16 марта в операционном зале Нацбанка проходила презентация стратегии Национального банка Украины, инициированная Яковом Смолием, которого днем ранее, 15 марта 2018 года, Верховная Рада Украины по представлению президента Украины Петра Порошенко утвердила в должности Председателя Национального банка. Одновременно была уволена формально занимавшая пост главы НБУ Валерия Гонтарева, которая находилась в отпуске уже почти год, а ее обязанности исполнял Смолий.;

«Нацбанк имеет четкое видение и программу: мы продолжим работать на обеспечение ценовой и финансовой стабильности, вместе с финансовым сектором будем способствовать экономическому росту», — отметил председатель Нацбанка.

По его словам, реализация этого видения будет осуществляться за семью направлениями развития:

  • Низкая и стабильная инфляция.
  • Стабильная, прозрачная и эффективная банковская система.
  • Возобновление кредитования.
  • Эффективное регулирование финансового сектора.
  • Свободное движение капитала.
  • Финансовая инклюзия.
  • Современный, открытый, независимый, эффективный центральный банк.

«Мы проанализировали потребности участников финансовой экосистемы, условия среды, в которой они работают, тенденции, которые будут влиять на экосистему в будущем. На базе этого анализа мы и сформировали Стратегию Национального банка — дорожную карту, которой мы будем руководствоваться ближайшие годы для достижения определенных семи целей», — добавил Смолий.

На презентации стратегии Нацбанка присутствовал экономист Андрей Блинов,  который дал интервью изданию Ukraina.ru прямо с места событий.

— Что изменилось в Национальном банке Украины после окончательного ухода Гонтаревой?

— Я сейчас в Нацбанке, и здесь нет Валерии Алексеевны — она уже не сотрудник Нацбанка. Вчера Гонтарева держала отчет перед Верховной Радой — как говорится, 10 минут позора и ты свободен. Гонтарева работала в Национальном банке до вчерашнего дня, хотя была в отпуске.

Ну а здесь как раз идет презентация стратегии нового главы правления. 

— Действительно ли отставка Гонтаревой не является политическим решением, как она сама утверждает?

— Это не политическое решение, это личное желание Гонтаревой. Она приняла принципиальное решение, объявила об этом 10 апреля прошлого года.

Это было ее решение, к которому ее в первую очередь подтолкнул гроб, принесенный к Национальному банку сторонниками «Национального корпуса». Она восприняла это как личное обращение Арсена Авакова и решила, что трех лет ненависти достаточно. (1 марта 2017 года радикалы связанного с Аваковым «Нацкорпуса» принесли под здание Нацбанка гроб с чучелом Гонтаревой и призвали ее уйти в отставку. В то время ультраправые громили филиалы украинской «дочки» «Сбербанка» с тем, чтобы заставить российский банк продать за бесценок свой филиал. Они заявляли, что глава НБУ мешает процессу отъема российского капитала — ред.). 

Десять минут позора и ты свободен: Как Аваков уволил «правосека» Гонтареву

— То есть можно сказать, что отставку Гонтаревой инциировал Арсен Аваков?

— Это было последней каплей. Валерия Алексеевна, как я понимаю, получала много негатива, потому что был целый ряд проблем у Национального банка, связанных с прохождением через коалицию целого ряда законов, ряда решений, ряда назначений. И в какой-то момент она поняла, что против нее в значительной мере играет существенная часть коалиции, ее ненавидят, и как человека, судя по всему, тоже.

— То есть, она поддалась давлению извне? Смолий, по вашему, будет более устойчивым? 

— Это было такое эмоциональное решение, она откровенный экстраверт, она иногда взрывается как воздушный шарик, не сдерживает эмоций. Новый председатель, господин Смолий, наоборот интраверт. Его многие до сих пор на Украине воспринимают, как такого скромного дедушку-банкира, хотя на самом деле его декларация и многие другие вещи, они уже публикуются, и  понимание его роли в банковской системе, в частности, выхода из акционерного капитала ряда банков, семейного бизнеса, который у него есть. Это все будет явлено перед широкими массами в будущем. Теперь за его действия, когда будут какие-то кризисы, он будет отвечать сам.

— Почему ее не увольняли так долго — президент Порошенко не отпускал?

