22 февраля — годовщина госпереворота, который нынешние власти Украины называют «революцией достоинства».  Массовые беспорядки 2013-2014 годов в Киеве, в результате которых был свергнут президент Украины Виктор Янукович, начинались под лозунги «сближения с Европой» после того, как Янукович отложил подписание соглашения об ассоциации с Еврососюзом.

Взбунтовавшиеся сторонники евроинтеграции говорили доверчивым киевлянам, что, мол, как только скинем Януковича, у нас и зарплаты, и пенсии будут как в Европе. И многие верили и поддерживали протест, принимали в нем самое активное участие.

Адвокаты Януковича снова затянут Порошенко в суд
Адвокаты Януковича снова затянут Порошенко в суд
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Сейчас, в годовщину свержения Януковича, самое время оценить достижения тех, кто обещал.

Так, по данным Госстата, в 2013-м средняя зарплата на Украине повышалась весь год от 3000 грн ($366) в январе и к декабрю 2013 года достигла уровня 3619 грн (около $438 на тот момент). В декабре 2017 года средняя зарплата на Украине составила 8 777 грн (около $319 по текущему курсу).

По данным Пенсионного фонда, средняя пенсия на Украине в 2013 году составляла 1500 грн, примерно $183. На текущий момент этот показатель — 2446 грн ($90 по текущему курсу). Падение почти вдвое.

В целом, результатом Евромайдана стало падение доходов украинцев (на 27% в долларовом эквиваленте), существенный рост доли расходов на еду (+9%) и катастрофическое увеличение расходов на коммунальные услуги — в три раза.

Обвалилась и гривна — более, чем втрое. Нацбанк Украины оценивал в конце декабря 2013 года доллар США на уровне 7,99 грн, в коммерческих банках доллар покупали в среднем за 8,23 грн, а продавали за 8,29 грн. 20 февраля 2018 года курс НБУ составил 27,01 грн за доллар США, стоимость американской валюты в коммерческих банках в среднем составляла 26,96 грн (покупка) и 27,27 грн (продажа). 

Номинальный ВВП Украины по итогам 2013 года составил 1,455 трлн грн, в долларовом выражении — $184,3 млрд. Рост составил 0% по сравнению с 2012 годом. В 2017 году рост ВВП страны по сравнению с 2016 годом составил 2%, объем ВВП — 2,43 трлн грн, или около $90 млрд. Как видим, падение более чем вдвое. 

При этом постмайданные власти целенаправленно и системно разрушали и разрушают систему социальной защиты граждан.

Были урезаны выплаты матерям-одиночками, упразднено бесплатное питание в школах. В 2015 году правительство лишило социальных льгот ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, ветеранов и инвалидов. В 2016 части льгот лишились дети-сироты, а также дети и молодежь из малообеспеченных семей и других социально уязвимых категорий. Сокращены льготы для получения высшего образования. Работающим пенсионерам отменили индексацию пенсий. Упразднены субсидии на питание в школах, детских садах и ПТУ. Теперь родители полностью платят за питание детей в государственных и коммунальных яслях и детсадах. До майдана государство оплачивало 60% его стоимости в городе и 40% — в селах.

Лучшим индикатором того, что происходит в украинском здравоохранении, может служить разворачивающаяся в стране эпидемия кори. Впервые в истории постсоветской Украины образовался дефицит сывороток и вакцин, иммунизация населения сорвана. Люди умирают от ботулизма, лептоспироза и столбняка. При этом расходы государства на здравоохранение урезаны более чем вдвое. В госбюджете на 2013 год ассигнования на медицину составляли 5,4% ВВП. Расходы госбюджета-2018 на здравоохранение составят всего 2,6% от ВВП. 

Вместо этого деньги идут в силовые ведомства, которые уже давно срослись с неонацистскими группировками. Жертвами последних нередко становятся украинские судьи. 

Аваков и суды 

Впрочем, ультраправые оказались плохими союзниками. Один из них расстрелял сотрудников Нацгвардии у здания суда, что привело к спору МВД с судебной ветвью власти. Арсен Аваков, возглавляющий министерство, пригрозив полностью снять охрану судов силовиками. Фактически это означало отдать суды на растерзание неонацистам. Кроме того, 20 февраля около сотни полицейских полка полиции особого назначения устроили акцию протеста под зданием Шевченковского суда столицы. 

