Двойные стандарты Авакова

Сам конфликт начался с заявлений Авакова о снятии охраны полиции и нацгвардии с судов. Поводом к этому стало вынесенное 17 февраля судьей Шевченковского райсуда Киева Викторией Светлицкой решение отпустить без меры пресечения бывшего бойца батальона «Донбасс» Александра Федорченко, который нанес огнестрельное ранение полицейскому двумя днями ранее во время потасовки между сторонниками и противниками мэра Одессы Геннадия Труханова. Националист таким способом выражал недовольство вердиктом Соломенского райсуда в отношении градоначальника.

Шевченковский суд очень мягко повел себя в отношении экс-атошника, которому грозит 12 лет лишения свободы по обвинению в ч.3 ст.345 («Угроза или насилие в отношении работника правоохранительного органа») и ч.2 ст.342 («Сопротивление представителю власти, работнику правоохранительного органа») УК Украины, отдав его на поруки нардепам.

Аваков предъявил ультиматум Высшему совету правосудия, потребовав наказать судью, а от апелляционного суда — вынести справедливое решение по «делу Федорченко». Но и этого ему показалось мало.

«В сложившихся условиях фактического саботажа судей и судебной администрации, буду вносить проект постановления Кабмина о прекращении функций охраны судебных учреждений со стороны Нацполиции и Нацгвардии. Пусть теперь охраняют себя сами, раз в переходном периоде считают огнестрельное ранение полицейского мелким проступком», — написал он на своей странице в Facebook.

Стоит отметить, что еще за полтора часа до публикации этого поста бойцы Национальной гвардии Украины, которые осуществляли охрану Шевченковского суда, покинули здание. Только к вечеру того же дня охрана была возобновлена. 

Две руки Авакова: Почему полиция игнорирует действия ультраправых
Две руки Авакова: Почему полиция игнорирует действия ультраправых
© Yulia Babych

В свою очередь, в Высшем совете правосудия осудили действия руководителя МВД Украины, обвинив его в давлении на судей.

«Требования в связи с этим к ВСП и Апелляционному суду вынести определенное судебное решение является вмешательством и давлением на судебную власть», — говорится в заявлении ведомства.

Конечно, украинские суды далеко не безупречны, но Аваков явно проявил двойные стандарты. Ибо подозреваемый стрелял из наградного пистолета, выданного ему ранее министром. И это — яркое доказательство, что радикалов, стреляющих в полицейских, воспитала сама нынешняя власть. Более того, именно Авакова обоснованно считают теневым куратором радикальной националистической партии «Национальный корпус» и созданных ею «Национальных дружин», неоднократно отмечавшихся в захватах административных зданий в стране по стране и силовым противодействием правоохранителям. Министр не снимал охрану с Верховной Рады, когда возле нее взорвали нацгвардейцев, и не возмущается по поводу того, что подозреваемые в убийстве журналиста Бузины находятся на свободе, хотя он сам заявлял об их виновности.

«Министр внутренних дел потребовал наказать судью за недостаточную меру пресечения в отношении радикала, ранившего полицейского. А я вообще не понял, в чем тут проблема и почему не было такой же реакции, когда радикалы катали судей в мусорных баках, угрожали убийствами, подвергали насилию, следили, сжигали автомобили и разрушали залы судебных заседаний», — прокомментировал ситуацию на Facebook экс-замглавы Администрации президента, юрист Андрей Портнов.

По его мнению, решение суда — результат судебной реформы, проведенной властью.

«Что вообще плохого, что суд отпустил радикала за ранение полицейского. Ведь именно за то, что раньше судьи арестовывали радикалов, вы преследуете их все последние четыре года. Увольняете, инициируете уголовные преследования и публично оскорбляете. Да и сами радикалы — созданное именно вашей властью и поощряемое вашими правоохранительными органами явление», — отметил Портнов.

А известный криминальный журналист Владимир Бойко напомнил, что незамеченным прошло уничтожение автомобилей судей Соломенского райсуда Киева топором, предпринятое одним из «активистом».

«Возмущаясь постановлением судьи Шевченковского райсуда, Аваков не рассказывает, чтобы с этим судьей сделали члены созданной Аваковым «Национальной дружины», если бы судья отправил в СИЗО владельца наградного оружия, подаренной министром внутренних дел за заслуги перед Гришин-Семенченко — и его бы живьем сожгли. А другим судьям Шевченковского райсуда орлы Авакова разбили бы автомобили. Поэтому ради чего судьи должны рисковать своей жизнью, здоровьем и имуществом? Ради наказания в интересах Авакова людей, которым Аваков раздает наградное оружие?», — недоумевает Бойко.

Почему судьи не могут чувствовать себя в безопасности

Поэтому в целом, заявление и действия министра — попытка усиления влияния в стране, предпринятая в борьбе с президентом и подконтрольными ему судами. В частности Аваков стремится установить контроль над Службой судебной охраны (ССО), которая должна быть создана и заменить силы МВД при охране судов, и пытается выторговать себе некие преференции в контроле над судами у Порошенко.

О формировании службы, которая должна быть передана из структуры МВД в подчинение судебной администрации, заговорили в 2015 году. А в новой статье 160 закона «О судоустройстве и статусе судей», принятой летом прошлого года, говорится, что МВД должно передать функции по охране судов не позднее 1 января 2018 года. Однако по состоянию на сегодняшний момент де-факто служба не создана, несмотря на выделение на данную цель значительных средств из бюджета в прошлом году — по разным данным от 350 до 800 млн грн. 

Аваков отобрал наградное оружие у радикала, напавшего на полицейского
Аваков отобрал наградное оружие у радикала, напавшего на полицейского
© Andrei Novitsky

Пока действует постановление правительства, согласно которому до создания новой структуры обязанности по поддержанию порядка у служителей Фемиды возлагаются на полицию и Нацгвардию. До этого 60% судов не имели вообще никакой охраны. Такой хаос непосредственно отражается на процессе осуществления правосудия. За период с октября 2016 и по декабрь прошлого года, в Высший совет правосудия поступило 333 сообщения о вмешательстве в деятельность судей. Из них 19 касаются осуществления физического давления на судей или их родственников, а также повреждения имущества, 194 — оказания психологического прессинга, а 60 — по факту блокирования работы судов из-за несанкционированных митингов, протестов, блокирования рабочего места судьи. Только за последние полгода произошло несколько вопиющих случаев, поставивших их безопасность судей под сомнение. К таковым следует отнести погром, устроенный в октябре 2017 г. в Святошинском суде Киева сторонниками националиста Николая Кохановского при выборе ему меры пресечения. 30 ноября того же года в Никополе на Днепропетровщине в местном суде произошла настоящая трагедия. Во время слушания дела об убийстве отец потерпевшего вытащил и взорвал две гранаты, вследствие чего два человека погибли, а еще семеро получили ранения. А 15 февраля под Соломенским судом «активист» с топором, возмущенный решением «по Труханову», разбил машины, которые под ним стояли. После этих эпизодов о безопасности судей едва ли может идти речь.

Если говорить о ситуации в целом, то судьи фактически стали заложниками политических интриг. Им дали явный сигнал, что в любой момент могут оставить беззащитными перед радикалами, вскормленными властью после Майдана, если они вынесут решение, не понравившееся одному из первых лиц государства. Это подрывает принцип независимости судебной власти и доверие к ней как к таковой.

Подобное положение вещей, когда во главе угла стоит политическая целесообразность, является нормой для постмайданной Украины, усиливая нестабильность и разбалансированность государства как целостной системы.