— Думаю, что Порошенко и некоторые другие люди были очень заинтересованы в том, чтобы она оставалась на своем посту, поскольку она настолько оттягивала на себя негатив…

Вы заметьте, сейчас нет Гонтаревой, и сколько сейчас появляется негатива в отношении генпрокурора Луценко и лично президента Порошенко. Он же первые два года каденции как будто был ни в чем не виноват. Сейчас же, что бы ни случилось, говорят о прямой ответственности Порошенко за это.

Гонтарева была эдаким громоотводом, который президента очень устраивал, и она хотела покинуть эту должность. Об этом она часто заявляла в кулуарах различных пресс-брифингов, при простом человеческом общении.

Собственно, она этого и добилась, хотя и очень большой ценой, потому что те решения, которые она принимала, с одной стороны, войдут в историю, с другой стороны ее место в истории украинских финансов однозначно со знаком «минус», как такого «правосека».

— Чем больше всего запомнится Гонтарева как глава украинского Нацбанка? 

— При ней закрылось семь десятков банков. Мы конечно понимаем, что есть еще господин Кубив (глава НБУ до Гонтаревой — ред.), но закрытием банков запомнится именно Гонтарева. Она в значительной мере вынуждена была это делать, где-то под давлением политики, закрывали по политическим причинам банки, где-то из-за того, что допускались ошибки до нее, и некоторые банки были в таком состоянии, что их нужно было срочно закрывать, поскольку они обрушивали банковскую систему. Одним из самых ярких пятен на репутации Гонтаревой будет «Приватбанк». Его ситуацию как будто «не видели» 10 лет, а политическое решение приняли, когда поняли, что уже край.

Экс-депутат: Накопительную пенсионную систему лоббируют люди Гонтаревой
Экс-депутат: Накопительную пенсионную систему лоббируют люди Гонтаревой
© Julia Berezovska/ Press office NBU

Второе — что бы ни говорили, на нее приходится ситуация с ухудшение курса гривны относительно доллара. Здесь она вообще не могла ни на что повлиять, потому что ситуация, в которую ввергла страну революция и все события 2013-2014 годов привели к тому, что обменный курс должен был обвалиться в силу сначала дефицита платежного баланса и огромного дефицита бюджета. Затем был принят ряд шагов 2014-2015 годов, направленные на резкую радикализацию украинского общества, что привело, в том числе к войне в стране. Это дополнительно привело к тем обвалам, которые произошли.

Возможно, где-то Нацбанк мог сработать мягче, где-то мог бы что-то предвосхитить, но в целом не Нацбанк виноват в трехкратном снижении курса гривны за эти годы, даже в три с половиной раза. Ключевая вина лежит на правительстве, на вот этой широкой коалиции (в Верховной Раде — ред.), на «стратегической семерке», а потом «девятке», которые принимали все решения в области глобальной безопасности страны.

В последние годы Национальный банк достаточно предсказуем, у них есть данные в открытом доступе, с которыми можно работать, они отвечают на запросы, они работают с обществом и какое-то понимание того, что у них происходит, есть.

— Что ждет Гонтареву в дальнейшем?

— Естественно, фигура Гонтаревой сейчас уже политическая. Интересно, что будет дальше, каким бизнесом она будет заниматься. То ли она снова выкупит долю в ICU, то ли создаст собственную новую компанию. Я подозреваю второе. Возможно она попробует реализовать свою мечту о работе в международных структурах.

Но я хочу напомнить еще одного человека — это господин Кубив, который был перед ней. Он на самом деле заложил огромное количество мин замедленного действия. Раздавал проблемным банкам рефинансирование — львиная доля рефинансирования была роздана при нем. Именно его рефинансирование мы до сих пор не можем вернуть. Те 45 млрд грн, о которых вчера говорила Гонтарева в парламенте, значительная часть этого рефинанса выдана именно при Степане Кубиве.

Десять минут позора и ты свободен: Как Аваков уволил «правосека» Гонтареву

Мне кажется, что жесткие вопросы к нему не подымаются только по той причине, что он является первым вице-премьером, главой Минэкономразвития и остается во власти.

При этом почти все рефинансирование, которое выдавалось при Гонтаревой, уже возвращено, и там ситуация достаточно предсказуемая. Есть определенные проблемы с «Приватбанком», связанные с национализацией  и судами.

— Какие проблемы должен будет решать новый глава НБУ?

