эти назначенцы могли зарубить кандидата простым большинством (4 из 7).

А Венецианская комиссия, естественно, не защищает Киев. Ее секретарь Томас Маркерт на заседании комитета по правовой политике Рады 21 мая дал понять, что его мнение второстепенно в сравнении с мнением МВФ. Так он сказал, что не одна Венецианская комиссия участвует в процессе работы над данным законом и, «возможно, даже важнее достичь консенсуса с другими международными организациями».

Запада проделал такую эволюцию меньше, чем за полтора года. Следовательно, аппетит у него приходит во время еды и очень быстро. А потому даже если его нынешние требования удовлетворят, то весьма вероятно, что возникнут новые, еще жестче, например, о назначении антикоррупционных судей из числа иностранцев.

Разумеется, эта эволюция говорит и о быстром разочаровании Запада как к в режиме Порошенко, так и в Киеве в целом. Ибо вряд ли требования к антикоррупционному суду изменятся со сменой человека у власти.
С другой стороны, конфликт показал явную слабость власти. Она находится в глухой защите, отбиваясь от Запада кулуарно.