— Сегодня Кабмин подготовил бюджетную резолюцию на 2019 — 2021 годы, которая должна стать основой для украинского бюджета. Почему Гройсман так долго тянул с отчетом правительства? 

— Вместо официального отчета по случаю двухлетия работы Владимира Гройсмана министры проводят заседания в различных студиях под софитами камер, на которых рассказывают о цифрах, реформах, весьма неплохих экономических показателях, запланированных на близлежащий период. Бюджетная резолюция должна была быть подана, согласно Бюджетному кодексу на ближайший год, еще 1 апреля. Она не была подана. Гройсман, отвечая на мой вопрос, сказал, что он понимает, что поступает не совсем правильно, поскольку нарушает нормы законодательства. Кабмин хотел бы, чтобы парламент принял закон, который удлиняет эти сроки, но парламент этот законопроект провалил. Поэтому Кабмин в любом случае должен подать бюджетную резолюцию. Они сейчас ее подготовили и будут просить Верховную Раду принять ее до 15 мая. 

— Насколько совпадают показатели Кабмина по инфляции, зарплатам с прогнозами МВФ, который вчера понизил свои ожидания по поводу роста украинской экономики?

— Откровенно говоря, показатели, указанные в декларации, не являются недостижимыми. В 2019 году рост экономики в 3,6%, так же, как и обменный курс 30,5 грн/доллар — достаточно пессимистичные показатели. По итогам года будет курс гривны за доллар 30,5, а среднегодовой показатель возможно будет крепче. И правительство рискует попасть уже в этом году в ловушку из-за ложного прогноза по курсу, что выльется в недополучение доходов бюджета от импортных налогов. 

Что касается других показателей, в целом большая проблема с инфляцией. У нас вообще большая проблема на уровне НБУ, Кабмина, Минфина. Украинская власть не хочет признавать, что цены растут быстрее, чем они планировали. НБУ прогнозирует 9%-й рост цен на этот год. Это, что касается официального индекса инфляции, который зарегистрирован в Госстате. Они допускают, что из-за внешних экономических проблем, выплат долгов, нужно будет опустить курс гривны до 30,5 доллар, что на сегодняшний день на 20% ниже, чем сейчас, а инфляция составит 6,5%. Я полагаю, что расчеты правительства и НБУ не совсем верны. 

— Почему такие просчеты? 

— Тут начинается чистая политика. Осталось меньше года до выборов президента, дальше выборы парламента. И Гройсман уже совсем не скрывает, что его цель сейчас быть «премьером-душкой», который намазывает на бутерброд украинцев экономический рост. Гройсман вначале выступал инициатором жесткого повышения цен на газ, и некоторых других непопулярных решений. 

— А сегодня, например, он заявил, что не будет повышать цены на топливо. То же самое он говорил о тарифах на газ.

Правильно. Он говорил и о повышении пенсионного возраста. А дальше встал в позицию иную. Сейчас не будет никаких повышений тарифов, будет повышение зарплаты, административная инфляция не произойдет.

— Что касается бензина, то правительство и Гройсман, слава Богу, уже более 10 лет на них не влияют. И это хорошо, потому что, по крайней мере, в стране не пропадет топливо. Когда правительство вмешивается, то происходит либо дефицит, либо страшное искривление на рынке. Антимонопольная политика должна быть строгой. Но когда у нас на рынке тепловой энергетики есть монополист, и он никем не признается, а у него 80% рынка, тогда мы понимаем, что Антимонопольный комитет — это всего лишь политический орган, а не орган рыночной экономики, который должен соблюдать антитрестовское законодательство. 

— 

Блинов: Перед выборами Гройсман намазывает на бутерброд украинцев экономический рост

Цель Гройсмана очевидна. Это повышение доходов граждан. И этот показатель действительно хорош. В результате удвоения заработных плат доходы выросли на 20%. Речь идет об официальной экономике. Официально у граждан лучше стало на 20%. Сейчас в силу более высокого уровня инфляции увеличения уже на 20% не будет, но возможно процентов 10% до выборов он еще может обеспечить, если удастся не допустить витков цен на продовольствие и на коммуналку, и параллельно продолжить повышать соцвыплаты, то он свои предвыборные — обещания выполнит. 

— Но Гройсман же говорил, что в президенты не собирается?