Могу сказать, что один из главных вызовов для нового главы НБУ это однозначно тема, связанная с судами. Потому что сейчас бывшие собственники и председатели банков-банкротов — «Приватбанка» и многих других — будут судиться с НБУ, и значительную часть судов будут выигрывать.

Я не возьмусь говорить, делается это с согласия Нацбанка или с общей позиции слабости. Мне кажется, что команда юристов Нацбанка в принципе достаточно упорно сражается за интересы НБУ, тем не менее это будет серьезнейший вызов.

Вторым вызовом для председателя правления НБУ будет обещание вернуть инфляцию в диапазон пять плюс-минус один процент, от 4% до 6%. В прошлом году и в этом политика таргетирования инфляции в тех пределах, о которых объявил Национальный банк, оказалась несостоятельной. Мы не можем положить инфляцию меньше 10%. Это плохо, это не позволяет говорить о финансовой стабильности, о которой пытаются говорить, иногда подменяя это курсом доллара или ростом зарплат.

— Смолий пришел в Нацбанк всерьез и надолго?

— Ну и мы понимаем, что сейчас предвыборный период, и Смолий может быть временной кандидатурой. Если власть кардинально сменится по итогам президентских выборов марта 2019 года, если придет к власти условная Юлия Тимошенко, то понятное дело, что управление Нацбанком будет осуществлять другой человек, хотя это не произойдет сразу — мы же знаем, что этот вопрос должен рассмотреть парламент. Посмотрите, сколько решался вопрос технической замены Гонтаревой на Смолия.

Руслан Бортник: Гонтарева будет под судом в 2019 году
Руслан Бортник: Гонтарева будет под судом в 2019 году
© Julia Berezovska/ Press office NBU

И важно, что команда Гонтаревой остается работать. Я не слышал пока ни одного инсайда о том, что кто-либо из членов правления уходит сейчас в связи с назначением Якова Смолия. Вообще Яков Смолий отстоял за собой право формировать состав правления.

— Кто-то еще может сейчас прийти в руководство НБУ?

— В правлении сейчас образуется одно вакантное место — первого зампредседателя правления. Не стоит забывать, что у нас есть для политических торгов еще два места в наблюдательном совете Национального банка, которые проходят по квоте президента. Я не исключаю, что с добалансированием ситуации с назначением Смолия по квоте президента в угоду «Народному фронту» или другим фракциям сейчас может «кинуть кость» президент в виде мест в совете Нацбанка.

— Основным конкурентом Смолия в борьбе за пост руководителя НБУ считался глава правления «Райффайзен Банка Аваль» Владимир Лавренчук, и его кандидатура вроде бы была одобрена Гонтаревой, однако, как пишут СМИ, не нашла поддержки в Раде. Он может оказаться в Нацбанке?

— «Аваль» вообще можно назвать «базовым» финансовым учреждением для НБУ. Едва ли не все сотрудники управления Нацбанка раньше работали в «Авале». Нацбанк у нас сегодня такой, как бы сказать, «проаваленый». Только Гонтарева и еще один член правления Олег Чурий — люди, которые не работали в «Авале». Гонтаревой уже нет.

При этом я не думаю, что Лавренчук придет на какую-то из должностей. Он скорее всего остается в «Авале». Он не решился перейти в политику. Ну и он очень сомневался, стоит ли идти на место, которое он считает «электрическим стулом». Там нужен был такой человек, как Гонтарева. Не думаю, что Лавренчук будет претендовать на должность какого-то из клерков Национального банка, разве что это будет пост почетного председателя или члена совета Национального банка. В наблюдательный орган — да, но в исполнительный  — вряд ли.

— Вы говорили, что фактически вся команда Гонтаревой осталась на своих местах. Не значит ли это, что она продолжит, оставаясь в тени, рулить какими-то процессами в Нацбанке?

— Такой вариант вполне возможен, но думаю, что влияние будет меньшим, нежели до ее увольнения. Не секрет, что до сегодняшнего дня вайбер-переписка и некоторая другая переписка с членами правления, возможно, некоторыми отдельными руководителями Национального  происходила, то есть рука на пульсе держалась. Соответственно, будет ли что-то меняться или нет, мы будем смотреть, но Гонтарева, я уверен, уже не будет обсуждать вопросы с оперативной или операционной деятельностью, что было до ее формального увольнения 15 марта.