ГОДОВЩИНА МАЙДАНА, УЛЬТРАПРАВЫЕ И АВАКОВ, ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ НА КОСТРЕ

Поводом к заявлению Авакова о снятии охраны полиции и нацгвардии с судов стало вынесенное 17 февраля судьей Шевченковского райсуда Киева Викторией Светлицкой решение отпустить без меры пресечения бывшего бойца батальона «Донбасс» Александра Федорченко, который нанес огнестрельное ранение полицейскому двумя днями ранее во время потасовки между сторонниками и противниками мэра Одессы Геннадия Труханова. Националист таким способом выражал недовольство вердиктом Соломенского райсуда в отношении градоначальника.

Шевченковский суд очень мягко повел себя в отношении экс-атошника, которому грозит 12 лет лишения свободы по обвинению в «угрозах или насилии в отношении работника правоохранительного органа» и сопротивлению при аресте, отдав его на поруки нардепам.

Аваков предъявил ультиматум Высшему совету правосудия, потребовав наказать судью, а от апелляционного суда — вынести справедливое решение по «делу Федорченко». Но и этого ему показалось мало.

«В сложившихся условиях фактического саботажа судей и судебной администрации, буду вносить проект постановления Кабмина о прекращении функций охраны судебных учреждений со стороны Нацполиции и Нацгвардии. Пусть теперь охраняют себя сами, раз в переходном периоде считают огнестрельное ранение полицейского мелким проступком», — написал он на своей странице в Facebook.

Стоит отметить, что еще за полтора часа до публикации этого поста бойцы Национальной гвардии Украины, которые осуществляли охрану Шевченковского суда, покинули здание. Только к вечеру того же дня охрана была возобновлена. 

В свою очередь, в Высшем совете правосудия осудили действия руководителя МВД Украины, обвинив его в давлении на судей.

«Требования в связи с этим к ВСП и Апелляционному суду вынести определенное судебное решение является вмешательством и давлением на судебную власть», — говорится в заявлении ведомства.

Конечно, украинские суды далеко не безупречны, но Аваков явно проявил двойные стандарты. Ибо подозреваемый стрелял из наградного пистолета, выданного ему ранее министром. И это — яркое доказательство, что радикалов, стреляющих в полицейских, воспитала сама нынешняя власть.

Четвертая власть

21 февраля апелляционный суд Киева освободил из-под стражи и отправил под домашний арест Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина. Журналистов «17 канала» в свое время арестовали за помощь в создании телеканала «Новороссия ТВ». Осенью прошлого года один из районных судов Житомира приговорил их к 9 годам тюремного заключения.

«В последнее время в Украине началась тенденция роста насилия. Мы все это чувствуем: разгон демонстраций, погромы и так далее. Вся эта ситуация с преследованием журналистов очень обеспокоила как украинцев внутри страны, так и наших европейских партнеров. Появилось письмо, подписанное депутатом Европарламента, в защиту Васильца, Тимонина и Муравицкого. Думаю, что именно этот момент привел к тому, что Порошенко решил сделать шаг навстречу требованиям европейского сообщества, как это было в случае с Русланом Коцабой. Его оправдательный приговор был вынесен под давлением разных европейских структур. Но, мне кажется, что все это не означает либерализации украинской внутренней политики. У нас происходит систематическое нарушение гражданских свобод»,- рассказал правозащитник Владимир Чемерис изданию Ukraina.ru. 

ГОДОВЩИНА МАЙДАНА, УЛЬТРАПРАВЫЕ И АВАКОВ, ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ НА КОСТРЕ

В подтверждение его слов буквально на следующий день неизвестные подожгли офисное здание на улице Дубенской в городе Ровно, где расположена редакция местного издания «Четвертая власть». Пожар произошел вечером 22 февраля.

«Неизвестный мужчина зашел в дом, оставил там две пластиковые бутылки с бензином и поджег их. Огонь увидел сын потерпевшего, 37-летнего жителя Ровно, который в этот момент сошел со второго этажа и сразу бросился звать на помощь. Огнем повреждена комната офисного помещения и уничтожены мебель. Никто не пострадал», — говорится в сообщении Нацполиции Украины.

Хозяин дома связал поджог со своей профессиональной деятельностью. Издание часто проводит журналистские расследования о коррупции, мошенничестве и незаконном строительстве. Естественно, это не нравится фигурантам расследований. И в условиях правового нигилизма и масштабных преследований журналистов их мало что останавливает от расправ и угроз.