Кабмин составил макропрогноз на 2019—2021 годы
Кабмин составил макропрогноз на 2019—2021 годы
© kmu.gov.ua

— Сейчас он не собирается в президенты. Но идет очевидное его сближение с частью коалиции, с «Народным Фронтом», Арсением Яценюком и Арсеном Аваковым, и видно, что именно БПП сейчас находится в легкой оппозиции Гройсману. В частности, именно эта фракция настойчиво предлагает выступить перед парламентом. Но мы понимаем, что сейчас одна из правых рук Яценюка перенесла отчет правительства аж на 20 июня. А в украинской политике, если что-то сильно надо, принимается за 24 часа. 

— Глава Минфина сегодня заявил, что транш МВФ поможет Украине дешевле выйти на внешние рынки заимствований, но в то же время повышение тарифов по требованию МВФ увеличит расходы бюджета на субсидии и льготы. Как найти баланс?

— Минфин будет выбирать хорошее время для размещения евробондов. В какой-то момент наступит локальное потепление отношений с МВФ, когда будет такая атмосфера, что вот-вот могут дать транш. Думаю, что на рынок надо будет выходить весной, максимум в начале лета. 

— Но для получения транша, как сказал министр Данилюк, нужно выполнить две ключевые реформы — создание Антикоррупционного суда и поднятие тарифов. 

Украинская власть очень не хочет выполнять требования коллективного Запада об Антикоррупционном суде. Порошенко хочет контролировать этот суд, потому что он может превратиться в суд над действующей властью. Есть и второе требование МВФ по тарифам. А МВФ очень не любит, когда кто-то что-то обещает, а потом этого не делает. Украина обещала корректировать цены на газ каждые полгода, но не сделала этого. 

— А для кого посылает месседжи Данилюк, он выступает в оппозиции Гройсману?

— Правительство заинтересовано в том, чтобы противостояние шло на уровне президентской вертикали, и тогда дело не дойдет даже до газа. А зачем говорить о газе, если без Антикоррупционного суда транша не будет точно? И получится так, что до газа просто руки не дошли. Никто не обсуждает второе условие по сути, потому что не выполнено первое. 

Данилюк находится в большой внутренней оппозиции внутри правительства. Он, безусловно является, одним из каналов взаимоотношений с Америкой. Туда ездил и Аваков, и Данилюк. При этом все правительство выступает единым фронтом. Не исключено, что поездка одного связана с поездкой другого. Взаимоотношения между НФ и Гройсманом очень теплые. Мало кто видит возможность того, что НФ пойдет отдельно от президента. 

— То есть все-таки если что, то НФ и БПП спасаться будут вместе?

Может произойти все, что угодно. Была идея, что Аваков ударится в праворадикальные движения. Но никто этого не знает. Противоречий огромное количество, это большая банка с пауками. Могут быть какие-то неожиданные альянсы. Пока шахматная партия еще не началась, но фигуры уже выстроились. И каждый рассказывает что-то о себе и своих амбициях.

— А что это противостояние будет означать для экономики?

— Для экономики это означает то, что мы четко находимся в годичном предвыборном цикле, а значит, что в ближайшее время власть будет делать все хорошее, и ничего плохого. А во всем плохом будет виноват либо Путин, либо стечение обстоятельств, либо внутренние враги из числа конкурентов. Так что пока политика правительства достаточно четкая: непопулярные решения закончились, и если даже и будут неприятные решения, их всегда будут подавать в ином свете. 

Цель сейчас сказать, что в стране не только запустились реформы, и но убедить, что успех реформ «демократического правительства» приведет к увеличению свобод и доходов граждан. Кого-то в этом убедят, кто более лоялен к власти. Тех, кто находится в оппозиции, убедить будет сложнее. 

— А как убедить граждан, если зарплата растет, а цены на продукты растут еще быстрее? 

— Есть инфляция, есть реальные доходы граждан. Это проблема цифр и восприятия людей. По статистике, зарплаты увеличились в разы, и формально инфляция не съедает львиную часть доходов. Но в силу теневой экономики получается парадокс. Сейчас многие  спрашивают друг друга, реально ли вырос доход, после каких-то затрат. 

— После похода в магазин, например. 

— Да. На самом деле в 2016-2017 годах в отличие от годов предыдущих у нас около 0% рост экономики. При этом росте экономике удается наращивать доходы. Пока инфляция не съедает больше, чем идет наращивание. Но рост уже не 20% с учетом инфляции. Люди понимают, что как было в 2016 году, так в 2018 и остается. Многие понимают, что могло быть хуже. В кризис мы упали настолько, что для того, чтобы вернуться к показателям 2013 года, нам нужно 10 лет. И это один из самых сложных аргументов для сторонников Майдана. При нынешних темпах роста мы имеем потерянное десятилетие.